1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Как охотятся в Европе

01.10.2002

Когда я готовил этот выпуск нашего журнала, в голове у меня постоянно крутилась песенка: «Брожу я по болотам, хожу по лесу я: охота, охота, охота – страсть моя». Охотой на самом деле я не увлекаюсь, зато ей посвящен весь наш сегодняшний журнал. А начнем мы с лосиной охоты в Швеции. Когда-то шведы считали их мифическими существами и королями северных лесов. Сегодня лоси превратились в серьезную проблему: они наголо объедают молодые лесопосадки и представляют собой угрозу для автолюбителей на дорогах Швеции. Однако каждую осень шведы вновь вспоминают о старинных обычаях: до 200 тысяч охотников – от простого лесоруба до короля - отправляются в лес промышлять лося. Давайте отправимся в лес и мы...

Подворье Яна Хенриксона в Смоланде на юге Швеции выглядит как ожившая иллюстрация из туристического путеводителя: красный деревянный дом с большим сараем, а в саду – пруд с утками. В это солнечное утро на подворье собрались полтора десятка мужчин и женщин, облаченных в охотничью одежду, высокие резиновые сапоги, яркие сигнальные жилетки. Мужчины вооружены ружьями с длинными стволами. Некоторые привели с собой натасканных собак – коккер-спаниелей, которым не терпится скорей ринуться в лес по следу лося.

Лоси – это чемпионы мира в маскировке и запутывании следов. Поэтому охотники вместе с собаками пускают в лес ватагу мальчишек из окрестных деревень, которые поднимают в чаще невероятный шум. Часами лесное эхо разносит громкие крики цепочки загонщиков. А охотники расположились вокруг обширной поляны и, затаившись, ждут, когда на нее, спасаясь от шума, выбегут огромные серые лоси.

В последние годы на юге Швеции охотникам все реже удается подстрелить лося, но в среднем по стране сейчас насчитывается около 300 тысяч лосей, и каждый охотничий сезон выдаются лицензии на отстрел до 100 тысяч животных. Даже активисты Шведского союза в защиту прав животных вынуждены признать, что поголовье лосей в стране слишком высокое. Тем не менее, они стараются, как только могут, помешать охотникам. Пару лет назад они умудрились испортить охоту даже самому шведскому королю. Говорит активист организации Стафон Мелин:

«Конечно, лось является очень популярным животным в Швеции. Мы по праву называем его королем леса. Охотники же составляют незначительное меньшинство шведского общества – всего 3-4 процента, - и, тем не менее, они присваивают себе практически единоличное право решать судьбу лосей. Этот вопрос должно решать все общество».

Почти девять тысяч тонн лосиного мяса заготавливаются в Швеции ежегодно во время осеннего охотничьего сезона. Это мясо считается деликатесом: из него делают стейки, гуляш и колбасу. К тому же лосиная охота необходима в интересах экологии, считает Ян Хенриксон, который является редактором местной газеты для охотников:

«Лоси зимой объедают молодой лес, что совсем не нравится владельцам лесов. Кроме того, лоси становятся причиной множества аварий на дорогах. А самое главное, охотясь на лося, мы просто пользуемся возобновляемым экологическим ресурсом, получаем очень вкусное мясо».

Ян Хенриксон за свою жизнь завалил уже несколько десятков лосей. И на сей раз ему тоже повезло. Через два часа, проведенных в засаде, он застрелил молодого лося. Животное тут же, на месте разделывается по всем правилам. А удачливому охотнику торжественно вручается еловая ветвь: таким образом его поздравляют с тем, что ему посчастливилось подстрелить лося. Таков обычай...

Об обычаях пойдет речь и в нашем следующем рассказе. «Если парламент запретит лисью охоту, я эмигрирую», - лондонская бульварная газета «Мэйл он сандей» утверждает, что эти слова принадлежат наследнику британского престола принцу Чарльзу. До этого принц, по сведениям газеты, направил письмо премьер-министру страны Тони Блэру, в котором обвинил правительство в намерении разрушить традиции сельской жизни. Более того, Чарльз назвал сторонников лисьей охоты «угнетенным меньшинством».

Однако угрозы и жалобы наследного принца лишь развеселили представителей левого крыла правящей лейбористской партии. Так депутат-лейборист Деннис Скиннер заявил, что у него теперь двойной повод для радости: запланированный запрет лисьей охоты и перспектива эмиграции принца Чарльза. Но на самом деле запретить охоту на лис в Англии не так-то просто. Рассказывает наш лондонский корреспондент Джерри Миллер.

«В деревне скучно, грязь, ненастье, осенний ветер, мелкий снег, да вой волков. Но тут-то счастье – охотнику. Не зная нег, в отъезжем поле он гарцует»,- писал Пушкин. Верховая охота на лис в Великобритании – это и традиционное развлечение, и вид спорта, и возможность побыть вместе с себе подобными для верхушки сельского общества – аристократов, земледельцев, преуспевающих фермеров, объединяемых общим термином «сельские джентльмены». В охоте, а точнее в погоне за лисой принимают участие и женщины, и дети. Не случайно во время недавней массовой демонстрации жителей сельской местности в Лондоне против запрета на псовые охоты, который вот-вот могут ввести правящие лейбористы, над коляской одной годовалой девочки красовался маленький плакат: «Когда я вырасту, я хочу охотиться с моим папой».

