1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Как немцам поумнеть?

20.06.2002

Сегодня мы с Вами пойдём учиться, то есть, поговорим об образовании. А с образованием в Германии, как выяснилось, дела обстоят не лучшим образом. Если верить опубликованным в начале этого года результатам

международного исследования, то среди 15-летних подростков из 32 стран мира, немецкие школьники занимают одно из последних мест. Проверка шла по трем направлениям: чтение, основы математики и естественные науки. Газеты пестрели паническими заголовками: «Немцы – дураки?» или «Были – народом поэтов и философов, а стали – народом невежд». Как мы дошли до жизни такой? И где выход? Давайте прямо с начальной школы и начнём. Одна из проблем здесь: многие ученики приходят в первый класс, не зная немецкого языка. Политики наперебой предлагают свои варианты решения проблемы. Сообщение об этом подготовил Йохен Фок:

В федеральной земле Гессен планируется проводить тесты на знание немецкого языка для первоклассников. В федеральной земле Нижняя Саксония предполагается наладить перевозки детей из городских районов, где особенно высок процент иностранцев, в другие, с тем, чтобы в начальных классах было не более четверти детей-иностранцев. Вот только несколько предложений со стороны политиков. На первый взгляд, разумно. Как должны дети приступать к учёбе, если в первых классах в некоторых районах Берлина или, скажем, Франкфурта-на-Майне до половины учеников первого класса не умеют говорить по-немецки? Но это на первый взгляд, а что думают об этом специалисты? Заместитель председателя профсоюза учителей в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия Норберт Мюллер считает идею о введении квоты для детей-иностранцев полной глупостью:

«Эта идея настолько же старая, насколько и бессмысленная на практике. В 70-ые годы нечто подобное пытались ввести у нас в Рурской области. Дело кончилось провалом, потому что это - чистая косметика, и только отвлекает внимание от реальных проблем».

Берлинский педагог Петра Штанат координировала в Германии проведение международного исследования уровня знаний школьников. Вот её мнение:

«Если, например, не учитывать детей-иностранцев в средних данных по Германии, тогда надо применить ту же методику и в отношении других стран - Франции или Великобритании, там ведь тоже много иммигрантов. Я уверена, что результаты мало изменились бы. Так что главная проблема немецких школ вовсе не в большом числе детей иностранцев, во всяком случае, не только в них».

Норберт Мюллер идёт даже дальше:

«Знания языка вовсе не зависят напрямую от происхождения. Мы постоянно убеждаемся в этом на практике. У нас есть турецкие дети, которые прекрасно говорят по-немецки, и немецкие дети, у которых вообще навыки связной речи не развиты. У учителя зачастую гораздо больше проблем с немецкими детьми, особенно из неблагополучных семей. Так что политикам, особенно сейчас, в период предвыборной борьбы, лучше бы помолчать. Нечего пытаться поднять свой рейтинг за счёт популистских лозунгов. Вместо этого они предложили бы, как профинансировать занятия немецким языком в детских садах и подготовительных классах».

Славились когда-то на весь мир немецкие университеты. А сегодня газеты полны критики: переполненные аудитории, устаревшие программы, равнодушные профессора, ленивые студенты. Один маленький факт: в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия каждый десятый студент учится дольше десяти лет. Теперь идут споры о том, не ввести ли плату за обучение - хотя бы для таких вот вечных студентов. А, может быть, по примеру американцев, ввести наряду с государственными и частные университеты? Один такой в Германии уже есть. О нём рассказывает Елена Грановская:

Основатель единственного в Германии частного университета Witten-Herdecke, врач Конрад Шилли поставил свой диагноз еще 20 лет назад: прогнило что-то в датском королевстве. И прописал лекарство – образование должно быть отделено от государства.

«Я считаю, что развитие общества невозможно без свободной прессы, но тогда надо допустить и свободное образование. Ведь государственные учреждения обязаны действовать по раз и навсегда установленным правилам. Нельзя переходить улицу на красный свет, нельзя сегодня распустить всех преступников из тюрем, чтобы завтра начать реформу уголовного кодекса. Так и государственное образование – оно не гибкое, не восприимчивое к новым идеям. Государственные университеты пуповиной связаны с официальными структурами. Кроме того, немецкое образование имеет слишком теоретическую направленность, оно далеко от реальной жизни. Но врачом нельзя стать теоретически, врачом можно стать только практически. У нас учатся как бы про запас – когда-нибудь, дескать, пригодится. Все это давно устарело. Профессора читают лекции – как в средние века, как будто студенты не умеют читать и писать. А между прочим, книгопечатание было изобретено уже 500 лет назад.

