1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Как из демократов делают хулиганов

Удивительное дело, но накануне массовых акций белорусские оппозиционеры, невзирая на возраст, все как один начинают сквернословить, справлять естественные нужды в общественных местах, в общем, вести себя антисоциально.

Только за три дня, предшествовавших 25 марта, за «мелкое хулиганство», так записано в милицейских протоколах, были задержаны 51 человек. Активных и потому опасных отслеживали во дворах, хватали в переходах метро и на улицах.

Иностранный турист : «Мы туристы просто. Я боюсь не криминала, не народа, а милиции, потому что видел, что они могут делать. Вчера видел, как людей арестовали, просто мирно они гуляли и за это их арестовали».

Идейный вдохновитель протестного палаточного городка, Вячеслав Сивчик, также изолированный властями на 25 марта, замечает:

«Задержание до акции имеет одну цель — запугать потенциальных участников. Люди вынуждены, уже когда они выходят на улицу делать для себя не простой выбор — участвовать в акции или потерять работу или учебу».

Активистка незарегистрированной организации «Малады Фронт» Настя Положенко рассказывает:

«Нас было пять человек, мы собрались, чтобы поговорить про грядущий день 25 марта, про День Воли. И когда мы вышли со двора, к нам подошли два сотрудника милиции и сказали, что мы похожи на людей, которые украли мобильный телефон».

Молодых людей несколько часов продержали в околотке. Так как обвинение в краже мобильника выглядело абсурдным, часть молодежи все же вынуждены были отпустить:

«Остались я и Галицкая Кася. На меня составили протокол, что якобы я ругалась матом в общественном месте, и как несовершеннолетнюю отпустили. А Касю повезли в спецприемник на Окрестина».

Галицкую Касю за сквернословие будут судить 27 марта. Все эти дни девушка находилась в спецприемнике распределителе на ул. Окрестина — место уже обжитое оппонентами нынешней власти. Вячеслав Сивчик о тюремном быте рассказывает:

«Условия для людей в спецприемнике абсолютно неприемлемые. Так можно содержать кого угодно, только не людей. К сожалению, белорусский народ с этим свыкся, а ведь там содержат не только оппозиционеров, но и обычных людей, тех, кто совершил административные правонарушения. Меня поразило, что даже питьевую воду там дают всего лишь раз в сутки…»

В качестве свидетелей на многочисленных административных судах выступали сотрудники силовых органов. Везде звучало одно и то же: сквернословил, на замечания не реагировал…

Вячеслав Сивчик замечает:

«Всем известно высказывание нашего диктатора, что в 94 году власть лежала в грязи. За тринадцать лет своего правления он всю власть, в том числе и белорусскую милицию, еще больше загнал в грязь. То, что так массово фальсифицировали дела против деятелей оппозиции, свидетельствует о том, что народ не поддерживает эту власть. Отсюда и страх, что люди массово выйдут на улицу и король окажется голым».

То, что среди задержанных, большинство молодежь, Вячеслав Сивчик считает знаковым:

«Власть страшно боится молодежи, она прекрасно понимает, что те структуры, которые она создала, вбухав огромные деньги, я имею в виду БРСМы - БПСМы, являются чужими для большинства белорусской молодежи. Потому только запугивание, только аресты могут удержать этот режим».

Представители старшего поколения, впрочем, активную позицию молодежи комментируют по-разному.

Женщина средних лет: «Понимаете, плохо, что молодежь. Плохо, что родители не стоят рядом».

Пенсионер: «Смотрю и не пойму, откуда они появились. Может, больше половины приезжие? А тут уже других подготовили. Не наши это клиенты».

Пожилая пара: «Нет, не зря молодежь выходит. Все правильно, раньше и мы ходили, а сейчас уже постарели немного».