Как глобализация съела Щелкунчика | Германия из первых рук | DW | 22.12.2006
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Как глобализация съела Щелкунчика

21.12.2006

Ну что, время всё ближе к Рождеству, пора сказочки рассказывать. Вот, жила-была в кучерявых горах деревушка малая, да не простая, а вся такая сказочная, пряничная.

default

Мужики в деревушке из полешек игрушки строгали, а жёны их и дочери - те игрушки заезжим путникам втридорога продавали. И жили бы они долго и счастливо, да обрушилась на них напасть волчезубая - глобализация называется. Вот об этом мы сегодня и поговорим. Но сначала - дежавю. Оказывается, в Германии до сих пор существует «Эф-де-йот». Это сокращение от «Фрайе дойче югенд» - «Союза Свободой немецкой молодёжи». Был в бывшей ГДР такой филиал советского комсомола. ГДР давно уж нет, а «Эф-Де-Йот» остался. Правда, ряды поредели: раньше в немецком комсомоле состояло более двух миллионов человек, сегодня - разве что сотня-другая наберётся:

Какие были времена! Маршировали стройными рядами профессиональные немецкие комсомольцы и распевали «Дружба - фройндшафт». Рубашки на них были синие, одинаковые. И мысли единые, правильно причёсанные: партия, партия, она всегда права! Была и такая песня. «Эф-Де-Йот», немецкий комсомол, был кузницей кадров в социалистической ГДР. Перед самым распадом ГДР комсомольцев там насчитывалось 2 миллиона 300 тысяч. А нынче что? Нынче членство в «Эф-Де-Йот» не сулит ни денег, ни карьеры. Циники, карьеристы и просто попутчики разбежались, в комсомольцах теперь ходят только самые идейные. Идейных на всю Германию набралось около 200. Таких, как председатель «Эф-Де-Йот» - Ринго Элерт. Ему 28 лет. За что же борется Ринго:

«Значит, если попытаться описать работу «Эф-Де-Йот» в наши дни, я бы сказал, что «Эф-Де-Йот» сегодня концентрирует свои силы на трёх задачах: во-первых, на борьбе против милитаризма и империализма, во-вторых, понятное дело, на борьбе против фашизма. Ну и, конечно, на просвещении молодёжи на предмет того, что на самом деле произошло в 1989-ом году».

А что на самом деле произошло в 1989-ом году? А произошло массовое бегство граждан ГДР на запад, массовые демонстрации протеста против прогнившего правящего режима и вездесущей «Штази» и, наконец, падение Берлинской стены. А завершилось всё это год спустя воссоединением Германии. Это - общепринятая точка зрения. Но Ринго её не разделяет. Он считает, что никакого воссоединения не было, а просто ФРГ аннексировала ГДР. Ринго так и говорит: вот тут была и осталась ГДР, а вот там - ФРГ. ГДР была лучше, но люди этого не поняли или забыли. Надо им об этом напомнить. Но за что же всё-таки борются Ринго и его соратники в этой вроде бы ещё поделённой, но, с другой стороны, вроде бы и единой стране? Против чего, он уже рассказал, но за что?

«Эф-Де-Йот» стоит перед задачей спасти последние, жалкие остатки демократии в этой стране».

Соратник Ринго, Иоганнес торопится разъяснить:

«Начиная с 1995-го года «Эф-Де-Йот», во всяком случае, снова выступает как антифашистско-демократическая партия. Антифашистская демократия - вот наше требование, вот наш лозунг в борьбе».

Правда во времена ГДР «Эф-Де-Йот» никогда не считался и не назывался самостоятельной партией, поправляет политолог Доротея Вирлинг. «Союз свободной немецкой молодёжи», точно так же, как и советский комсомол, был придатком правящей коммунистической партии, организацией по идеологической обработке подрастающего поколения. Откуда же взялись новые немецкие комсомольцы, многие из которых о жизни в ГДР знают только понаслышке?

«Вообще-то это поразительный феномен. Я могу предложить только такое объяснение: перед самым банкротством ГДР «Эф-Де-Йот» была гигантской массовой организацией. В ней состояли едва ли не все молодые люди, так что она утратила всякий политический смысл. Она не могла предложить молодым людям ни разумной программы, ни убедительной идеологии. Но в тот самый момент, когда ГДР не стало, появилась и возможность заново выдумать молодёжную организацию под старым названием «Эф-Де-Йот».

