1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Учеба и карьера

Как кельнский парень продал часы за полмиллиона евро и попал в Forbes

Он может позволить себе дорогие часы. Он может достать самые дорогие часы для своих клиентов. Но настоящая роскошь для него - все-таки время.

В индустриальном районе Кельна Эренфельд за последние годы возник новый деловой центр. В бывших зданиях фабрик теперь работают инновационные компании. Одна из них - Chronext. Ее головной офис находится в Швейцарии. Первый и пока единственный магазин - в Лондоне.

140 человек работают на это предприятие, которому еще не исполнилось и четырех лет. В 2013 году его основали Филипп Ман (Philipp Man) и Людвиг Вурлитцер (Ludwig Wurlitzer). На тот момент им было 22 и 21. "Мы были идиотами", - признается молодой предприниматель Филипп Ман, вспоминая о своих ошибках. Тот факт, что его фирма до сих пор существует, он называет "восьмым чудом света".

Сразу после окончания университета оба приятеля решили открыть свою компанию. Так и не начав работать, Филипп Ман ушел из Glencore, швейцарской трейдинговой компании, которая является одним из крупнейших в мире поставщиков сырьевых товаров и редкоземельных материалов. На память остался подписанный им тогда трудовой договор и понимание того, что сейчас он мог бы зарабатывать больше, чем в своей собственной фирме. Однако ни сожаления, ни разочарования молодой "кельнский парень", как он себя сам называет, не испытывает. Впрочем, оно и понятно. Согласно Forbes, он - один из 30 самых успешных инноваторов, которым не исполнилось еще и 30.

Часовой бизнес в цифре

Онлайн-платформа Chronext покупает и продает новые и поддержанные часы сегмента "люкс", выступая независимым посредником между конечным покупателем и производителем или продавцом. По сути, немецкие парни перевели традиционный часовой бизнес в новый цифровой формат. На сегодняшний день онлайн-торговля дорогими часами составляет примерно три процента. Остальные сделки совершаются по-прежнему в режиме offline - в  брендовых магазинах и у ювелиров. Идея продавать часы дорогих марок в интернете для самих производителей долгое время казалась иллюзорной. "Это трудно было себе даже представить, - объясняет Филипп Ман. - Так как производители часов представляют одну из старейших отраслей, их каналы сбыта и процессы чаще всего старомодны".

Филипп Ман

Филипп Ман

Поверить в то, что двум молодым ребятам без солидного опыта работы вскоре удастся убедить их в обратном, сложно, но это уже факт. Сегодня у них около 900 партнеров, более 20 тысяч часов - онлайн. "98 процентов оборота приходится на товар наших партнеров", - говорит Филипп Ман. Это означает, что компания получает комиссию с каждой сделки. Небольшая часть товара принадлежит Chronext. О текущей выручке бизнесмены предпочитают не распространяться, однако, в 2018 году они собираются достичь отметки в 100 миллионов евро. 

Кельнский парень, который свободно говорит по-русски

Филипп Ман - "кельнский парень" с явно выраженным рейнским диалектом. Молодой человек родился в Кельне. А еще он прекрасно говорит по-русски, правда, с немецким акцентом. И есть в нем что-то русское, неуловимое на первый взгляд - то ли готовность к риску, то ли горячность в принятии важных решений… Сам Филипп считает, что от "русского менталитета" он унаследовал умение "не сгибаться под ударами судьбы и не отчаиваться из-за неудач".

Его родители - мама из Баку, папа из Нижнего Новгорода - объяснили ему, еще когда он был ребенком, что нет ничего невозможного. Его мама мечтала, чтобы сын учился в одном из лучших вузов мира. Филипп, окончив английскую школу в Кельне, поступил в Кембридж. А дальше, почти как в кино: познакомился с Людвигом из Нюрнберга и, сидя на кухне, открыли свое дело. Глядя на успешный тандем, невольно вспоминаешь фильм про историю создания Facebook. "Думаю, это Марк Цукерберг мог бы дать мне хороший совет для бизнеса, - смеется Филипп. - А вот, что касается работы в команде, да, здесь я могу сказать, почему у нас это получилось. Мы хорошо знаем друг друга. Я - экстраверт, Людвиг - интроверт. Он отлично разбирается в технологиях, я в этом ничего не понимаю. Мы дополняем друг друга".

Филипп Ман и Людвиг Вурлитцер

Людвиг Вурлитцер и Филипп Ман

То, что приятели все-таки решились основать свое дело, произошло во многом благодаря одному случаю. Филипп помогал два раза в неделю в одном из домов для престарелых. Там он много общался с мужчиной, который по профессии был фотографом. В одном из разговоров он как-то признался ему, что больше всего жалеет о том, что так никогда и не открыл свою фотостудию. Филипп, вернувшись домой, сказал другу, что надо пробовать.

Будущие миллионеры тоже плачут

Сегодня на Chronext работают более 100 человек. На первом этапе было шесть сотрудников, которых нечем было занять. "Я часто плакал ночью", - признается Филипп. Дело в том, что год спустя после основания компании фирма оказалась на грани. "Было время, когда мы за несколько месяцев продавали только один экземпляр", - вспоминает он. Однако все это осталось в прошлом. Благодаря собственным усилиям и ценным советам партнеров они смогли завести часовой механизм своего стартапа. Кстати, это слово Филипп не очень любит. В разговоре с клиентами он предпочитает "молодое предприятие", а вот в команде по-прежнему говорит стартап, "чтобы сотрудники не подумали, что пришло время покупать дорогие кофемашины для офиса". И вот в нем опять больше немецкого - дисциплина, бережливость, основательность. Немецкие таблоиды называют его "миллионером, который заработал состояние на продаже дорогих часов", а он скромно показывает мебель в офисе из IKEA. 

Контекст

Отвечая на вопрос, пригодились ли ему знания русского языка в бизнесе, Филипп приводит пример весьма экзотичной сделки. Самые дорогие часы, которые на сегодняшний момент продала его компания, стоили полмиллиона евро. Немецкие газеты, конечно, тут же написали, что приобрел их русский покупатель. "Из Казахстана, - уточняет Филипп. - Я консультировал его. Потом мы заключили сделку. Он перевел 540 тысяч евро на счет. Часы доставили в одну из галерей в Лондоне".

"Драгоценные" гены

Вспоминая о своем детстве, Филипп говорит, что в три года он владел русским лучше, чем немецким. Примерно в этом же возрасте он любил наблюдать за своим дедушкой, который, работая в маленькой гостиной своей квартиры в Тель-Авиве за большим станком по обработке драгоценных металлов, пробудил у внука интерес к производственному процессу. "А может, у вас пристрастие к роскоши в генах, если дедушка был ювелиром?" - спрашиваю я. "Не к роскоши, а к качеству", - поправляет Филипп.

Он всегда мечтал основать свое дело. Ему нет еще 30, а мечта осуществилась. Что дальше? "Я могу представить себе, что через пару десятков лет у меня будет 15-20 компаний", - говорит он. Его бизнес построен на торговле дорогими часами. Для Филиппа и его компании это, однако, не просто продажа часов. "Мы разделяем с нашими клиентами особые моменты в их жизни, будь то помолвка или день рождение", - добавляет предприниматель. И, похоже, единственная роскошь, незнакомая этому юному миллионеру, как не парадоксально, это время. У него, как и у всех нас, - 24 часа в сутки. Он привык работать по 14-18 часов в день. И ему всегда будет не хватать именно времени.

Смотрите также:

Контекст