1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Как создавалась крупнейшая поисковая машина Интернета

19.04.2006

Каждый из вас, хоть раз в жизни побывав в Интернете, подключившись к нему с домашнего компьютера, служебного или стоявшего в Интернет-кафе, наверняка, знает, что такое «Google». Это самая знаменитый поисковый сервер, точнее говоря – сортировочно-поисковая система. Ища в Интернете необходимую вам информацию, вы набираете ключевое слово или словосочетание (например, «Читальный зал» и имя ведущего передачи) и получаете, кроме, конечно, адреса самого «Читального зала», ссылки на него различных пользователей Интернета – от крупных телерадиокомпаний, издательств и сайтов до частных лиц, от российских и украинских пользователей до немецких и американских. «Google» очень быстро прочёсывает мировую паутину в поисках необходимых вам данных и выдаёт огромный объём трафика. В наш информационный век такая поисковая система – бесценный помощник.

О том, как возник «Google» и что он из себя представляет, рассказывает только что вышедшая на немецком языке в гамбургском издательстве «Murmann» книга Дэвида Вайзе и Марка Молсида, которая так и называется «Google Story». Для меня (и, думаю, для вас также) она особенно интересна ещё и потому, что у одного из основателей компании «Google», который всего за несколько лет прошёл путь от университетского аспиранта до мультимиллиардера, – российские, точнее советские корни.

Базовую технологию самой знаменитого сегодня поискового сервера создали два однокашника по Стэнфордскому университету в Калифорнии. Они учились вместе в аспирантуре. Это Сергей Брин и Лэрри Пейдж. Сергей родился в 1974 году в Москве. Когда ему было пять лет, семья покинула Советский Союз и по линии еврейской эмиграции переехала в Соединённые Штаты Америки. Его отец – Михаил Брин – стал работать на кафедре математики в университете штата Мэрилэнд. Там же учился и Сергей. Успехи его были очевидны: он досрочно получил диплом бакалавра и заработал престижную научно-академическую стипендию, которая позволила ему финансировать продолжение учёбы в престижном Стэнфордском университете. Степень магистра Сергей Брин получил, так сказать, «по совместительству», параллельно с проведением собственных математических разработок. Он специализировался в компьютерных дисциплинах. В конце концов, Сергей Брин вместе с Лэрри Пейджем стал разрабатывать и совершенствовать поисковую технологию. Она давала неплохие результаты, была точнее, чем многие другие поисковики. Поначалу Сергей и Лэрри хотели просто продать свою концепцию, но потом, в 97-м году, решили сами продолжить работу над ней, основав собственную фирму.

Своим названием - «Google» - она обязана математическому термину, обозначающему единицу со ста нулями. Как сказано на русском сервере компании, использование этого термина отражает её задачу организовать огромные объёмы информации в Интернете.

Сегодня Сергею Брину и Лэрри Пейджу – немногим за тридцать. Они миллиардеры, руководящие огромным концерном. Одеваются по-прежнему просто: джинсы, свободные рубашки, джемперы. Тщательно оберегают свою приватную жизнь от любопытных глаз. На корпоративных вечеринках в штаб-квартире «Google» вместе с Сергеем часто появляется очень красивая молодая женщина. Но попробуйте узнать, кто она такая и как её зовут, - вам вряд ли это удастся.

Родители Сергея Брина продолжают работать. Отец по-прежнему преподаёт математику, он – профессор университета в Мэриленде. Мать – Евгения Брин – занимается научной работой в американском космическом агентстве НАСА.

Другой основатель «Google» - Лэрри Пейдж – тоже из академической семьи. Отец (он уже умер) был профессором информатики. Брат Карл пошёл по той же линии, создавал в своё время компьютерную фирму «Эгроупс», которую потом продал за 432 миллиона долларов. Тоже неплохо, хотя Лэрри его, конечно, давно обогнал.

Напомню ещё раз: своей головокружительной карьерой «Google» обязан отчасти случайности, отчасти – скаредности и недальновидности конкурентов. Ещё когда поисковая машина была на стадии разработки и для их завершения требовались большие инвестиции, Стэнфордский университет обратился к уже закрепившимся на рынке поисковым системам и интернетовским компаниям – таким, как «Yahoo!», «AltaVista» и другим – с предложением приобрести перспективное ноу-хау. Однако цена – около миллиона долларов – показалась лидерам в области новых технологий слишком высокой, и отказались все. По иронии судьбы, среди отказавшихся был и глава Интернет-компании «Excite», позже обанкротившееся, тогда как «Google» процветает. Но в 97-м Сергей Брин и Лэрри Пейдж, не сумев продать концепцию, решили бросить аспирантуру, основать свою собственную фирму и самостоятельно искать инвесторов. Таких венчурных компаний, предоставляющих деньги на рискованные, но обещающие в случае успеха большие прибыли идеи, в Силикон-Вэлли много, и «Google» довольно быстро получил необходимый миллион.

