1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Как убийство студента взволновало узбекский интернет

Смерть ташкентского студента вызвала такую реакцию в социальных сетях, которая за несколько дней сумела привести в движение милицию и прокуратуру Узбекистана. DW - с подробностями.

Ташкент, Узбекистан

Фонтан у здания парламента в Ташкенте

Узбекистан обсуждает трагическую смерть Жасурбека Ибрагимова. Случай со смертельным исходом, но, увы, не исключительный. Исключительным, по мнению наблюдателей, стал мощный общественный резонанс, вызванный публикацией рассказа об этом трагическом случае в интернете.

Избиение студента Ташкентского медицинского колледжа  произошло 3 мая, его смерть в клинике, после пяти перенесенных операций - 1 июня. Тогда же письмо матери, назвавшей имена убийц ее сына, рассказавшей о том, что они разгуливают на свободе, а руководство колледжа их покрывает, попало в интернет. Сначала оно вызвало волну откликов в социальных сетях в республике, а затем акцию по сбору подписей под петицией с требованием наказать виновных в смерти студента.

Письмо матери Ибрагимова и группы в Facebook

Не анализируя сам инцидент, произошедший 3 мая в Ташкенте (этим сейчас занимаются следователи), DW обратила внимание на этот феномен общественной публичной активности. По словам главного редактора информационного агентства "Фергана" Даниила Кислова, письмо, написанное матерью студента, еще когда он был в живых, оказалось в интернете. "Она, не очень хорошо разбираясь в интернете, послала его, куда могла, и без конкретного описания - по нему даже не сразу ясно, что речь об Узбекистане. Первой в этом разобралась группа troll uz в узбекском Facebook. "Узбекистанцы в последнее время очень активно освоили для обмена информацией мессенждер Telegram, где есть каналы, имеющие по сто тысяч подписчиков, и группы в Facebook. Troll uz - одна из самых популярных", - указывает он.

Петиция в интернете

Петиция в интернете

В этой группе - около 75 тысяч подписчиков. "И количество значительно растет каждый день. Ее возглавляет достаточно осторожный человек, не идущий на сотрудничество с изданиями, заблокированными в Узбекистане, а сама группа в основном посвящена шоу-бизнесу, спорту, популярным мемам. Социальных или политических проблем там не освещалось. Но после публикации письма очень многие откликнулись, перепостили его, начали комментировать. Я знаю 10-12 групп наFacebook, где эта тема очень живо обсуждалась десятками тысяч человек. Они огласили эту историю на весь мир", - говорит собеседник DW.

Участники обсуждения - из Узбекистана

По его оценке, подавляющее большинство участников обсуждения - это пользователи соцсетей в самом Узбекистане. "В ходе этого общения через Facebook я "подружился" там примерно с сотней его участников. Из них процентов двадцать - это выходцы из Узбекистана, там не живущие, а остальные - жители Узбекистана. Эти люди не скрывали своих фамилий, лиц, места жительства. Тема нарушения прав детей их потрясла. Именно из этой аудитории выросла та группа ташкентцев, примерно человек 250, которые 4 июня вышли на площадь собирать подписи под петицией к президенту", - считает Кислов.

Учащиеся на занятиях

Учащиеся на занятиях

По словам руководительницы правозащитной организации Ассоциация "Права человека в Центральной Азии" (AHRCA) Надежды Атаевой, семья Ибрагимовых сама не ожидала такого резонанса. "Мать объясняет, что, сидя у изголовья умирающего ребенка, писала письмо в виртуальную приемную президента, и люди, которых она попросила направить туда письмо, сами опубликовали его в соцсетях. И тут другие люди стали сообщать о случаях избиения их детей, о поведении преподавателей, о круговой поруке. До сих пор эта публикация будоражит общественность. Насилие в учебном заведении - это очень распространенная проблема в Узбекистане, но ее замалчивают, потому что учреждения министерства образования очень коррумпированы", - утверждает правозащитница.

Петиция к Шавкату Мирзиёеву

Акция по составлению петиции на имя президента страны Шавката Мирзиёева, последовавшая за этим, тоже, по информации Атаевой, была спонтанной.