Охота на лис с гончими существует в Англии с раннего средневековья, тогда лиса стала самым крупным британским хищником - к десятому веку все волки в Англии были истреблены. Одновременно существовали и гораздо более престижные Королевские охоты на красного благородного оленя - привилегия лишь монарха и его ближайшего окружения. Охота на лис стала популярна среди земельных аристократов, позднее в ней стали принимать участие и фермеры, кровно заинтересованные в истреблении лис, наносящих, по их мнению, вред сельскому хозяйству.

Сегодняшнюю форму охота на лис приобрела примерно 300 лет тому назад. Собаководы занялись разведением псов специальной породы – «фоксхаунда» В 18-м веке Георг Первый официально разрешил принимать в охоте участие фермерам и сельским коммерсантам. Напомним, что одно из прав полученных соседями британцев французами после Великой французской революции, было всенародное право на охоту! В 1769-ом году был учрежден первый британский клуб охотников на лис, как они сейчас называются – «хант». Сейчас таких клубов в Великобритании – около ста, один из самых старых и престижных – клуб «Бофорт» в графстве Глостершир.

В наше время охота на лис четко организована, это деятельность, в которой принимает участие до полумиллиона британцев. Клубы существуют за счет ежегодных членских взносов, от 300 фунтов с фермера, на чьей земле ведется охота, до 1000 фунтов с любого другого. Можно принять участие в охоте и не будучи членом клуба - за 40-60 фунтов. Клубы владеют лошадьми, конюшнями, псарнями, «фоксхаундами» и даже некоторыми участками сельской местности – рощицами, опушками, полянами не находящимися в сельскохозяйственном использовании. Члены клуба избирают клубный комитет, который следит за финансированием всех аспектов охотничьего хозяйства, в том числе организует ежегодный бал для членов клуба и их семей для сбора дополнительных средств. Комитет назначает председателя клуба. Среди удивительных обязанностей председателя – погашать любые долги клуба, хоть из собственного кармана. Из-за такой повышенной ответственности клубы часто избирают не одного, а нескольких сопредседателей.

Охота на лис носит вид красочной торжественной церемонии, длиться 3-4 часа и жертвами ее становятся, как правило, 2-3 лисицы. Участники охоты собираются у деревенского трактира или рядом с усадьбой и до начала действа пропускают стакан горячительного напитка, часто портвейна и закусывают охотничьими сосисками. Они гарцуют на лошадях специальной для охоты породы – гунтерах. На них черные шляпы-шлемы, алые длиннополые куртки с бархатными воротниками и металлическими пуговицами – на каждой пуговице красуется эмблема клуба. На ногах – белые бриджи и высокие сапоги с цветной полоской наверху. Рядом кружат три десятка «фоксхаундов» с короткой шерстью, длинными ушами с черными, белыми и коричневыми пятнами. Эти гончие-лисогоны натренированы преследовать только лис, не обращают внимания на других лесных зверей.

Руководит охотой распорядитель дня, как правило, это один из сопредседателей клуба. Все участники охоты должны все время держаться у него за спиной. Ему помогают несколько егерей, некоторые из них профессионалы, некоторые – опытные любители. Один из егерей дает различные сигналы рожком: охотникам - о том, что лиса обнаружена, что собаки за ней гонятся, что лиса спряталась в нору и так далее. Тем же рожком он дает сигналы псам: остановиться, повернуть, продолжить преследование. Другой егерь все время следит за собаками, чтобы они держались вместе, ищет и приводит отбившихся от стаи, если псы не слушаются сигналов рожка, этот егерь перекрывает им дорогу. Как только собаки берут след или поднимают лису, звучит сигнал рожка, распорядитель пускает лошадь вскачь, а за ним устремляются все участники погони на лошадях, пони, а порой и автомобилях от десятка до полусотни общей сложностью. Лиса – очень «пахучее» животное, преследовать ее по следу несложно, но она и очень быстрое животное, так что и собаки и наездники «берут» ее, в конце концов, измором. На последних стадиях погони участники лису, уже выбившуюся из сил, видят, именно это повышает в них чувство охотничьего азарта. Охота заканчивается на том, что вожак стаи «фоксхаундов» настигает лису и одним махом перегрызает ей глотку, вся стая набрасывается на уже мертвое животное и, если егерь не успевает остановить, раздирает на части.

В Великобритании по последним подсчетам водится около 300 тысяч лис. Охотники убивают в общей сложности примерно 15 тысяч лис в год, что значительно меньше естественного прироста их поголовья. Все сходятся на том, что контролировать поголовье лис в сельской местности каким-то образом надо, лисица – сельскохозяйственный вредитель. Однако защитники прав животных настаивают, что охота – это самый жестокий метод подобного контроля, затравленная и изнуренная лиса умирает мученической смертью.

