1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Как в Германии защищены женщины от насилия в быту?

03.03.2002

Начнем с писем с отзывами и предложениями. У Александра и Галины Кирилюк из Житомира есть предложения в адрес передачи «религия и церковь»:

«В католической церкви существуют различные христианские общины, одни из которых называются неокатехуменальные. Такую общину посещаем и мы с женой и тремя детьми в Житомире. Эти общины многочисленны во всем мире. Есть такие и в Кёльне. Так же там недавно открылся семинариум «Redemptorismater». В таких семинариумах учатся молодые ребята на священников, пресвитеров. Нам было бы интересно в одной из передач «религия и церковь» подробнее узнать об этих общинах в Германии Я надеюсь, что кельнских общинах есть и многодетные семьи. Поверьте, нам это будет очень интересно».

Уважаемые Александр и Галина, благодарю Вас за предложения, их я передал редактору журнала «Религия и церковь Анатолию Иванову. Надеюсь, что он учтет Ваше пожелание при подготовке будущих передач.

Андрей Селюгин из тоже из Житомирской области пишет:

«Вот уже полгода я слушаю ваши передачи и могу прямо сказать, что они выгодно отличаются от передач других радиостанций. Каждый ваш слушатель находит для себя что-то интересное. Я, например, с удовольствием слушаю «Дискуссионный клуб», «Спорт», новости, «Почтовый ящик». Благодаря «Дополнительным урокам немецкого» я могу окунуться в немецкую повседневность, в быт, в немецкий образ мыслей. Спасибо вам за то, что вы есть и за то, что вы радуете нас своими передачами. Андрей Селюгин».

Валерий Иванович Классен из Украины разыскивает своих родственников, которых по всему свету разбросала война. Вот что он пишет:

«Недавно я слушал передачу «Мосты» о бывшем немецком колхозе-миллионере «ЗО лет Казахстана». В передаче вы беседовали с Ниной Ивановной Классен, которая проживает в доме бывшего председателя колхоза. Мне кажется, что она – моя родственница. С 1991 года я разыскиваю своих родственников. Я родился 7 июня 41 года в селе Степановка. 29 лет отслужил в армии. Уезжать из Украины не собираюсь, здесь живут мои дети и внуки. Обидно только, что такую дружную семью, как наша, разбросала война. Мне бы очень хотелось найти своих родных. Я обращался уже во многие инстанции, в том числе и в Немецкий Красный Крест, но пока безрезультатно. Может, кто-то из ваших слушателей знает о моих родных, был бы рад, если кто-то откликнется. Адрес в конце письма. А пока – коротко о своих родных. Мой отец – Классен Иван Петрович, 1917 года рождения, родился и жил в селе Григорьевка Барвенковского района Харьковской области. Там родились и его братья. Перед войной отец работал учителем немецкого языка в селе Степановка Александровского района Донецкой области. 31 сентября 41 года он был арестован. Умер в лагере №5 города Сталинграда от хронического истощения организма. В 1963 году посмертно реабилитирован. Братьев отца звали – Петром, Василием, Андреем. Имя моего деда – Петр Давидович, брат деда – Абрам, бабушку мою звали Екатериной Ивановной. Все мои родственники до войны проживали в колонии Кондратьевка Константиновского района Донецкой области, работали в колхозе имени Карла Либкнехта. Куда всех выслали – мне не известно. Наверняка потомки моих предков живут в Казахстане, Сибири, в Германии. Мне бы очень хотелось познакомиться со своими двоюродными братьями и сестрами. Был бы благодарен всем, кто что- либо знает о моих родственниках. Мой адрес: 19900, Украина, Черкасская область, п.г.т. Чорнобай, ул. Ленина, д. 96, кв. 16. Валерию Классену».

У Виктора Бондарева из Казахстана серьезная проблема. Вот что он пишет:

«Я совсем недавно стал слушать вашу программу и сейчас стараюсь не пропускать ни одной передачи. Меня очень беспокоит вот какой вопрос. У меня супруга – немка – уже год как живет в Германии. Она уже получила жилье, устроилась на работу. Правда, работает она от социального ведомства. Она очень хочет, чтобы я к ней приехал. Мы раньше жили в гражданском браке, когда мы с ней познакомились, её документы уже находились в обработке в федеральном административном ведомстве Германии. Из-за боязни нарушить иммиграционный закон Германии мы с ней не расписались и жили с ней до её самого отъезда в Германию. Она вместе с дочкой от первого брака уехала. Мы были очень счастливы с ней. И сейчас страдаем от разлуки. Я вас очень прошу ответить на мое письмо. Это очень важно для нас обоих. Возможно ли воссоединение семьи?»

Уважаемый господин Бондаренко, о каком нарушении эмиграционного закона Германии Вы пишите? Зарегистрировав свой брак, Вы бы не нарушили закон, а наоборот – облегчили бы задачу и себе, и германским чиновникам. Правда, срок обработки документов в связи с изменением семейного положения вашей гражданской жены удлинился бы. Но зато сегодня перед Вами не стояла бы практически неразрешимая проблема. Дело в том, что гражданский брак не дает оснований для воссоединения семьи. Для чиновников важны документальные подтверждения семейного положения ходатайствующего о переезде в Германию. Если бы чиновники принимали решения, основываясь на словах ходатайствующих, на устных высказываниях, то представляете, сколько людей использовали бы эту лазейку для того, чтобы перебраться в Германию? Вы, господин Бондаренко, можете переселиться в Германию только в случае официальной регистрации брака. Причем, Ваша жена может принять Вас только при условии, что она докажет чиновникам, что у неё есть средства, чтобы содержать Вас до тех пор, пока Вы сами не будете в состоянии обеспечить себя. То, что Ваша жена работает от социального ведомства, говорит о том, что она не смогла самостоятельно найти работу. Работа от социального ведомства обычно низкооплачиваемая, и квартира у Вашей жены тоже социальная, а это значит, что и квартплата финансируется за счет социального ведомства. Так что пока нет никаких предпосылок для того, чтобы Вы имели возможность перебраться в Германию к женщине, с которой Вы состояли в гражданском браке. Только официально зарегистрированный брак, при дополнительных названных выше условиях, Вы сможете, воссоединиться с семьей. Вот такая неутешительная информация.

Евгения Шевцова из Москвы спрашивает, как законы Германии защищают женщин, подвергающихся насилию в быту?

Европейские эксперты утверждают, что каждая третья женщина, хоть однажды в своей жизни подверглась насилию: побоям или сексуальному принуждению. Полицейская статистика в этом случае не показательна, ведь более половины пострадавших женщин не заявляет в полицию вовсе, поскольку речь идет о ближайших родственниках. О том, как в Германии борются с насилием над женщинами в быту, рассказывает Елена Байер:

Вплоть до середины 70-х годов в Германии тема ”насилие над женщинами в быту" замалчивалась. Частная сфера считалась неприкосновенной, а случаи побоев рассматривались, как печальные и довольно редкие исключения. Но в 1976 году в Берлине был открыт первый приют для женщин и их детей, где они могли укрыться от агрессивных мужей до тех пор пока не станут самостоятельными, не найдут работу и квартиру. «Количество женщин, заполнивших приют, потрясло тогда многих», - вспоминает министр по делам семьи Кристине Бергманн. Тот же эффект наблюдался и когда был открыт первый приют для женщин в Восточном Берлине.

В бывшей ГДР тема ”насилие над женщинами в быту" не обсуждалась вообще: мужчины, бьющие женщин, не вписывались в ”здоровое социалистическое общество". Поэтому для женщин ничего не делалось в этом направлении. Когда же в девяностом году был открыт первый женский приют в Восточном Берлине, он заполнился за один день. Это, конечно, не означает, что за этот один день мужчины с цепи сорвались: безусловно, женщины систематически подвергались насилию.

Но если в бывшей ГДР помощь пришла к женщинам лишь с падением Берлинской стены, то в ФРГ женские организации, уже давно бившие тревогу, были услышаны гораздо раньше. Уже с конца 70-х годов, под влиянием неправительственных женских организаций и инициатив немецкое законодательство претерпело серьезные изменения. Закон, наконец, встал на сторону женщин, все более интенсивно защищая их от дискриминации и насилия, все более строго карая преступников.

В 1994 году в Германии был принят закон, защищающий женщин от сексуальных домогательств на рабочем месте, а в 1997, после долгих дебатов в Бундестаге, вступил в силу закон, предусматривающий уголовную ответственность за применение сексуального насилия в браке.

Тема ”насилие над женщинами" из частной превратилась в политическую, причем, не только на национальном, но и на европейском уровне. В 1997 году шведский депутат Европейского Парламента Мариана Эриксон заставила своим сенсационным заявлением задуматься многих: ”В моей стране", - заявила она, - ”каждые десять дней от последствий насилия умирает женщина. Преступник, как правило, либо член семьи, либо близко знаком с потерпевшей".

Два года спустя Европейский Союз объявил 1999 год годом борьбы с насилием над женщинами. Ситуация в восточноевропейских странах вполне сравнима с той, что царила в ГДР - бывшие соцстраны лишь в начале 90-х годов, почти с 20летним отставанием обратились к этой проблеме. И потому опыт западноевропейских стран интересен и важен для них. Например, опыт Австрии демонстрирует, что можно еще многое сделать, чтобы улучшить положение женщин - жертв насилия в быту. Так в Австрии был принят новый закон, по которому бьющие мужья, и не только мужья, незамедлительно выдворяются из квартиры с четырнадцатидневным запретом возвращаться. В течение этих двух недель суд в ускоренном порядке принимает решение о том, кто остается в этой прежде совместной квартире, причем, как правило, суды становятся на сторону женщин. Специалисты считают, что этот опыт австрийских коллег непременно нужно распространить не только на другие страны Европейского Сообщества, но и на страны Восточной Европы.

Владимир Гудзенко из Подмосквья откликается на выпуск «Почтового ящика», в котором речь шла о приюте в Подмосковье для женщин-жертв сексуального насилия. Вот что он пишет:

«Меня очень взволновал репортаж Валерия Туголукова о строительстве в подмосковном поселке Бужарово приюта для женщин, страдающих от насилия. Особенно отрадно было слышать, что в осуществлении этого проекта участвуют и немецкие добровольцы. Из этого репортажа я узнал о том, что строительством руководит известный правозащитник, бывший политзаключенный Александр Огородников. Я много слышал об этом необыкновенном человеке, который за свои демократические убеждения и за веру в Бога отсидел несколько лет в советском лагере. Позже отец Александр открыл столовую для бездомных в центре Москвы, которую неоднократно пытались закрыть уже новые демократические власти. Сегодня Александру Огородникову приходится нелегко, но ему помогают его единомышленники не только из России, но и из других стран. Такие люди, как Александр Огордников – воплощение чести и достоинства новой России».

Николай Ганшин из Санкт- Петербурга откликается на некоторые наши передачи и предлагает новые темы:

«Я рад, что в вашей программе появилось много новых и интересных передач, в которых рассказывалось о самых разных событиях, произошедших в мире. Запомнилась передача о проблемах, связанных с коровьим бешенством. Очень хорошо, что «Немецкая волна» не обходит стороной острые темы, а тщательно анализирует их и предлагает свои варианты их решений. На мой взгляд, очень острой является проблема радиации. В России отношение к этой проблеме чрезвычайно легкомысленное. Тревогу бьют только экологи, чиновники же стараются этой проблемы не замечать. Ситуация усугубляется тем, что в Россию постоянно завозятся продукты питания из Белоруссии, которое поражено радиацией. Белоруссия оказалась той страной, которая больше всех пострадала от Чернобыльской катастрофы. Как мне кажется, сам Лукашенко не уделяет этому вопросу особого внимания. Политике Лукашенко необходимо противопоставить организованную волю мировой демократической общественности. Необходимо добиваться освобождения белорусского народа из-под его власти. Было бы неплохо, если бы в вашем эфире прозвучала передача о деятельности германских специалистов, занимающихся проблемами радиационного контроля. Какие научно-исследовательские центры в Германии занимаются изучением этой проблемы? Каковы минимальные и максимальные нормы радиации? Издаются ли отчеты об уровне радиоактивного фона?»

Уважаемый господин Ганшин, мы учтем ваше пожелание при подготовке будущих передач. Благодарим Вас за предложенную тему.

Прежде, чем прозвучит ваша музыкальная заявка, вопрос Сергея Гущина из Псковской области:

«Если не ошибаюсь, перед войной авиаконструктор Туполев, как и многие другие знаменитые авиаконструкторы, был осужден и попал в лагерь за то, что передал Германии конструкцию своего самолета, которую не оценили в СССР, а в Германии этот самолет стал знаменитым «Мессершмидтом». Так ли это?»

Нет, уважаемый Сергей, это не так. Осудили Туполева, как в те времена в Советском Союзе это было принято, ни за что. Никаких данных, а тем более конструкций своих самолетов Туполев в Германию не предавал.

Андрей Крафт из Северодонецка Луганской области ищет подругу по переписке. Вот что Андрей пишет:

«Я знаю, что ваши передачи слушают не только в странах СНГ, но и в самой Германии. Я бы хотел переписываться с девушкой – жительницей Германии или стран СНГ, которая интересуется жизнью в ФРГ. Мне 26 лет, у меня высшее техническое образование, круг интересов достаточно широк, но особенно люблю музыку. Если кто-то заинтересовался, то прошу откликнуться по адресу: Украина, 93411, Луганская область, г. Северодонецк, а/я 79 Андрею Крафту. А еще мне хотелось бы вас попросить включить в эфир композицию немецкой группы «Крафтверк» – «Das Modell».

Также по теме