1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Как попал в опалу бывший начальник генштаба Туркменистана?

Лондонское бюро правозащитной организации "Международная амнистия" распространило отдельный документ, касающийся бывшего начальника генерального штаба Туркменистана Сердара Чарыярова.

Сердар Чарыяров был в понедельник отстранен от занимаемой должности по обвинению в участии в махинациях с продажей военной техники, организованных, по мнению туркменского правосудия, Борисом Шихмурадовым, а также в участии в попытке государственного переворота в Туркменистане в ноябре прошлого года.

Цепочка в цепи репрессий?

Как говорит представитель лондонского офиса "Международной амнистии" по вопросам Центральной Азии Анна Зундер-Плассманн:

"Нам кажется, что то, что сейчас происходит с Сердаром Чарыяровым, надо видеть в контексте репрессий, которые начались после ноябрьских событий в прошлом году, и именно из-за этого мы очень озабочены его судьбой. Мы получили очень много сообщений после ноябрьских событий, что многих подсудимых пытали и били, для того, чтобы добиться признания, и мы боимся, что он сейчас находится под угрозой пыток. Мы не знаем, является ли это началом новой волны репрессий, для нас самое главное, чтобы правительство Туркменистана по этому делу показало, что оно принимает всерьез ту озабоченность, которую озвучили ОБСЕ и комиссия по правам человека ООН и правозащитные организации в том плане, чтобы оно дало нам гарантии, что в этом деле не будут использоваться недозволенные методы, в том числе пытки".

Шаг за шагом...

В прессе, к примеру, в российской "Независимой газете", Сердара Чарыярова ошибочно записали в бывшие министры внутренних дел Туркменистана. Из этого был сделан вывод, что возможной причиной неожиданной немилости является некий архив, собранный министром и касающийся закулисных дел туркменского режима. Действительно, пост министра внутренних дел в свое время занимал Сердар Чарыяров, односельчанин нынешнего президента Туркменистана – однако, как сообщает наш корреспондент в регионе Ораз Сарыев, он не состоит в родстве с тем Чарыяровым, который был в понедельник снят с должности начальника генерального штаба республики и командующего ВВС страны.

Бывший глава МВД попал в опалу гораздо раньше, еще в 1995 году он был разжалован в рядовые, в то время как недавний глава генштаба в том же 1995 году в составе российской летной эскадрильи в офицерском звании участвовал в параде в честь дня республики в Ашхабаде – затем ему был вручен Орден Туркменбаши и генеральские погоны, а со временем он получил и пост заместителя министра обороны. И вот теперь – обвинение в причастности к преступной деятельности террористов, руководимых Борисом Шихмурадовым и покушавшихся на жизнь президента Туркменистана, а также непосредственное участие в незаконной продаже военной техники, организованной в свое время тем же Борисом Шихмурадовым.

"Отстрел" продолжается?

Комментарий к ситуации вокруг Сердара Чарыярова дает лидер оппозиционного движения "Ватан", бывший вице-премьер Туркменистана Худайберды Оразов:

"По данному вопросу в прессе наблюдается путаница. Этот Сердар Чарыяров – по-моему, 1957 года рождения, бывший летчик гражданской авиации, после независимости он переучился на военного летчика, и после этого он был командиром эскадрильи, командиром полка, потом стал командующим нашей военной авиации, и к тому Чарыярову он отношения даже близко не имеет. Что касается обвинений в участии в распродаже самолетов, то это не проходит по логике, потому что в тот период, о котором идет речь – 1994-й, 1995-й год, он был командиром эскадрильи или командиром полка, кто бы его допустил к такому пирогу! Знать об этом он мог, но участвовать – не мог, потому что занимал тогда слишком низкую должность, чтобы его подпустили к таким делам.

Что касается его участия в оппозиции, в покушении – это тоже вряд ли возможно, поскольку на всех этапах его военной деятельности Ниязов симпатизировал ему и он благосклонно относился к Ниязову.

Но здесь два момента надо отметить. Во-первых, сейчас идет "отстрел" самых последних уже более-менее порядочных людей, занимающих высокие посты, и второе направление – это привленечие к уголовной отвественности всех, кто что-либо знает о связях Ниязова с режимом Талибан, с наркоторговлей, с преступлениями по убийству людей. С этим связано обвинение таких людей как бывший глава КНБ Сеидов и бывший начальник погранвойск Кабулов - якобы они участвовали в оппозиции, хотя они никакого отношения к оппозиционной деятельности не имели и не могли иметь. Зато эти люди очень хорошо знали всю преступную деятельность Ниязова. Поэтому они были арестованы и привлечены к уголовной ответственности под ложным предлогом участия в оппозиционной деятельности.

Что касается продажи оружия талибам, то в Министерстве обороны Туркменистана нет системы учета военного имущества. Я, будучи главой ЦБ Туркменистана, трижды писал докладную на имя Ниязова, что после Союза столько вооружения осталось, что надо немедленно все взять на учет эти вооружения. Когда я говорил с тогдашним министром финансов Раджаповым, то он сказал, что ему не дают под учет взять. Тогда я обратился к Ниязову, и он три раза мне отказал. Именно под руководством Ниязова никого к этой технике не допускали. Так что будучи капитаном или майором, чтобы Чарыяров торговал оружием – это невозможно. Но как человек, находящийся в военном ведомстве, он мог об этом знать".

"Война против терроризма отвлекла от защиты прав человека"

Впрочем, Худайберды Оразов не исключает и версии, что опала Сердара Чарыярова – следствие борьбы за кулисами власти в Туркменистане. Однако вернемся к ежегодному отчету "Международной амнистии" по соблюдению прав человека. Говорит представитель "МА" по Центральной Азии Анна Зундер-Плассманн:

"Наша организация озабочена тем, что так называемая война против терроризма во многих случаях отвлекла внимание мирового сообщества от защиты прав человека и это мы особенно видим в Центральной Азии. Мы считаем, что международное сообщество, несмотря на политические альянсы, твердо и решительно выступало за соблюдение прав человека в Центральной Азии. Одна из наших главных забот там - это преследование религиозных и политических инакомыслящих, а также правозащитников. Часто такие дела сопровождаются пытками, и мы часто наблюдаем несправедливые судебные процессы – это, в основном, мы документировали и наблюдали в Узбекистане, где есть несколько тысяч политзаключенных, но и в других странах".

Контекст