Сегодня, спустя всего восемь лет, годовой оборот «Google» составляет шесть миллиардов долларов, а личное состояние каждого из недоучившихся аспирантов превысило десять миллиардов. Конкуренты кусают локти, но, как говорится, поезд давно уже ушёл. Более того: немало молодых специалистов, начинавших свою карьеру у конкурентов, сегодня работают в «Google»: там и зарплата выше, и перспектив больше.

Но за счёт чего можно было опередить конкурентов, которых у маленькой компьютерной фирмы было в конце девяностых годов более чем достаточно? Основатели «Google» пошли по тому же пути, по которому шёл когда-то легендарный Билл Гейтс, создавая «Microsoft»: они сделали ставку на стандартизацию и дешевизну. Но для удешевления своих электронных услуг сначала надо было раскошелиться. Летом 99-го Брин и Пейдж пригласили на работу нейрохирурга Джима Риза, окончившего сразу два самых престижных американских университета – Гарвардский и Йельский. Перед ним была поставлена необычная для врача задача. Он должен был оптимизировать наращивание компьютерного «железа». Так как человеческий мозг совершеннее и эффективнее любого, самого мощного компьютера, то «Google» и решил ориентироваться на человеческий мозг. Поэтому и обратились к нейрохирургу. По ставшей секретом фирмы схеме, разработанной Ризом, инженеры, которых «Google» переманил у лаборатории, создавшей поисковую машину «AltaVista», закупали обычные персональные компьютеры, очищали их от всего лишнего и подключали вместе, образуя своеобразный суперкомпьютер. То есть вместо того, чтобы платить 800 тысяч долларов за ай-би-эмовскую систему, которой пользуются для расчетов крупные концерны, Пентагон и ядерные электростанции, «гугловцы» всего за 250 тысяч создали конфигурацию из 88 персональных компьютеров, какие стоят сегодня чуть ли не в каждой квартире. В сумме они получили такую же процессорную мощность, как у Ай-Би-Эм, но общий объём памяти во много раз превышал ай-би-эмовский. Кроме того, Сергей и Лэрри не стали покупать операционную систему и другое программное обеспечение у «Microsoft», но использовали бесплатный «Linux», который тогда ещё был в новинку. В результате на каждый вложенный доллар «Google» стал «выдавать» в три раза больше счётных мощностей, чем конкуренты.

Конечно, обычные персональные компьютеры гораздо чаще «зависали» и даже надолго выходили из строя, чем единая, отлаженная «ай-би-эмовская» система. Кроме того, было ясно, что каждые два-три года «десктопы» придётся менять: они устаревают, и их мощностей уже недостаточно для того, чтобы «патрулировать» Интернет в поисках нужной информации. Сергей и Лэрри решили с помощью доктора Риза и эту проблему. Было создано программное обеспечение, которое позволяло, во-первых, обходить неисправные компьютеры вместо того, чтобы застревать вместе с ними, а, во-вторых, контролировать всю сеть из единого центра вместо того, чтобы проверять отдельные узлы, разыскивая, где именно произошёл сбой в сети. Чтобы пояснить, насколько это важно, можно привести такой простой пример. Представьте себе, что у вас в доме или даже в районе вдруг погас свет, прекратилась подача электроэнергии. Так вот: вместо того, чтобы устанавливать, на какой именно подстанции произошла авария, а потом посылать монтёров проверить все трансформаторные будки, предохранители и пробки и заменить или, там, припаять, что надо, дежурный диспетчер просто нажимает пару клавиш – и в доме снова светло.

Ну, а как выглядит эта, образно выражаясь, центральная диспетчерская? Она находится в легендарной Силиконовой долине в штате Калифорния и называется «Googleplex» - производное от «Google» и «комплекс». Штаб- квартира концерна – это пять зданий, соединённых между собой застеклёнными мостиками-переходами. Вокруг – что-то вроде старинного крепостного рва, обрамляющие парковки для машин. Между прочим, дорогих автомобилей – БМВ последней модели или «порше» - на парковке немного, хотя в компании работает достаточно высокооплачиваемых специалистов (шесть из них стали за последние семь лет миллиардерами и несколько сотен – миллионерами). Однако самая популярная модель у сотрудников «Google» - экологичная «Тойота Приус» с гибридной силовой установкой – комбинацией бензинового двигателя с электрическим. Сергей Брин и Лэрри Пейдж сами ездят на таких машинах и выделяют каждому сотруднику, который приобретает эту модель, пять тысяч долларов из своего личного бюджета. Но большинство «гугловцев» ездит на работу на автобусах-экспрессах. Они курсируют между штаб-квартирой и расположенным в шестидесяти километрах от неё Сан-Франциско. Рядом с каждым сиденьем в этих чёрных автобусах – розетка для подключения к Интернету.

