Как запретить неонацистскую партию (2) | Суть дела | DW | 11.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Как запретить неонацистскую партию (2)

10.03.2005

Бывший шеф Ведомства по охране конституции Экхард Вертебах считает, что

неудачная попытка запрета NPD нанесла большой ущерб правительству и демократическим партиям. Значительно сильнее на экстремистские партии действует именно невнимание общества. Естественно, прежде чем вновь пытаться начать судебный процесс о запрете МВД должен взвесить все "за" и "против". Скажем, не придётся ли МВД раскрыть Конституционному суду всех своих стукачей в партии? - а именно об этом просили судьи, чтобы иметь возможность взвешивать те или иные высказывания лидеров партии. Если же раскрыть всех агентов, значит начинать сначала всю работу по контролю за партией. Особенно если учесть, что исход процесса никому неизвестен. Иными словами, не исключено, что партия не будет запрещена.

Сколько стукачей счёл бы КС допустимым?

Здесь с самого начала была допущена ошибка. Нужно было бы однозначно отметить для судей всю информацию, полученную от тайных агентов, и тогда всё было бы поставлено на свои места. В этом же процесс всё смешалось, неясно, где тексты партийные, где стукачей.

Будут ли судьи - если вновь начать процесс - настаивать на оглашении имен всех тайных осведомителей?

Не исключено, что судьи откажутся от оглашения имен «сексотов». Если судьи решат, что запрет НДПГ действительно обоснован с юридической точки зрения, то можно отказаться от идентификации «сексотов». Подобные случаи уже встречались в судебной практике. В Баварии в ходе суда по делу о шпионаже процесс был продолжен, несмотря на то, что личность тайного агента осталась засекреченной. Кроме того, весьма вероятно, что конституционный суд сможет и без участия этих людей рассмотреть правомочность аргументации в пользу запрета НДПГ, На это очень рассчитывают истцы.

Может ли НДПГ, с юридической точки зрения, воспрепятствовать проведению подобных слушаний?

В данном случае речь идет о запрете партии и адвокаты НДПГ имеют полное право быть ознакомленными со всей выдвигаемой против неё аргументацией (то есть все доказательства и всех задействованных по этому делу свидетелей). Этого права невозможно лишить кого бы-то ни было, тем более на уровне такой инстанции, как конституционный суд. Поэтому представитель НДПГ, в прошлом - левый радикал и террорист, Хорст Малер постарается доказать неправомочность подобного опроса свидетелей и будет настаивать на том, что представители НДПГ должны присутствовать на каждом слушании суда.

Но, как видим всё это пока гипотетические вопросы. В стране идут активные споры о том, что лучше: вновь обращаться в Конституционный суд и вновь по какой-то причине проиграть, или каким-то образом бороться с партий, или вообще пытаться её игнорировать. Председатель Конституционного суда дал знать - через прессу - что суд примет вопрос к рассмотрению, поскольку в прошлый раз вопрос о запрете партии не был даже затронут. А партия тем временем продолжает укреплять свои позиции. Выступая на съезде партии, её председатель Удо Фогт напомнил очередные задачи партии, стремящейся стать подлинно национальной силой в Германии:

сначала необходимо выиграть «борьбу за улицу», затем «борьбу за умы» и затем «борьбу за парламент».

Фактически, все три вида борьбы идут сейчас в Германии одновременно. Борьба за улицу - это организация и проведение демонстраций. NPD использует для этого любой повод - более 50 манифестаций за год, число митингов в помещениях не поддаётся учёту.

Нынешний год особый - год шестидесятилетия окончания войны и NPD использует этот повод для того, чтобы заставить всех говорить о себе. Напомню, всю началось уже в феврале, когда отмечалась годовщина бомбардировки Дрездена. Как известно, англо-американская авиация разбомбила город (в котором не было ни боевых действий, ни военной промышленности) в тот момент, когда исход войны был уже предрешён. Погибли десятки, может быть даже сотни тысяч человек - никто этого точно уже не знает, поскольку в городе было много беженцев. Нынешнее руководство страны скорбит по поводу бессмысленной гибели мирных людей в Дрездене, но подчёркивает, что Германия была втянута в эту войну Гитлером и бомбардировке Дрездена была лишь ответом на бомбардировки нацистами Ковентри, а так же других городов Европы. NPD с этим не согласна. Неонацисты вырывают эту трагедию из исторического контекста и называют налёты на Германию "бомбовым холокостом", которому не может быть ни прощения, ни забвения. А потому они категорически против того, чтобы чтить память всех погибших в той войне. В день бомбардировки они провели свою особую демонстрацию в Дрездене, противопоставив её общему акту памяти. Оценить общее настроение населения трудно, но в Дрездене демонстрация NPD прошла в полной тишине и абсолютно пустых улицах. Жуткая картина.

Нечто похожее NPD планирует провести в начале мая и в центре Берлина под Бранденбургскими воротами - в районе Рейхстага (в этом здании заседает Бундестаг ФРГ). Направленность этой демонстрации не вызывает сомнений. Понятно и то, какую реакцию всё это вызовет в мире. А потому власти Германии задумались о том, как предотвратить эту демонстрацию, которая согласно действующим нормам была уже давно заявлена. Правительство предложило ввести общий запрет на проведение демонстраций в исторических или символических местах.

У экспертов, однако, нет единого мнения по вопросу о необходимости такого запрета. В большинстве своём они считают, что какие-то специальные меры и ограничения только усложнят борьбу с правым экстремизмом, поскольку их будет трудно применять на практике. Скажем, на каком основании можно запретить проведение демонстраций под Бранденбургскими воротами одним партиям и группам, а другим разрешать? А если всем разрешать, то, как избежать столкновений. Сейчас многие демонстрации ультра-правых власти запрещают, поскольку опасаются не самих демонстраций, а беспорядков, которые возникнут, поскольку левые захотят ответить правым. Не стоит забывать, что подобные столкновения всегда попадают в прессу и у людей, непонимающих ситуации, возникает ощущение, что полиция в Германии защищает неонацистов, хотя фактически власти просто защищают тех, кому было разрешено проводить демонстрацию. А если не разрешать ультра-правым, то почему - вот такая сказка про белого бычка.

На этом на сегодня всё. Но поскольку споры о необходимости запрета NPD продолжаются, а она сама продолжает действовать, вызывая протесты, нам придётся) к этой теме возвращаться ещё не раз.