1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Как отбывшие аресты оппозиционеры улучшают белорусские тюрьмы

После мартовских акций протеста в Беларуси сотни человек подверглись административным арестам и прошли через изоляторы временного содержания (ИВС). Как они выглядят - у DW.

Вход в ИВС могилевского областного УВД

В могилевский ИВС правозащитников пустили лишь один раз - в 1999 году

Только с 3 по 31 марта в Беларуси за участие в социальных протестах были задержаны более тысячи человек, из них 235 активистов оппозиции в разных городах были наказаны различными сроками административного ареста (до 15 суток), который отбывали в изоляторах временного содержания (ИВС) - таковы данные наблюдателей правозащитного центра "Весна". Некоторые активисты вышли на свободу лишь в конце апреля. На основании их свидетельств правозащитники проводят мониторинг условий содержания в ИВС и пишут жалобы. Даже из таких ситуаций они пытаются извлечь пользу для общества.

Вход в ИВС для правозащитников закрыт

Владимир Кравченко

Владимир Кравченко

Изоляторы временного содержания, подчиняющиеся областным УВД, по сути, являются тюрьмами с наиболее жестким режимом содержания, говорит представитель Белорусского Хельсинкского комитета (БХК) в Могилеве Владимир Кравченко. В отличие от следственных изоляторов (СИЗО), поясняет правозащитник, ИВС считаются местом кратковременного пребывания арестованных. Поэтому в них нет ни телевизоров и других бытовых приборов, ни даже розеток.

В могилевский ИВС, вспоминает Кравченко, правозащитников пустили лишь один раз в 1999 году, после чего руководство учреждения отказалось от всякого сотрудничества. В 90-е, делится Кравченко, это было ужасное зрелище: в сырых камерах без дневного света и вентиляции, без гигиенических средств осужденные днем и ночью лежали на дощатом настиле в полметра высотой и шириной во всю стену - из-за похожести узники саркастически прозвали его "сценой".

Стена с колючей проволокой вокруг могилевского ИВС

Благодаря попадающим в них политикам белорусские тюрьмы становятся более цивилизованными

Спрыгнув с настила, они оказывались у ничем не огороженного унитаза в полу рядом с дверью в камеру. Тогда увиденное шокировало даже замначальника обласной милиции, который сопровождал правозащитников.

Переломным моментом, добавляет юрист правозащитного центра "Весна" Борис Бухель, стал 2006 год, когда во время президентской кампании в Беларуси "на сутки" посадили всех региональных лидеров оппозиционных организаций. Выйдя на волю, они массово писали жалобы на бесчеловечные условия содержания, и примерно через год в ИВС был сделан ремонт. "Только благодаря периодически сидящим там политикам тюрьмы становятся более цивилизованными", - констатирует Бухель.

Быт в ИВС улучшился, но прав у заключенных нет

Один из лидеров могилевских социал-демократов Дмитрий Люнтов, принадлежащий к новому поколению политиков, провел в могилевском ИВС 15 суток за организацию несанкционированного митинга в середине марта. Рассказы правозащитников он воспринимает как историю. В ИВС, сообщил Люнтов DW, сегодня есть двухярусные нары в камерах, выдают матрас и постельное белье, сносно кормят. Передачи, по его словам, приходили вовремя, разрешили взять с собой книги. Единственное, на что Люнтов будет писать жалобу, это санитарные условия: "По стенам изолятора ползают полчища кровососущих насекомых".

Дмитрий Люнтов

Дмитрий Люнтов

А вот руководитель областной организации Объединенной гражданской партии (ОГП) Владимир Шанцев оценивает условия пребывания в ИВС заметно менее позитивно. Он - как раз один из тех, кто писал жалобы в 2006 году. Шанцев несколько лет назад вышел на пенсию, а в марте снова попал под двухнедельный арест - человеку в возрасте, признается он, сидеть в ИВС тяжелее. Перемены к лучшему очевидны лишь в бытовом плане, утверждает политики, но в том, что касается прав человека, ничего не изменилось.

С момента задержания Шанцева не кормили в течение 42 часов. В милиции, объясняет он, это не предусмотрено, а в ИВС он попал уже после ужина. На следующий день еще до завтрака оппозиционера увезли в суд - таким образом, почти двое суток пенитенциарная система вынудила его голодать. Тем, кто собирается участвовать в оппозиционных акциях, а значит, потенциально может оказаться в ИВС, Шанцев рекомендует брать с собой немного еды, например шоколада, и обязательно лекарства. Тюремный врач, предупреждает политик, в аптеку не побежит.

Суровый гомельский ИВС

Условия содержания в белорусских ИВС разнятся в зависимости от региона. Эти учреждения, в отличие от других тюрем, подчиняются УВД облисполкомов, а не напрямую МВД. В Гомеле, говорит профсоюзный координатор Андрей Стрижак, только освободившийся после десятисуточного ареста, ему пришлось спать как раз на "сцене". Стрижаку дали тонкий матрас и постельные принадлежности, которые он расстилал на досках. В этом изоляторе активист уже был в 2008 году и поэтому знал, к чему надо готовиться.

В ИВС он приехал со спальным мешком и заявлением об объявлении голодовки, а милиционеров предупредил о намерении осуществлять мониторинг условий содержания. Но это, замечает Стрижак, возможно только при информационной поддержке и активных действиях тех, кто остается на свободе. Его жена все дни отсидки добивалась ежедневных передач и соблюдения прав супруга. При этом, уточняет активист, речь идет лишь об исполнении Правил внутреннего распорядка мест отбывания административного ареста, утвержденных постановлением №313 МВД Беларуси в 2015 году. "Мы заставляем милицию выполнять их же закон", - подчеркивает Андрей Стрижак.

Контекст

В то же время для активиста Виктора Рубцова 14 суток ареста, по собственному признанию, стали мучением. В ИВС он попал впервые, как впервые участвовал и в акции протеста. В камере, говорит Рубцов, главным врагом был холод: из-за того, что окно плотно не закрывалось, температура не превышала 7-10 градусов. Спать пришлось в верхней одежде и обуви, укутавшись в выданное одеяло, но и это не помогало. На акции протеста, делает вывод Рубцов, нужно идти, одевшись не по погоде, а "как на зимовку".

Куда жаловаться?

Всего гомельские активисты направили в адрес областных УВД и прокуратуры 12 жалоб. Среди претензий - круглосуточно горящие лампочки в камерах, отсутствие вентиляции, невозможность позвонить домой. Например, в ИВС есть телефон-автомат, рассказывает правозащитник Леонид Судаленко, а купить для него карточку негде. Получается, что право на звонки есть, но воспользоваться им невозможно.

Витебский правозащитник Леонид Светик, как и Виктор Рубцов, отбыл 15 суток. На условия он жаловаться не намерен, но собирается потребовать соблюдения единых стандартов содержания в белорусских ИВС. Для этого, считает он, нужно обращаться в Совет министров. Администрация витебского ИВС сделала все, что могла, но нормы площади в камере на человека там не выдерживаются. В его камере не был отгорожен туалет, и сделать это было невозможно из-за тесноты. "Такое ощущение, что две недели я прожил в общественном туалете", - заключил Светик.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:54

Протест против закона "о тунеядстве" - оттепель в Беларуси? (10.03.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме