1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Как немцы искали рай на Кавказе

200 лет назад Закавказье было землей обетованной для нескольких тысяч жителей Вюртемберга. Что заставило их покинуть родину и как сложилась их судьба?

Аккуратные, ровные улицы с рядами добротных каменных домов, старое кладбище с немецкими именами на могильных камнях, евангелическая церковь. У того, кто очутится в сегодняшнем Гёйгёле, возникнет ощущение, что он не в Азербайджане, а в Германии. Сегодня здесь проживают в основном азербайджанцы и беженцы из Нагорного Карабаха. Но до 1938 года этот городок назывался Еленендорфом (Helenendorf). Так его основатели - 22 семьи из немецкого Ройтлингена - оказали почтение Великой княжне Елене Павловне, сестре царя Александра I, чья мать до замужества была принцессой Вюртембергской.

Протестантская церковь в сегодняшнем Гёйгёле

Протестантская церковь в сегодняшнем Гёйгёле

Еленендорф - одна из нескольких десятков швабских колоний, созданных два века назад в Закавказье. С этим регионом жители королевства Вюртемберг связывали свои надежды на лучшую жизнь. Их судьбе посвящена выставка в краеведческом музее Ройтлингена, в основу которой легли архивные документы, дневниковые записи и снимки, сделанные самими переселенцами.

В поисках счастья: кавказский маршрут

200 лет назад, летом 1817 года, пять тысяч человек оставили позади все, что у них было на родине. Трудно себе представить, что на сегодняшний день один из самых экономически благополучных регионов Германии - Баден-Вюртемберг - переживал тяжелейший кризис. Непогода, вызванная извержением индонезийского вулкана Тамбора в 1815 году, обернулась для жителей королевства Вюртемберг, которые существовали за счет сельского хозяйства, настоящей катастрофой.

За маленькую порцию хлеба, выпеченного с добавками, нужно было работать целый день

За маленькую порцию хлеба, выпеченного с добавками, нужно было работать целый день

Несколько лет неурожая вызвали инфляцию цен и голод. Была даже издана книга о том, какие сорта деревьев можно употреблять в пищу и что из них лучше приготовить.

Среди эмигрантов было много и состоятельных людей, которым пришлось все продать. "Угнетала политическая обстановка: мародерство после наполеоновских войн, режим репрессий короля Фридриха (Friedrich Wilhelm Karl von Württemberg), высокие налоги вынуждали искать счастья в чужих краях", - объясняет куратор выставки Ренате Фёлль (Renate Föll).

Не последнюю роль играла и религия. Швабские колонисты были сторонниками пиетизма. Их представления шли вразрез с устоями лютеранской церкви, поясняет Ренате Фёлль. Главным для них была не догматика, а личная связь с Богом. На Кавказе они могли свободно исповедовать свою веру. Важным аргументом была и поддержка неравнодушного к идеям пиетизма Александра I. Для освоения новых территорий, завоеванных Российской империей, ему нужны были фермеры и ремесленники. Немецким переселенцам были обещаны привилегии: земля в частную собственность, налоговые послабления на ближайшие десять лет и освобождение от воинской службы.

Восток привлекал пиетистов еще и тем, что там, по подсчетам инициаторов движения исхода, в 1836 году должно было состояться второе пришествие Христа - гора Арарат и регион вокруг нее могли стать раем на Земле.

Долгая дорога в рай

Путь к земле обетованной был долгим и мучительным. Точкой отправления был Ульм. До Вены добирались по Дунаю на деревянных лодках - "ульмских коробках". Дальше маршрут пролегал через Будапешт и Бухарест на кораблях побольше.

Путь в Закавказье

"Ульмская коробка" и путь в Закавказье

Голод и болезни только на отрезке пути до Одессы стоили жизни половине группы, рассказывает куратор. В Одессе переждали зиму - в немецких колониях, которые здесь существовали уже с 1804 года. Во избежание еще большей трагедии Александр I приказал прекратить путешествие. И 300 семей здесь действительно остались. Однако другие 500 семей добились разрешения ехать дальше, до Тифлиса, и даже получили от императора деньги на лошадей, повозки и питание, а также сопровождающих военных и переводчиков.

Всего на Южном Кавказе на первых порах было создано восемь швабских деревень. Одна из самых крупных - Катариненфельд (сегодня Болниси). Жителям общин пришлось пережить невзгоды и после их основания. В 1820-е многие стали жертвами российско-персидской войны и эпидемии чумы и холеры. И все же спустя годы на пустом месте переселенцы смогли обустроить свой быт по образцу немецкой деревенской жизни и даже добиться материального достатка.

Сбор урожая. Еленендорф, 1925 г.

Сбор урожая. Еленендорф, 1925 г.

Еленендорф был самой успешной колонией. Здесь приспособились к климату, разработали систему орошения, переняв принципы у персов, разбили виноградники. На месте первых глиняных построек здесь выросли прочные дома из известняка - в два этажа, с балконами и подвалами для хранения вина. "О благополучии жителей свидетельствовало и то, что чуть ли не в каждом доме было фортепиано", - отмечает Ренате Фёлль. Нескольким семьям удалось накопить приличное состояние. Так, вино, коньяк и пиво предпринимателей Форер (Vohrer) были известны во всей Российской империи, а позже и в Советском Союзе. К началу 20-го века численность населения Еленендорфа достигала 3500 человек. Жители усердно берегли свою культуру - швабский диалект, протестантскую веру, но переняли и местные традиции, овладели русским языком и частично татарским.

Ссылка в Казахстан

К концу 19-го века привилегии были отменены. Русский стал обязательным для всех. С 1874 года кавказские немцы должны были служить в армии. После революции 1905 года репрессии обошли колонистов стороной, но изменилось отношение местного населения. Благополучие и достаток вызывали зависть, нередко случались нападения и грабежи. Начиная с 1930-х положение немцев в Закавказье, как и в других регионах СССР, становилось невыносимым. После нападения Гитлера немецкие колонии на всей территории страны были распущены, а их жители как "враги народа" подверглись расстрелу или депортации. Более 45 тысяч кавказских немцев были сосланы в Казахстан. До сих пор жертвы репрессий не реабилитированы, сожалеет Ренате Фёлль.

Дом, в котором жил Виктор Кляйн

Дом, в котором жил Виктор Кляйн

Сегодня в Еленендорфе мало кто знает о его прежних жителях. Тем утешительнее для куратора выставки новость о том, что там хотят создать музей. Депортации удалось избежать лишь пяти семьям. Виктору Кляйну, например, повезло, потому что его отец был поляком. В его доме все осталось так, как было при его жизни. В ближайшие годы здесь и появится экспозиция. Немецкое наследие привлечет туристов, объясняет куратор решение азербайджанских властей. Для 120 ныне проживающих в Германии потомков кавказских немцев это уже частичная реабилитация.

Смотрите также:

Контекст

Ссылки в интернете