1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Как "привыкнуть" к смерти?

Запугивания, избиения, плен и даже гибель – всё это грозит военному журналисту, где бы он ни работал – в Афганистане, Чечне, Руанде или Колумбии...

default

В Пакистане корреспондент Wall Street Journal Дэниел Перл был похищен, а затем убит...

Но редакции остались бы без материалов из "горячих точек", а освещение конфликтов было бы неполным, не будь среди репортёров тех, кто способен пойти на риск ради работы.

По данным Международного института прессы, только в течение этого года, выполняя свой профессиональный долг, погибли 34 журналиста. Наиболее критическая ситуация сложилась в Колумбии, где были убиты 11 репортёров. Россия в этом "чёрном списке" на втором месте: здесь погибло 7 человек. В 2001 году были убиты 55 журналистов, а в 2000 году – 56.

"В экстремальных условиях работаю лучше..."

У каждого репортёра – свои причины, побудившие его поехать в район боевых действий. Некоторые, как, например, Ливия Клингль, редактор отдела международной политики австрийской газеты "Курир" /"Kurier"/, объясняют это тем, что объективное освещение вооружённого конфликта возможно только с места событий:

- В определённый момент я поняла, что на основании сообщений информационных агентств невозможно понять ситуацию на месте. А затем, после моей первой командировки, заметила, что в экстремальных условиях лучше работаю.

"Самые честные разговоры – на войне..."

Для некоторых журналистов решение поехать в зону боевых действий связано с тем, что в стране, на которой журналист специализируется, разворачиваются военные события, как это было, скажем, в Югославии. Для Томаса Зайферта, сотрудника австрийского журнала "Ньюс" /"News"/, причиной многочисленных командировок в зоны конфликтов стал интерес к международной политике.

- Я всегда интересовался другими странами и поведением людей в экстремальных ситуациях. Они реагируют на всё намного честнее и не играют, как в обычной жизни. На войне – самые честные разговоры и правдивые, неискусственные эмоции.

Заболевание фатальным героизмом...

Желание быть на виду, стать известным заставляет журналистов иногда позабыть об элементарных правилах безопасности и идти на неоправданный риск, толкает на необдуманные поступки и фатальный героизм. Риск в зонах вооруженных конфликтов – один из немаловажных факторов, определяющих специфику условий работы журналистов. Чтобы подготовиться к поездке в "горячую точку", не всегда достаточно времени: многие конфликты вспыхивают неожиданно, и ситуация меняется очень быстро. От журналистов требуются немедленные действия.

Специального образования для репортёров, работающих в "горячих точках", не существует. Тот, кто едет на войну впервые, обычно слабо представляет себе методы работы и то, как вести себя в экстремальной ситуации. Рассказывает швейцарский журналист Штефан Израэль:

- Разумеется, я попадал в разные передряги. Нас забрасывали камнями, стреляли в нашу сторону, чтобы мы не ехали дальше. Всякое бывало. Конечно, со временем начинаешь думать о риске. Ведь опасные ситуации возникали во время всех моих командировок в зоны военных конфликтов. Но в Косово было опаснее всего, поскольку там не было линии фронта, в отличие, например, от войны в Боснии, когда местонахождение формирований противников было известно хотя бы приблизительно. В Косово же опасность заключалась и в том, что практически все поголовно, включая гражданское население, были вооружены. Подчас было непонятно, кто, откуда и в кого стреляет.

...или обыкновенная работа?

По словам Томаса Зайферта, в районе вооружённого конфликта часто не думаешь о том риске, которому подвергаешь свою жизнь:

- Не стоит верить в клише, что, мол, военные журналисты – этакие любители приключений. Это обыкновенные работяги, которые обладают здоровым любопытством, не хотят просиживать штаны в редакции и стремятся увидеть происходящее своими глазами. Я не думаю о риске. По крайней мере в момент опасности... Страх приходит потом. Уже после командировки, дома, спрашиваю себя: а нужно ли было так рисковать?

На войне, как на войне...

Женщина - военный журналист о риске и опасности думает не больше, чем её коллеги-мужчины. Ливия Клингль, вспоминая свои командировки в зоны вооружённых конфликтов, говорит, что давно привыкла к опасности.

- Я провела на войне в общей сложности полтора года. Год в Боснии и Герцеговине и в Хорватии. Была в южном Судане, других кризисных регионах, где уже закончилась война, но где журналистам находиться было всё ещё опасно; вспомним, например, заминированные территории в северных и южных районах Ирака.

Без шлема и бронежилета

На риск в зоне вооружённого конфликта журналисты идут добровольно, их задача – самим разработать способы обеспечения безопасности и стратегию выживания. Важно, например, правильно выбрать одежду, чтобы не оказаться лёгкой мишенью. Традиционные средства защиты журналисты используют редко. Ведь корреспондент в шлеме и бронежилете сразу привлечёт ненужное внимание. В зоне вооруженного конфликта журналисту, если это возможно, лучше всего смешаться с мирным населением.

Для пишущих журналистов освещение вооружённых конфликтов не связано с такой опасностью, как для фотографов или телеоператоров, которые должны находиться в самой гуще событий, чтобы зафиксировать происходящее на плёнку. Для представителей прессы зачастую достаточно интервью, разговоров, наблюдений за линией фронта. Там, где гремят пушки, не обязательно есть что-то интересное для журналистов.

Как "привыкнуть" к смерти?

Военным корреспондентам нередко приходится видеть, как погибают люди. Справляться с психологической нагрузкой им необходимо самим; и тут помогает журналистская деятельность, так как свои переживания и опыт репортёр может передать зрителям или читателям. Вот как избавляется от психологического напряжения Штефан Израэль:

- Нужно в некотором роде отмежеваться от происходящего. Это лучшая защита. В то же время дистанция не должна быть слишком большой, иначе это приведёт к цинизму. Но она не должна быть и слишком маленькой: это может отрицательно отразиться на психике. Нужно найти своего рода "золотую середину".

Надежда Баева, Вячеслав Юрин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА