1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Как немцы борются с алкоголизмом

20.05.2003

Сегодняшняя наша передача посвящена борьбе и борцам. Я имею ввиду, разумеется, не спортивную борьбу. И не во всех случаях – борьбу за правое дело. Начнём мы, правда, с дела в высшей степени благородного. Речь пойдёт об обществе Анонимных Алкоголиков, объединяющем людей, которые серьёзно решили бросить пить. Ровно пятьдесят лет назад группы Анонимных Алкоголиков возникли и в Германии.

«Добрый день! Меня зовут Петер. Я – алкоголик. Здравствуйте! Я – Ирэна. Я – алкоголичка», – так представляются, знакомясь с друг с другом, члены этого сообщества. Одна из важнейших предпосылок успеха уникальной групповой терапии для каждого из тех, кто добровольно решает принять в ней участие, – признание своего бессилия перед алкоголем, признание того, что он потерял контроль над собой. Помните ироничное: чем пьяница отличается от алкоголика? Пьяница хочет – пьёт, не хочет – не пьёт. А алкоголик и хочет – пьёт, и не хочет – пьёт...

Так вот: здесь такие вещи не проходят. Без осознания своей зависимости ничего не получится. Необходима полная искренность с самим собой, со своей группой и со своим «спонсором» (так называют уже бросившего пить человека, который берёт под свою опеку новичка). Потому что первый шаг к избавлению от алкоголизма – избавление от иллюзии, которой многие алкоголики продолжают предаваться, даже находясь на пороге безумия. Эта иллюзия: что они такие же люди, как все, что никакой патологии у них нет.

Первая группа Анонимных Алкоголиков была создана в 1935 году в американском штате Огайо. Сегодня в 150 странах мира существует более ста тысяч таких групп. Более двух миллионов алкоголиков – бывших и тех, кто ещё только хочет бросить пить, – регулярно встречаются друг с другом (обычно – раз в неделю), рассказывая друг другу о своей болезни и о своём горьком опыте. Вместе они пытаются справиться с тяжёлым недугом. В так называемой «Большой книге» Анонимных Алкоголиков (нечто вроде устава общества) говорится: «Анонимные Алкоголики – это содружество, объединяющее мужчин и женщин, которые делятся друг с другом опытом, силами и надеждами с целью помочь себе и другим избавиться от алкоголизма. Единственное условие для членства в этом содружестве – желание бросить пить».

В связи с пятидесятилетием образования первых групп Анонимных Алкоголиков в Германии (а сегодня таких групп – более двух с половиной тысяч) несколько приоткрылась завеса той анонимности, которая является одним из принципов еженедельных встреч. В группе знают только имена тех, кто в неё входит (это обычно десять–двадцать человек). Ни фамилии, ни профессии, ни социальное положение их не известны. Об этом не принято говорить и спрашивать. Дело тут не только и даже не столько в том, что таким образом защищается приватная сфера. Невозможность «козырять» чем бы то ни было спасает в данном случае от личностной переоценки, которая, как считают врачи–наркологи, очень типична для алкоголиков.

Кстати, о наркологах. Анонимные Алкоголики, как говорится, соблюдают здесь дистанцию, хотя никому из членов содружества консультироваться с наркологами, естественно, не возбраняется. Более того: подавляющее большинство членов содружества уже проходило те или иные курсы лечения – от медикаментозного до сеансов у психолога. Но это не помогло. Поэтому врачам тут меньше доверяют, чем друг другу. Правда, с большим вниманием следят за исследованиями в области генетики, которые стали особенно интенсивными в последние десять–двадцать лет. Среди прочего, учёные ищут и «ген алкоголизма». Многие факты указывают на то, что таковой может быть в человеческом организме. Например, если в семье есть пьющий человек, то вероятность того, что сопьётся и кто–то из младшего поколения, резко возрастает. Однако в наследственности ли тут дело или в чём–то другом (например, в социальном окружении), – никто толком не знает.

Пока генетикам удалось выявить целых 25 фрагментов ДНК, которые в неблагоприятном сочетании повышают уровень зависимости от алкоголя. Однако учёные подчёркивают: сами по себе эти гены, а тем более какой–то один ген не слишком опасны. Очень большую (если не решающую) роль играет опять–таки среда, в которой растёт и воспитывается человек, его характер и тому подобные «внешние» факторы.