Ой, до чего же сладко поют Иоахим Зюсс и его самодеятельный ансамбль! Кстати, фамилия «Зюсс» в переводе и значит «Сладкий». А поют они о светлом рождественском празднике в своих родных Рудных горах. Для местных жителей Рождество - не просто религиозный праздник, это ещё и один из основных источников дохода. Вот, например, деревушка Зайффен весь год готовится к Рождеству. Но в этом году в благостное настроение закрался диссонанс. И сюда, в Рудные горы пришла глобализация:

Вдоль главной улицы деревушки Зайффен выстроен рождественский рынок. Игрушечный паровозик развозит туристов по местным достопримечательностям. Маршрут недолгий - во всей деревне едва 3000 жителей наберётся. 400 из них каждый день надевают живописные костюмы и устраивают для гостей парад. Это - главное событие дня. А гостей в Зайффене в эти дни видимо-невидимо. Гостиницы и ресторанчики переполнены. Председатель местного Союза мастеров прикладного искусства и игрушек Дитер Ульман не нарадуется:

«Каждый день у нас тысячи гостей. В выходные - до 30.000. Одних только туристических автобусов по 200 штук приезжают. На улицах не протолкнуться. Но, с другой стороны, мы рады, что люди со всего света так интересуются нашим прикладным искусством и приезжают к нам в Зайффен, чтобы его увидеть».

Музей местного прикладного искусства заманивает посетителей сладкими рождественскими мелодиями. А рядом, и на рынке и в бесчисленных магазинчиках можно изделия этого прикладного искусства купить: это деревянные ангелочки, подсвечники, шкатулки, щелкунчики и рождественские пирамидки-карусели. Наверху у этих пирамидок лопасти, наподобие винта у вертолёта. Зажжешь под винтом свечки, и поток тёплого воздуха начинает крутить всю пирамидку с оленями, овечками, фигурками волхвов или снегурочек. Красота и умиление. Но искусство требует жертв, вернее, денег.

«Я тут приглядела одну фигурку, довольно большую, так они за неё 140 евро просят. Это же на старые деньги почти 300 марок получается. А фигурку поставишь, и гляди на неё, да пыль смахивай. Кто станет за это такие деньги платить? Мы - нет».

Хозяин одного из магазинов рождественских игрушек Матиас Шиллинг оправдывается:

«Мы, местные, за многие годы сумели объяснить покупателям, что игрушки делаются здесь, в Рудных горах, что это дело трудоёмкое, много ручной работы. Поэтому и цены такие. И покупатели это понимают».

Но, оказывается, не все. В каких-то ста метрах от магазинчика господина Шиллинга расположился новый магазинчик. Там тоже продаются деревянные рождественские игрушки, однако, за полцены. Игрушки, на первый взгляд, точно такие же, но не такие: сделаны они в Китае. Вот, с тех пор, как открылся этот магазин, нет больше в Зайффене мира. Продавщица нового магазина Табеа Хельмерт чуть не плачет:

«Оскорбляют прямо здесь, на работе, мол, ни стыда у нас нет, ни совести. Я им объясняю, что я безработной была, что мне тоже где-то работать надо, ничего не помогает. И это люди, с которыми я вместе в детсад и в школу ходила».

Изгоем в деревне стал и Томас Кирше. Он сдал в аренду помещение под новый магазин. С тех пор с ним никто не здоровается. Хуже того, господин Кирше и сам торгует рождественскими игрушками, так все местные мастера отказались ему эти игрушки поставлять. Кран в доме потёк - надо вызывать мастера из соседнего города, местный сантехник работать на «предателя» отказывается.

«Я знал, что проблемы будут. Я знал, что теперь никто со мной за один стол в пивной не сядет. Но это же мафиозные методы! Господина Шульте вон ни в одну гостиницу не пускают, недавно из четвёртой или из пятой попросили. Я 56 лет здесь прожил, я местный, а соседи проходят мимо меня, словно я пустое место, и не здрасте тебе, ни до свидания».

Упомянутый господин Шульте - тот самый злодей, который придумал импортировать деревянные игрушки из Китая. Сейчас там на него работает 300 человек. Шульте завёз в Китай образцы рождественских игрушек из Зайффена, вот, китайцы их старательно и копируют. Только раскраску чуть-чуть меняют. Союз мастеров прикладного искусства и игрушек Рудных гор развернул против такой распродажи местного традиционного искусства кампанию под лозунгом: «Оригинал против плагиата». В ответ господин Шульте подал на союз в суд за оскорбление чести и достоинства. И требует четверть миллиона компенсации за моральный ущерб. Причём в евро, а не в китайских юанях. А пока суд да дело, господину Шульте в один из его приездов в Зайффен разбили лобовое стекло в машине. Председатель Союза мастеров прикладного искусства и игрушек Дитер Ульман в доверительной беседе намекает, что Шульте сам себе стекло и разбил, с него станется. А в микрофон добавляет:

«Я в принципе ничего не имею против глобализации. Но есть издержки глобализации, и с ними нужно бороться. Весь немецкий рынок завален дешёвыми копиями, а в Германии рабочие места пропадают. Теперь о нас конкретно скажу: мы же не просто раскрашенные деревяшки продаём, наши игрушки - это немецкое культурное наследие».

У меня дома такой деревянный щелкунчик есть. Старенький, правда, и краска с него облупилась. Но орехи я им больше щёлкать не буду, а то вдруг, страшно сказать, сломается немецкое культурное наследие? На этом у меня всё. Передачу мне помогли подготовить Доротея Бранд и Сабина Кинкартц.