Отсюда вывод: образование должно быть частным, оно должно быть ориентировано на практику, т.е. студенты должны получить возможность уже в университете работать над реальными профессиональными задачами, причем, полвозможности, как дома, так и за границей, и - оно должно быть новым по форме: никаких сухих лекций, занятия проходят в форме семинара, спора, эксперимента. Это была мечта. И Конрад Шилли в 1982 году основал свой частный университет. Сейчас в нем на пяти факультетах – медицина, стоматология, экономика, биология и музыкальная терапия – учатся около 1000 студентов. В сравнении с государственными университетами это очень мало. «Лучшее образование, самое короткое время обучения» – такова краткая, но выразительная оценка, которую эксперты дали виттенской alma mater в опубликованном недавно сравнительном исследовании университетов в земле Северный Рейн-Вестфалия. Не менее убедителен и язык статистики. Опрос среди бывших студентов университета Witten-Herdecke показал, что 90 процентов из них занимают более высокие посты и зарабатывают существенно больше, чем их сверстники – выпускники государственных вузов. Дело в том, что, с самого начала обучения студенты работают в фирмах-партнёрах над конкретными проектами. Понятно, что эти фирмы ждут - не дождутся, пока «их» студенты закончат университет и начнут у них работать. Если, конечно, их не перехватит конкурирующая компания. Рассказывает профессор биологии Конрад Вольф:

«У нас раз в год бывают так называемые смотрины. Фирмы, заинтересованные в разработке определенных проектов, и наши студенты встречаются и договариваются о совместной работе. У нас нередки случаи, когда студенты, если их интересует какой-то предмет, которого пока нет в программе нашего университета, сами разыскивают специалистов, будь то профессора других вузов, или известные врачи, или менеджеры, - и приглашают к нам работать. Мы такую инициативу поддерживаем. Хотя не каждый профессор государственного университета может работать у нас. Это же совершенно новый вид преподавания. Это не так просто, если человек привык, к примеру, читать лекции. А у нас тут лекций нет».

Студенты Witten-Herdecke горой стоят за свой университет:

«Когда мы студентам из других, государственных университетов рассказываем о своих проектах, они только глаза раскрывают: неужели вам все это можно? Они прямо в восторг приходят от того, какие у нас тут возможности».

«Я выбрал Виттен, потому что учеба здесь дисциплинирует. Только семинары, в семинаре 12 человек – значит, каждый раз приходится готовиться. В больших университетах я – один из тысяч, там профессоров абсолютно не интересует, готов я или нет».

«Здесь акцент на другое. Может быть, у меня меньше фактических знаний, чем у студентов государственных университетов, но зато если у меня есть научная задача, то я быстрее найду решение».

Есть в частном университете и иностранные студенты. Тема дипломной работы студента-экономиста из Белоруссии Андрея Серикова – «Развитие среднего предпринимательства в России». Вот что он рассказал:

«У нас была поездка одна в Россию, три года тому назад. Этот проект мы подготовили сами, тема была «Текстильная промышленность в Российской Федерации». Группа ездила в Иваново познакомиться с проблемами, которые существуют в России, и, может быть, как-то приблизиться к России и понять, что же там все-таки происходит».

Поступить в Witten-Herdecke не просто. Конкурс – примерно 20 человек на место. Однако решающими на вступительных экзаменах, точнее, на вступительных беседах, является не заученные теоремы и формулы и не высокий балл в аттестате. Профессор Вольф принимает участие в работе приемной комиссии:

«На вступительных собеседованиях мы пытаемся понять, годится ли человек вообще, к примеру, к профессии врача. Ведь что должен уметь врач? Он должен иметь дар к наблюдению и восприятию, он должен чувствовать пациента. Иногда мы просто просим абитуриента рассказать о каких-нибудь своих наблюдениях. Мы ведь здесь хотим не бочку бездонную знаниями набить, мы хотим зажечь пламя».

Задача университета – воспитать образованных людей, способных нетрадиционно мыслить. С этой целью был основан дополнительный факультет, посещение которого обязательно для всех, - так называемые, фундаментальные науки. На нем преподаются философия, история, иностранные языки и искусство. Президент и основатель университета Конрад Шилли:

«Университет должен оставаться академией в классическом смысле слова, т.е. местом, где дискутируют друг с другом представители разных профессий. Если эта традиция вымрет, у нас будут не университеты, а просто конгломерат профтехучилищ. У нас студент-экономист сидит рядом с будущим медиком и вместе они занимаются, скажем, историей Древней Греции. Это дает возможность посмотреть на мир глазами другого человека».

Несмотря на очень плотное расписание, студенты все же успевают окончить университет в установленные сроки: медики – за 6 лет, остальные – за 4-5. Это, конечно, огромное преимущество Witten-Herdecke по сравнению с государственными немецкими университетами, в которых некоторые студенты числятся по 10, а то и по 15 лет. Теперь важный вопрос: а сколько всё это стоит? Университет хоть и частный, но получает государственные дотации. Кроме того, значительную часть расходов покрывают фирмы-спонсоры. И всё равно, 6 лет на медицинском факультете обходится в 15 000 евро. Это солидная сумма. Но в университете Witten-Herdecke неимущие студенты получают кредит и выплачивают его после начала профессиональной деятельности.

«Удивительно, как быстро наш университет стал известен по всей стране и как быстро он приобрел славу элитарного высшего учебного заведения. Вот уж глупость. Мы вовсе не хотели быть элитарными. Мы просто хотели добросовестно работать. И мы хотели создать хороший университет».

Авторы: Йохен Фок и Елена Грановская.