Ну а важным фактором, помогающим бросить пить, является пример того, кому это удалось. Поэтому у Анонимных Алкоголиков такое важное место отводится «спонсорам» – то есть кураторам новичков. Что касается спонсоров в привычном смысле этого слова (то есть тех, кто даёт деньги), то их у содружества нет. Оно не связано также ни с какими сектами, религиозными конфессиями, политическими партиями или общественными организациями. Здесь не платят ни вступительных, ни членских взносов. Анонимные Алкоголики сами содержат себя благодаря своим добровольным пожертвованиям. Их единственная цель: оставаться трезвыми и помогать другим избавиться от алкоголизма.

Второй наш сегодняшний сюжет – не менее серьёзный. Хотя речь пойдёт о борьбе совсем другого рода. Место действия – Косово, регион, который формально является частью Сербско–черногорского государства, но управляется ООН и временной албанской администрацией. Лидеры мусульманской общины Косово требуют введения в начальных школах уроков религии. Ислама, естественно.

«Никогда! Мы не арабы и не нужно учить Коран в наших школах!» – такой была реакция большей части школьников и учителей на заявление лидеров мусульманской общины Косово о том, что нужно уже в третьем–четвёртом классах ввести уроки ислама. Собственно, это не просто заявление. Совет мусульман Косово, который возглавляет имам Сабри Байгора, собирает подписи в поддержку своих требований. Уже якобы собрано более ста тысяч подписей, причём, как утверждает Байгора, за новый школьный предмет активно агитируют и дети. Имам говорит о «законодательной инициативе» и считает, что занятия религией надо ввести в косовских школах уже с сентября, то есть с начала нового учебного года. Он сожалеет лишь о том, что с первого класса не получится, потому что первоклашки ещё не умеют читать.

По мнению имама, новый обязательный предмет спасёт молодёжь от окончательного духовного разложения. «Изучение ислама и мудрость Корана очистят наше общество от таких явлений, как наркомания, пьянство, проституция, воровство и бандитизм», – вторит ему Резул Рексхепи из Совета мусульман Косово. И добавляет: «Все эти негативные явления исторически никогда не были типичны для косовских албанцев».

За практическую сторону дела духовные лидеры мусульман тоже спокойны: есть достаточно людей, которые могли бы преподавать ислам в школах, а соответствующие учебные пособия для младших классов уже готовятся. Кстати говоря, имам Косово Сабри Байгора не собирается ограничиваться лишь учебниками ислама. Беседуя с корреспондентом одной из албанских газет в своей обставленной шикарной мебелью резиденции, имам подчеркнул, что все школьные учебники необходимо очистить от вредных теорий, порочащих ислам и проповедующих атеизм. Резул Рексхепи уточняет: «Надо убрать, например, теорию Дарвина, согласно которой человек произошёл от обезьяны».

Подавляющее большинство косовских политиков и работников системы образования выступают против обязательного изучения ислама в школах. «Церковь отделена от государства, и менять это значило бы вернуться к временам средневековья», – подчёркивает, например, ректор университета Приштины Ценел Кельменди. Профессор философского факультета университета Эди Шукриу аргументирует по–другому: «Да, нам действительно нужен идеологический фундамент. Но не ислам. Религией албанцев должны стать албанские национальные ценности».

Звучит достаточно двусмысленно, если учесть, что за последние десять лет из Косово было изгнано около двухсот тысяч сербов и цыган. А те, что остались, подвергаются постоянной дискриминации.

Но уже это несколько другая тема. А если вернуться к спору о введении ислама как обязательного школьного предмета, то стоит вспомнить о том, что в России тоже идёт дискуссия о преподавании Закона Божьего в школах. В Германии, кстати говоря, уроки религии есть. Но, во–первых, посещение их необязательно, во–вторых, речь идёт не об одной, а о разных конфессиях, причём не только христианских (есть уроки католицизма, протестантизма, иудаизма и ислама), в–третьих, лишь в очень редких случаях преподавателями являются священнослужители, обычно – те же учителя, которые преподают математику или, скажем, рисование.

Такая же примерно система существует и в других западноевропейских странах. Хотя отличия тоже есть. В Италии, например, в школах преподают только католицизм. Освобождение от этих уроков получить легко, но вот посещать другие конфессиональные занятия можно только в частном порядке.