Но вернёмся в «Googleplex», который очень подробно описан в книге о концерне. В центре комплекса расположена окружённая деревьями волейбольная площадка. Рядом – терраса с большими зонтиками от солнца. В столовой и коридорах стоят огромные холодильники с напитками и различными лёгкими закусками – бесплатными, между прочим. Закуски действительно лёгкие: салаты, сэндвичи, сыр, печенье. В фойе стоят ярко-зелёные кожаные диваны, низкие деревянные столики. С правой стороны – суши-бар, в глубине – деревянная лестница, ведущая на второй этаж, где сидят основатели компании Сергей Брин и Лэрри Пэйдж. Их кабинет номер 211 отделяют от других офисов тонкие стены и стеклянные двери.

В калифорнийской штаб-квартире «Google» работают чуть меньше шести тысяч человек. Каждый месяц к ним прибавляются ещё пятьдесят. Это – лучшие из лучших. Каждый кандидат должен пройти множество тестов и интервью, которые потом оценивает приёмная комиссия, состоящая из шести человек. Никто – даже основатели компании Брин и Пэйдж – не имеют право брать на работу кого-либо по собственному усмотрению.

Между прочим, 20 процентов своего рабочего времени – то есть целый рабочий день в неделю – сотрудники «Google» могут заниматься на рабочем месте, чем хотят, по собственному усмотрению, любыми, даже самыми безумными, самыми бесперспективными, на взгляд других специалистов, компьютерными проектами.

Что касается «гугловских» разработок, то для их совершенствования создаются (на более или менее добровольных началах) специальные «команды»: четыре-пять человек. Лучшая из них получает «приз основателей». Он вручается раз в год. Этот приз – вовсе не какая-нибудь статуэтка или почётная грамота, но весьма щедрая (до десяти миллионов долларов) денежная премия.

Между прочим, один из самых интересных перспективных проектов компании, о которых рассказывает книга «Google-Story», - тот, которым занимается немец Франц Ох. Он родился и вырос в Эрлангене, учился в Ахене, потом работал в одном из калифорнийских научных центров, откуда его и переманили в «Google». Причём больше всего его поразила здесь даже не высокая зарплата, а то, что на работу можно брать с собой (если, конечно, соседи по офису не возражают) свою собаку. Одна из таких собак – лохматый леонбергер по кличке Йошка – стал рекламным символом компании.

Так вот: уже третий год Франц Ох работает в «Google» над созданием программы, способной автоматически переводить тексты в сетевом режиме. О программном обеспечении для компьютерного перевода программисты мечтают уже давно. Но пока результаты получаются довольно скромные. Франц Ох пытается с помощью огромных счётных мощностей «Google» разработать алгоритмы, которые позволили бы сделать компьютерный перевод боле совершенным. Для этого книги на «оригинальном» языке и их переводы загружаются в компьютер и сравниваются между собой. Эти книги и их переводы предоставила «Google» Организация Объединённых Наций, очень заинтересованная в успехе разработок. Русский язык, разумеется, тоже задействован. В своё время Сергей Брин сам контролировал поддержку русского языка в поисковой базе и интерфейсе поисковика. Но всё же главный упор в работе Оха делается над переводами с арабского и китайского языков на английский – и наоборот. Китайский и арабский рынки для «Google» - самые перспективные.

Но компьютерный перевод – дело будущего. А пока 99 процентов своих доходов«Google» получает за счёт рекламных линков справа от колонки адресов, «выданной» сервером по ключевому слову. Интересно, что эти рекламные линки (точнее, каждый «клик» на них) продаются не по твёрдо назначенной цене, а на аукционе. И рекламодатели платят только в том случае, если их рекламу действительно кто-то просматривает. Такая система – более гибкая и более справедливая, чем другие. Кроме того, она позволяет интернетовскому рекламодателю (в отличие от телевизионного или журнального) абсолютно точно установить, сколько людей действительно смотрят его рекламу.

Между прочим, идея эта принадлежит не «Google», а другой поисковой системе – «Yahoo!». «Google» её только усовершенствовал. Из-за этого Сергею Брину и Лэрри Пейджу пришлось в своё время заплатить конкурентам отступные. Деньгами конкурент брать не стал – взял акциями «Google». И не прогадал: сегодня они стоят намного дороже.

Мы познакомили вас с книгой Дэвида Вайзе и Марка Молсида «Google Story», которая вышла на немецком языке в гамбургском издательстве «Murmann». В студии были с вами…