1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Как скажется на Беларуси введение пошлин на российскую нефть?

Введение пошлин на нефть и нефтепродукты на российско-белорусской границе может ударить по благосостоянию белорусов еще больше, чем повышение цен на газ.

Введение пошлин на нефть ударит, прежде всего, по социальной сфере Беларуси. В отличие от повышения цен на газ, которые грозят промышленности, полагает доктор экономических наук, профессор Борис Гусаков:

-- Потери будут порядка 3 миллиардов долларов для Беларуси, и если они будут не компенсированы, то, соответственно, дефицит бюджета увеличится. Дефицит бюджета ведь у нас сейчас маленький, и естественно, что дефицит бюджета будет компенсирован за счет какой-то из социальных программ. Я считаю, что за счет строительства жилья и строительства соцкультбыта. А на промышленности это практически не отразится. Потому, что нефтепродукты перепродавались, и эта пошлина непосредственно шла в бюджет.

С экспертом согласен и Председатель парламентской комиссии по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и предпринимательству Анатолий Павлович:

-- У нас 60 процентов бюджета, который мы уже приняли, социально направленные. То есть, у нас расписаны программы в здравоохранении, детство, материнство, особенно вот программы и особенно очень много в последнее время законов в этом направлении принято. Конечно, на все эти вещи, безусловно, нужны средства. Они заложены в бюджете, и когда вот такие вещи предпринимаются российской стороной, нам надо будет искать другие источники. Но я еще раз подчеркиваю, конечно, это не смертельно. Но это не совсем тот позитив, который должен быть при проведении тех шагов по созданию совместного союзного государства.

Руководитель центра Мизеса экономист Ярослав Романчук анализирует возможные косвенные последствия, в частности, включения правительством денежного «печатного станка» и, как следствие, скачка инфляции:

-- Это как раз тот источник, который первым приходит на ум. Потому что у нас жесткая монетарная политика никогда не велась, в этом году, я думаю, денежная масса увеличится процентов на 55-60. И, конечно же, если под эти деньги не будет валютной выручки, не будет товарной массы, то, естественно, эти деньги будут оказывать давление на курс. Тогда прощай стабильность цен даже в регулируемом таком исполнении.

Может ли Беларусь изменить решение Российского правительства? Например, согласиться отдавать 80-85 процентов доходов от пошлин на российские нефтепродукты, на чем настаивал до последнего момента Кремль? Борис Гусаков в этом уже сомневается.

-- Выгодней что-то получить, чем ничего. Если даже Беларусь будет получать 20 процентов, это лучше, чем ничего. Потери есть. Но Россия начала такие крупномасштабные программы, сейчас «Газпром» превращается в крупную корпорацию, на авиацию нужны громадные деньги, порядка 100 миллиардов долларов, поэтому я, думаю, они не пойдут назад.

А вот депутат Анатолий Павлович убежден, что точку в нефтяном споре ставить рано. Особенно накануне Высшего государственного совета, который должен состояться на этой неделе в Москве.

-- Мы связаны решением о создании Союзного государства. И в любом случае окончательное решение за главами государств.