"Организаторами стали три женщины, две из которых ранее работали в органах внутренних дел, и в данном случае опирались на свои связи с действующими чиновниками. Семья уважаемая, ребенок был очень успешный, активный. Он противостоял дедовщине, которая установилась в училище. Многие подключились к акции", - продолжает она.

В свою очередь парень, предположительно возглавлявший группу тех, кто напал на Ибрагимова - это сын влиятельных адвокатов в Узбекистане, рассказывает собеседница DW. "Они тут же стали подключать свои каналы, чтобы выгородить сына, а его самого попытались переправить в Казахстан. Но факт в том, что после вмешательства общественности он был задержан, находится под стражей и дает показания", - говорит Атаева.

Дело об убийстве - на тройном контроле

4 июня, когда люди вышли на площадь Бабура подписывать петицию для президента, к ним вышел заместитель ГУВД Ташкента, принял участие в митинге, и обещал контролировать ход расследования. В тот же день уголовное дело было принято к производству прокуратурой Ташкента. А на следующий день дело взял под контроль генпрокурор республики.

Надежда Атаева

Надежда Атаева

"Насколько мы знаем, СНБ вызывало на беседы участников митинга, пыталось замять дело - возможно, из-за широкой реакции в соцсетях. Но, как бы то ни было, резонанс был огромный. Одну только онлайн-петицию подписали больше 17 тысяч. И у нас есть подтверждение, что президент принял петицию с подписями, и взял дело под свой контроль", - подчеркивает глава AHRCA.

По ее наблюдению, в ходе этой истории проявилась новая волна журналистов. "Поскольку эта история никак не связана с оппозицией, к ней подключились журналисты многих местных СМИ, подконтрольных властям. Хотя сейчас активность обсуждения снижается. Семье пострадавшего сейчас дали хорошего адвоката. Как я понимаю, по его рекомендации семья стала сдержанна в контактах со СМИ, общественный контроль за этим делом угасает", - указывает глава AHRCA.

Но уже сегодня можно утверждать, что ничего подобного ранее в Узбекистане не было. "После андижанских событий было несколько митингов на периферии, связанных с отключением газа и света. На улицу выходило по пятьдесят, шестьдесят жителей", - вспоминает правозащитница.

Новый случай избиения

В республике не было прецедента, чтобы социальная сеть вывела на улицу хотя бы маленькую группу людей, озабоченных социальными, политическими или юридическими проблемами, утверждает Даниил Кислов. "И я очень рад, что органы власти реагировали на это в целом корректно, не применив санкций против людей, пришедших на неразрешенный митинг , а с этим в Узбекистане очень жестко", - говорит он.

Хотя Кислов отмечает, что активность обсуждения дела Жасурбека Ибрагимова упала, и прокуратуре "пресс-релизами о том, что расследование ведется, виновные будут наказаны, но не нужно заранее кого-то обвинять, удалось как-то успокоить общественность, которая сейчас верит, что через несколько месяцев убийцы будут наказаны". Но обсуждение темы насилия продолжается. "Например, в группе в Facebook, открытой нами специально для этого, люди начали сообщать о похожих историях, а также присылать ссылки на аналитические публикации о насилии в подростковой среде, о воспитании детей и так далее", - сообщил DW главный редактор "Ферганы".

11 июня узбекский интернет-ресурс UzNews.uz известил читателей об очередном случае избиения в Ташкенте двумя заранее сговорившимися школьниками третьего. Медики зафиксировали у пострадавшего травмы средней степени тяжести. Согласно изданию, сославшемуся на собственные источники в милиции, произошел инцидент 17 мая. Но известен стал на волне обсуждения смерти Жасурбека Ибрагимова.

Хотите получать новости и аналитику DW на экран смартфона? Подпишитесь на наш канал в Telegram: DW Центральная Азия

Смотрите также:

Смотреть видео 00:43

В Стамбуле задержан главный подозреваемый в новогоднем теракте (17.01.2017)

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме