Как запретить неонацистскую партию (1) | Суть дела | DW | 11.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Как запретить неонацистскую партию (1)

08.03.2005

В Германии уже много лет существует партия NPD, которую все называют неонацистской, но запретить которую никак не удаётся. Хотя она и не скрывает своих целей: сначала выиграть «борьбу за улицу», затем «борьбу за умы» и затем «борьбу за парламент», чтобы потом избавиться и от него, и от "либерально-капиталистической системы ФРГ".

В одной из немецких газет мне попалась карикатура: по мостовой шагают бритоголовые демонстранты, неся неонацистские лозунги. На всё это смотрят два бюргера и один другому говорит: да не переживай ты, это всё сотрудники Ведомства по охране конституции. В каждой карикатуре есть доля правды. Какова она в этом случае? Какая часть неонацистов, экстремистов, активистов ультра - правых партий Германии подрабатывает в спецслужбе, занимающейся борьбой с экстремистами всех мастей? И ещё: сколько стукачей сидят в руководстве NPD (национал-демократической партии Германии, НДПГ)? Какова их роль в партии и в спецслужбе? И вообще, кто и на кого работает? А может быть они сиамские близнецы? Странная постановка вопроса, но..

вопросами этими занимался Конституционный суд Германии. Он, получив примерно пять лет назад от властей Германии предложение запретить национал-демократов, два года назад неожиданно отказался рассматривать этот вопрос, когда узнал, что многие пункты обвинения, доказывающие антиконституционную деятельность NPD, базируются на выступлениях и статьях руководителей партии, являющихся секретными сотрудниками спецслужб.

Считается, что в руководстве партии было в тот момент несколько десятков таких стукачей.

В прессе можно было найти материалы, сообщающие, что на многих собраниях, или демонстрациях сексоты составляли не менее половины присутствующих. Более того, писалось, что, мол, стукачи нередко были активнее других - приносили на мероприятия соответствующие транспаранты, флаги, эмблемы, а потом - по окончании - собирали их как вещественные доказательства.

Что вы скажете по поводу этих обвинений, допустимо ли это, возможно ли было такое в ваше время, спросил я у бывшего шефа Ведомства по охране конституции Вертебаха?

Нет, ни в коем случае. Правда, я знаю о том, что вы говорите, только из сообщений прессы. За четыре с лишним года моего руководства Ведомством по охране конституции такого не было. Конечно, может случиться, что агент переборщит, т.е. будет более активным, чем это ему полагается, или вообще станет инициатором какого-то антиконституционного действия. Однако по закону он не имеет права лично совершать никаких противоправных действий. А участие в неонацистских сходках - нарушение закона. И вообще, я сомневаюсь, что такое было на самом деле.

Министр внутренних дел Баварии Гюнтер Бекштайн объясняет большое количество завербованных агентов тем, что страна построена на федеральном принципе. А потому…

… и полиция, и Ведомство по охране конституции работают каждый на своей территории. И партия NPD так же имеет свои отделения в каждой федеральной земле. Поэтому каждый агент сообщает только о своей зоне ответственности. Иными словами, кажущееся большим число агентов на самом деле не столь велико. А порой, скажем, на уровне федерального руководства партии, где работали два агента - это было необходимо только потому, что одному полностью доверять было невозможно - не стоит забывать, что это всё же не агенты нашего Ведомства, а члены партии, согласившиеся на нас работать. Иными словами один должен был как бы доказывать верность информации другого.

Министр внутренних дел Отто Шили, выступая в Конституционном суде, отмёл все обвинения в том, что спецслужбы управляли деятельностью НДПГ и особо подчеркнул, что речь идёт не об агентах, засланных в партию, а наоборот, о "партийцах", согласившихся работать на полицию,

Т.е. "стучать" за деньги. Причём, как они сейчас уверяют, они делали это с согласия партии, а от тех, кому они стучали, они не скрывали, что партия всё об этом знает.

Чтобы понять всю сложность проблемы, в которой оказалась сейчас Германия, нужно вспомнить, что уже не один год в стране существуют три партии, которые часто называют неонацистскими, т.е. в той или иной степени разделяющими принципы и методы Гитлера. Наиболее однозначно это можно сказать об NPD, которая была основана в 1964 году, чтобы „воссоединить атомизированную нацию“.

В своих публикациях НДПГ открыто излагает свои взгляды и цели. Так, партия не скрывает своих расистских взглядов:

«...мировые войны отняли власть у европейской белой расы. Не в последнюю очередь её закат был вызван наступлением еврейского духа, который захватил всю Европу».

Вольфганг Френц, член руководства и стукач, в книге с символическим названием «Утрата родины, или столетие евреев» пишет:

«Гитлер с его антисемитизмом был настоящим подарком для евреев. Благодаря ему возникла та массовая истерия, которая привела к созданию государства Израиль...Если бы Освенцима не было, евреи его должны были бы выдумать, ведь только благодаря ему им удалось взять власть».

НДПГ считает ныне существующее свободное демократическое государство недостойным наследником нацистском режима.

«ФРГ объявила ненужными такие вечные ценности как святость материнства, неприкасаемость семейного уюта, гармонию национального сообщества, а так же святой принцип Гитлера «работа и хлеб для всех и каждого». Этот принцип был подменён глобализацией. Национальная культура была разрушена мультикультурным призраком".

Тот же Френц доказывает, что Гитлер был величайшим гением мировой истории, поставившим перед собой цель преодолеть классовые противоречия и покончить с классовой борьбой. Национал-социализм, убеждает Френц, был воплощением идеи, впервые поставившей в центр политической системы не власть капитала, а человека и народ (немцев). В новом тысячелетии, пусть и с опозданием на полвека, идеи Гитлера должны восторжествовать.

Отрывки из упомянутых трактатов использованы властями как обоснование их требования запретить партию. Зная, однако, что некоторые из авторов пришли к этим мыслям во время сотрудничества со спецслужбами, можно только удивляться, почему власти не попытались запретить эту партию раньше, ведь Административный суд ФРГ ещё в 1983 году понял, что «NPD ведёт борьбу с соперниками с явным намерением исключить их из политической жизни, используя методы и лозунги НСДАП (партии Гитлера). Кроме того, партия претендует на монопольное обладание истинным мировоззрением. «Административный суд уже тогда пришёл к выводу, что партия стремится разрушить основные принципы демократического государства, сломать существующую политическую систему, добиться социал-революционного обновления».

Кроме того, как напоминает мой коллега Вольфганг Капуст,

требующие запрета НДПГ государственные инстанции собрали огромное количество материалов, свидетельствующих о противоправной деятельности партии – это и обвинение в антисемитизме, и в близости к нацизму, и в пропаганде национально-коллективистской идеологии, противоречащей конституции страны. Кроме того, речь идет и об агрессивной избирательной кампании НДПГ, использующей недозволенные методы в погоне за голосами избирателей, и о концепции создания очищенных по национальному признаку территориальных зон, из которых неонацисты, прибегая к насилию, изгоняли бы иностранцев. Существуют также доказательства тесного сотрудничества молодежной организации НДПГ с неонацистами, которая по сути является несущим звеном военизированных группировок, делающих ставку на применение насилия. Все эти аргументы должны быть подтверждены в ходе процесса.

Но как напоминает мой коллега Вольфганг Капуст, Конституционный суд вынужден был прекратить дело о запрете партии:

Конституционный суд (высшая судебная инстанция Германии) в ходе специального заседания должен был уяснить, сколь велика в НДПГ роль тайных осведомителей Ведомства по охране конституции, занимавших в НДПГ высокие посты в руководящих партийных структурах. Действительно ли решающим был их вклад при создании имиджа партии? Действительно ли только их высказывания дают повод для запрета партии? Короче говоря, вопрос встал так: НДПГ самостоятельно заняла право-экстремистские позиции или на это её подтолкнуло, подсовывая соответствующие лозунги, Ведомство по охране конституции.

В конце концов Конституционный суд отказался рассмативать дело о запрете, поскольку истцы не пошли на разглашение имён всех осведомителей Ведомства по охране конституции.

Продолжение следует...