Так или иначе, британский парламент уже не менее 50 лет обсуждает вопрос запрета на так называемые «кровавые виды спорта», в частности псовые охоты и сейчас дело подходит к развязке. В феврале парламент Шотландии принял такой запрет и там уже на лис охотится запрещено. Нижняя Палата общин британского парламента также проголосовала за введение запрета, но это решение пока не утвердила верхняя Палата лордов. Как показали демонстрации жителей сельской местности в середине сентября, британская глубинка считает попытку ввести запрет на псовые охоты вмешательством горожан в ее жизнь, посягательством на многовековой уклад быта сельской общины.

Вот такие страсти оп лисьей охоте бушуют сейчас в Великобритании. Ну, а в Италии, где мы сделаем последнюю остановку в нашем сегодняшнем путешествии по Европе, тоже начался сезон охоты. Кстати, к охоте в Италии – совершенно особенное отношение. Слово нашему корреспонденту в Риме Алексею Букалову:

Пришла осень, и одной из ее примет в Италии стали появившиеся повсюду – на заборах и щитах, на страницах журналов и газет – фотографии элегантных мужчин с ружьем за плечом. Это рекламный плакат оружейного концерна «Беретта», самого старинного и по сей день самого крупного производителя стрелкового оружия в Европе. Повсеместное присутствие таких плакатов означает, что на Апеннинах наступил долгожданный сезон охоты.

Если не спеша походить по залам главных художественных музеев Рима – на Капитолийском холме, во дворце Барберини или на вилле Боргезе, сразу заметишь, какое место занимала охота в творческом сознании целых поколений европейцев, и, в частности, итальянцев. Недаром излюбленной героиней полотен Доменикино и многих других художников Возрождения была несравненная Диана, богиня охоты. Впрочем, ватиканские музеи и Неаполитанский национальный музей хранят великолепные коллекции скульптуры Древней Греции и Рима на охотничьи сюжеты. Эта традиция перешла в средневековый жанр «бестиария», в готические фрески и современную живопись.

Охота, как одно из древнейших занятий человека, нашла свое отражение не только в живописи и скульптуре, но и в литературе, и в музыке. Особенно прославились на этой ниве тосканские поэты: такие как, например, Николо Солданьери, Франко Саккетти. В средние века охотничьи стихи и пьесы были в большой моде при дворах итальянских властителей от Ломбардии до Сицилии. Лоренцо дей Медичи, правитель Флоренции, написал поэму «Соколиная охота». На темы охоты сочинялись музыкальные каноны и даже сюиты для охотничьего рожка с оркестром. В феодальные времена охота рассматривалась как вид привилегии вассалу, создавались рыцарские корпорации охотников, сама охота была четко регламентирована, за нарушения правил полагались жестокие наказания, вплоть до растерзания охотничьими собаками.

С давних пор охота официально разрешена на территории Италии, в соответствии с канонами римской юриспруденции, «как естественное право человека». В основе нынешних законов об охоте лежит еще старая норма фашистских времен, датируемая 1939 годом. Охотой могут заниматься только совершеннолетние граждане, несудимые и обладающие соответствующей лицензией. Предметом охоты могут быть различные виды диких животных и птиц, за исключением видов занесенных в Красную книгу (международную или национальную). Например, в Италии запрещена охота на медведей, журавлей, серн, горных козлов, список этот пересматривается время от времени, в сторону расширения, разумеется. Нельзя охотится в сельскохозяйственных угодьях. В Альпийских и заповедных лесах категорически запрещена охота с автоматическим и многозарядным стрелковым оружием. Нельзя охотится с ружьем с борта моторной лодки и других транспортных средств, и так далее. На период запрета охоты (а он обычно совпадает со временем вынашивания и кормления потомства среди животных) не разрешается ношение охотничьего оружия даже при наличии официального разрешения.

В Италии в настоящее время охотой увлекается свыше одного миллиона человек. Охотятся с собаками и без, на ходу и из засады, с манками и с сетями. Разрешена, но мало применяется охота с помощью ловчих птиц (соколиная охота, например, в некоторых районах Сицилии и Сардинии). Вся территория страны разделена на 17 охотничьих округов, границы которых не всегда совпадают с административным делением Италии.

В середине сентября нынешнего года итальянское правительство ввело дополнительные ограничения на охоту в национальных природных парках. Этого требовали участники шумных демонстраций, проводимые экологическими движениями, которые прошли во многих городах Италии. Оппозиция предложила 2000 поправок к закону об охоте, принято парламентским большинством два десятка.

Охота началась, и посыпались публикации, похожие на военные сводки: в Лигурии охотник убил по ошибке своего друга, приняв его за кабана, в Апулии другой охотник ранил ребенка, под выстрелы уже попали сотни охраняемых видов птиц и животных. Может быть поэтому многие предпочитают «смиренную охоту» – собирать грибы. Не всегда, правда, в законных рамках: каждую осень десятки итальянских заготовителей устремляются в леса австрийского Северного Тироля и там безо всяких лицензий набивают мешки шляпками отборных белых грибов. Австрийская пресса окрестила этих любителей тихой охоты «грибная мафия», недавно там был даже опубликована карикатура: стоит белый гриб с сицилийским карабином-лупарой наперевес.