1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Как разорвать порочный круг

Мечта Буша о преобразовании Ближнего Востока / Буш-младший должен помнить опыт своего отца / Самое важное политическое мероприятие с начала нового тысячелетия / Отмена экономической блокады Кубы приведет к переменам.

Лидер палестинцев Аббас говорит, что ничего не предпримет, пока израильтяне не пойдут на уступки. Шарон говорит, что пальцем не пошевелит, пока не будет побежден терроризм палестинцев. На этом прискорбный круг взаимных подозрений и страхов замыкается. США оказывают значительную финансовую помощь Израилю и располагают средствами, чтобы санировать палестинскую экономику. США - единственная сила, которая может разорвать порочный круг. Мечте Буша о преображённом Ближнем Востоке не суждено воплотиться, пока арабский мир видит бедственное положение палестинцев. Два года назад Буш в силу политических и стратегических причин не решался на серьёзные шаги, но сегодня условия изменились. У него появился великий замысел, превосходящий по своей масштабности и рискованности все замыслы его предшественников. И мы надеемся, что у Буша хватит воли этот замысел осуществить.

Британская газета "Индепендент" в этой связи отмечает:

Давление США, которое вынудило правительство Шарона принять план "дорожная карта", следует приветствовать. Похоже, что Буш в гораздо большей степени лично вовлечен в урегулирование конфликта, чем его критики могли предположить до начала войны в Ираке. Однако вряд ли это усердие будет продолжаться долго. Осенью начнутся первые дебаты накануне избирательной кампании. Каким бы прочным ни казалось положение Буша-младшего в настоящий момент, он постоянно должен помнить опыт своего отца, который проиграл выборы 92-го года, состоявшиеся через полтора года после победы американцев в Персидском заливе.

Итальянская газета "Коррьере делла сера" также не строит иллюзий относительно скорого урегулирования арабо-израильского конфликта:

Исходный пункт – "пороховая бочка", пункт назначения – мирное сосуществование двух народов и двух независимых государств – палестинского и израильского. Кроме того, предусматриваются жёсткие временные рамки: всё это должно произойти к 2005-му году. Помешать этому могут, по крайней мере, три наиболее спорных пункта: Иерусалим, право палестинских беженцев на возвращение и судьба сотен израильских поселений на оккупированных территориях. Тем не менее, начало реализации "дорожной карты" следует считать самым важным политическим предприятием с начала нового тысячелетия.

Британская газета "Файнэншл таймс" в комментарии под названием "Открыть Кубу" рассматривает возможность отмены экономических санкций, принятых по инициативе США против этой страны 40 лет назад:

Некоторые кубинцы, в особенности те, кто уже долгое время живет в США, утверждают, что жесткая кубинская политика администрации Буша только на руку режиму Кастро, тогда как устранение экономических барьеров способствовало бы ослаблению власти Кастро. Конечно, поток ежегодных переводов от зарубежных родственников, составляющий от 500 миллионов до миллиарда долларов, наряду с туризмом, – превратился в главную опору экономики острова Свободы. Но именно в сочетании с некоторыми рыночными реформами эти средства помогли снизить зависимость кубинцев от государственного сектора трудоустройства. Подобные связи подрывают возможности государственного и партийного контроля и, тем самым, могут помочь кубинцам создать независимое гражданское общество и укрепить политическую оппозицию.

США могут оказывать содействие этому процессу тем, что будут способствовать распространению объективной информации на Кубе. Планы увеличить объем вещания антиправительственного радио и телевидения "ТВ Марти" означают шаг в верном направлении. Но администрации США следовало бы также пересмотреть положение об экономических санкциях. После 40 лет напрасных усилий следует признать, что конкретные меры помощи в гораздо большей степени, чем изоляция, благоприятствуют переменам на острове Свободы.

Обзор подготовил Виктор Кирхмайер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст