1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Как в Германии живут инвалиды?

16.03.2003

Владимир Гудзенко, откликаясь на один из выпусков передачи "Читальный зал", вспоминает эпизод времен второй мировой войны. Вот что он пишет:

"В "Читальном зале" вы представляли книгу Марии Рольникайте "Я хочу рассказать". Эта книга захватывает читателя своей правдивостью. И она вызвала у меня воспоминания о том, как в годы войны женщина-еврейка спасла жизнь моему дедушке. Эта женщина работала врачем, жила в городе Полтаве. Перед приходом немцев в город она ушла из дому, пришла в одно из ближайших сел и попросилась на квартиру к одной одинокой старушке. Она договорилась с бабушкой о том, чтобы она всем говорила, что она её дочь. Рассказывают, что у моего дедушки тогда сильно болел живот. Он весь ослаб и даже посинел. Домочадцам ничего не оставалось делать, как ждать его смерти. Тем более, что была война, есть было нечего. Ели травянные лепешки. И тут кто-то вспомнил, что в соседней деревне живет женщина-врач. Повезли дедушку к ней на подводе. И женщина-доктор его спасла. Она отпаивала его какими-то травами, пока дед не встал на ноги. Женщина так и прожила в доме старушки до конца войны. Лечила людей, и никто её не выдал, хотя многие знали, кто она есть на самом деле, другие догадывались. Почему-то принято считать, что нам, украинцам, свойственен антисемитизм. По-моему, это такой же глупый стереотип, как то, например, что русские ходят в лаптях и валенках, а украинцы питаются только салом".- Считает наш слушатель из Московской области Владимир Гудзенко.

Павел Мучичка из Закарпатской области в своем письме спрашивает, кто из немцев первым получил Нобелевскую премию и в какой области?

Ежегодно в октябре месяце одна из передач «Наука и техника» посвящена очередным лауреатам Нобелевской премии. А вручается она, как известно, с 1901 года. С подробностями Марина Аксенова.

Как известно, премии в области естественных и гуманитарных наук ,а так же в области медицины и экономики, учрежденные шведским ученым Альфредом Нобелем, стали присуждаться с 1901 года. По завещанию Нобеля присуждение наград не должно увязываться с принадлежностью лауреата к той или иной нации, равно как сумма вознаграждения не должна зависеть от гражданства лауреата. В 1901 году Нобелевскую премию получили сразу три представителя интеллектуальной элиты Германии- физиолог Эмиль фон Беринг, химик Якоб Вант-Гофф и физик Вильгельм Рентген, наиболее известный и первый в мире радиолог.

Некие икс-лучи ,способные проникать почти во все предметы на различную глубину, обнаружил Рентген во время физических опытов с электрическим разрядом. Держа небольшой свинцовый диск между разрядной трубкой и экраном, Рентген сделал открытие. Кости его рук отбрасывали на экран более темную тень по сравнению с более светлой тенью от мягких тканей. Вильгельм Рентген так же заметил, что эти лучи вызывают и потемнение пластинок с фотоэмульсией. Исследования ректора Вюртембергского университета сразу же в 1885 году были опубликованы в научном журнале. И сегодня рентген -один из методов диагностики в медицине.

Владимир Мазуров из города Ейска Краснодарского края пишет:

«Я давний и постоянный слушатель ваших передач. Большинство из них мне представляются интересными и познавательными. Более всего меня привлекают такие передачи, как «Германия из первых рук», «Мосты», «Читальный зал», «Новости науки и техники», «Дискуссионный клуб», историческая передача. Отдельное спасибо Анастасии Рахмановой и Ефиму Шуману за интересные материалы. Меня, инвалида с детства, перенесшего детский церебральный паралич, издавна интересовало как живут и устраиваются в жизни инвалиды в Германии? Существуют ли в Германии специальные учебные заведения для инвалидов? Как решаются вопросы их трудоустройства, как организованы лечение и быт?»

Уважаемый Владимир, о жизни инвалидов в Германии мы рассказывали в передачах "Германия из первых рук", "Почтовом ящике", "Дополнительных уроках немецкого". Видимо, Вы пропустили эти передачи. Предлагаю вашему вниманию фрагмент передачи "Германия из первых рук", которая прозвучала в нашем эфире в апреле 2000 года.

В Конституции Германии, в статье третьей записано: "Никто не может быть ущемлён в правах на основании его физических или умственных недостатков." Это - теория, а на практике инвалидам не так-то просто найти соответствующую их квалификации и способностям работу. Уполномоченный федерального правительства по делам инвалидов Германн Хаак не без горечи констатирует:

«В принципе, можно сказать, что недостатки или увечья надо искать в головах у так называемых "здоровых людей", а не у инвалидов. Смотрите, у нас есть целая система "спецучреждений". Спецшколы для детей с умственными или физическими недостатками, спецмастерские для них, даже "детские садики" и те "спец". Все эти "спец...", "спец", "спец" отгораживают инвалидов от нормальной жизни, выталкивают их на обочину».

Трудовое законодательство в Германии на стороне инвалидов. Для всех средних и крупных предприятий введена квота в шесть процентов. Биржи труда, со своей стороны, оказывают финансовую поддержку фирмам при приёме на работу сотрудников с умственными или физическими недостатками. Они оплачивают переоборудование рабочих мест и помещений. Например, для тех, кто может передвигаться только на инвалидной коляске, нужно построить пандусы, переоборудовать лифты, чтобы инвалид мог со своего кресла дотянуться до кнопок, построить специальный туалет. Кроме того, биржа труда компенсирует работодателям часть зарплаты на время, пока новый сотрудник войдёт в курс дела. Ни один инвалид не может быть уволен с работы без согласия специальной комиссии по делам инвалидов. Кроме того, таким сотрудникам полагается неделя дополнительного отпуска. Если же фирма не выполняет обязательную квоту приёма на работу людей с умственными или физическими недостатками, то за каждое незанятое рабочее место она обязана отчислять по 200 марок. Эти деньги идут на создание специальных мастерских для инвалидов. Однако, несмотря на жесткость законов в Германии безработными зарегистрированы 180.000 людей с физическими или умственными недостатками. В то же самое время биржи труда предлагает 310.000 рабочих мест с пометкой: "При приёме на работу инвалидам отдаётся предпочтение". Как объяснить такое несоответствие? Сотрудник федерального союза работодателей Райнхард Эберт поясняет:

«Нельзя говорить об инвалидах вообще, о том, что они что-то могут или не могут, умеют или не умеют. И работодателей я не стал бы валить в одну кучу, мол, они не хотят принимать на работу людей с умственными или физическими недостатками, потому что такие сотрудники чаще болеют или хуже работают. В каждом случае надо подходить индивидуально и конкретно».

Такой индивидуальный подход включает в себя и профессиональное обучение или переквалификацию. По всей Германии разбросано 47 специальных - вот, опять это слово, реабилитационных центров, где одновременно готовятся к трудовой жизни 12.500 человек. Будущие профессии подбираются в зависимости от интересов и тяжести физических или умственных недостатков. В центрах готовят компьютерных программистов, бухгалтеров, чертёжников. Другим больше подходят такие профессии, как садовник или сапожник. Педагог одного из таких центров в деревушке Мария Вээн неподалёку от города Мюнстера Герхард Шолтен говорит:

«Самые хорошие шансы найти работу у ремесленников. У нас, например, самым большим спросом пользуются мастера по пошиву ортопедической обуви. Здесь неподалёку есть такая фирма. Там шеф - умница и деньги считать умеет. Он знает, что у нас люди проходят солидную подготовку, а кроме того, они подходят к работе с особой тщательностью, ведь обувь-то ортопедическая, тоже для инвалидов. Все оказываются в выигрыше: и наши выпускники и фирма и покупатели».

В реабилитационном центре есть интернат для подростков и молодых учеников и отдельные комнаты или квартиры для взрослых. Есть свой спортивный зал и стадион. Молодёжь опекает целый штат воспитателей, психологов, социальных работников и педагогов. Первый этап - серия тестов и собеседований для выбора подходящей профессии. Обучение, как и в обычных училищах в Германии, проводится в рамках так называемой "дуальной системы", то есть практическая подготовка в мастерских и на предприятиях сочетается с теоретической учёбой в школе. На мастера по пошиву ортопедической обуви, например, учатся 3 с половиной года. Эту профессию выбрал и Ульф Бёмертс из Франкфурта на Одере. Берлина. Он работал каменщиком, но упал с лесов и раздробил ступню. С тех пор сильно хромает и не может долго ходить или стоять. В реабилитационном центре он впервые столкнулся с инвалидами, у которых гораздо более тяжелые увечья или физические недостатки:

«Я убедился, что эти люди ничуть не глупее так называемых нормальных людей. У нас тут много парализованных в инвалидных колясках. Они могут не хуже учиться и не хуже работать, чем любой человек, который нормально передвигается и ведёт нормальную жизнь. Знаете, перед такими людьми хочется снять шляпу. Вот только я шляпу не ношу».

Но, наверное, труднее всего бороться с предрассудками в обществе в отношении людей с умственными недостатками. Марсель Фюрстенау рассказывает, как изменилось положение таких людей в новых федеральных землях после объединения Германии:

В ГДР людей с умственными недостатками и психически больных не было. То есть, быть-то они, конечно, были, но общество их не видело, потому что государство запирало их в закрытые лечебницы, интернаты или дома для престарелых. Больной с синдромом Дауна просто не вписывался в представление о новом социалистическом человеке, в котором всё и всегда должно было быть прекрасно. Не было даже групп взаимопомощи больных и их родственников. Заботиться о них государство предоставляло церковным организациям, у которых сил и средств хватало только на то, чтобы хоть немножко скрасить существование пациентов, а по существу, заключенных в закрытых заведениях. После объединения страны положение в корне изменилось. Вот, например, Андреас Кох. Во времена ГДР он, как умственно отсталый, был напрочь изолирован от реальной жизни. Сегодня он живёт в Висмаре, в специальном общежитии. Общежитие, наверное, не то слово. У каждого есть своя комната, вместе люди селятся только по желанию. В большинстве случаев свобода ничем не ограничена. Но при общежитии есть штат педагогов и социальных работников, которые помогают жильцам справиться с повседневными бытовыми трудностями. Андреас от своей новой жизни в восторге:

«Тут никто больше не командует: делай то, это не трогай, туда не ходи. Я теперь сам решаю, как я хочу жить. Я сам выбираю своих друзей. И обстановку для комнаты я сам выбрал. Это моя комната».

Квартиру и все расходы на жизнь оплачивает социальное ведомство. У Андреаса появились даже карманные деньги, в пересчёте примерно 1.500 рублей. Он работает в специальной мастерской для инвалидов, собирает коробки для компакт-дисков. Андреас - пример того, что многие люди с умственными недостатками вполне в состоянии более или менее самостоятельно справляться со своей жизнью. Но этому надо учиться. Карстен Герике руководит такой школой в городке Бютцов. Он вспоминает, как всё начиналось после краха режима Хонеккера:

«Ничего ведь не было, ни квалифицированных специалистов, ни помещений, ни учебного материала. Если бы не западное объединение "Опора в жизни", мы бы и не знали, с чего начать. А сейчас у нас, можно сказать, отличная система реабилитационных центров для людей с умственными недостатками. Вот нам бы ещё побольше денег выделили, чтобы классы переоборудовать. И нашу школу надо бы отремонтировать, а то здание уж очень мрачно выглядит».

Объединение "опора в жизни", о котором говорит Карстен Герике, возникло в западной части Германии ещё в 1958 году. Создали его врачи, родители и родственники инвалидов. Объединение собирает пожертвования и в трудных переговорах с федеральными и местными властями отстаивает права инвалидов, попросту говоря, выбивает деньги под различные проекты. Сегодня и на территории бывшей ГДР удалось организовать 163 общежития, где практически самостоятельно живут 5.000 человек. Все они обеспечены работой в специальных мастерских для людей с умственными недостатками. В одной из таких мастерских работает и дочь Карин Холински-Вегерих:

«Я считаю, что с определённого возраста и умственно отсталые дети должны жить отдельно от родителей, чтобы они могли научиться самостоятельности. А потом, у них точно такое же право на личную жизнь, как у всех нас. Моей дочери 27 лет, она живёт сейчас в таком общежитии».

Карин Холински-Вегерих активно участвует в работе объединения "Опора в жизни". Причём не только в Германии. Сейчас объединение по мере сил помогает товарищам по несчастью в Белоруссии:

«Я туда поехала, чтобы провести семинар для родителей. И меня повезли в интернат для умственно отсталых. Это не интернат, это катастрофа. Там содержат вместе 600 взрослых и 200 детей. Они там не живут, они даже не существуют, у меня слов нет, чтобы это описать. И вот мы организовали мастерскую на 60 человек, и курсы реабилитации и профессиональной подготовки. Педагогов и воспитателей мы приглашаем на короткие семинары для обмена опытом к нам в Германию. Вы знаете, после Чернобыльской катастрофы в Белоруссии резко повысилось число детей, которые отстают в умственном развитии. Их надо спасать. Они ведь не виноваты, что такими».

Это был фрагмент передачи «Германия из первых рук», а мы продолжаем обзор ваших писем.

Евгений Ковивчан из Кривого Рога задает " сладкий вопрос": Мне было бы интересно узнать, какое самое сладкое блюдо популярно у немцев и как его готовить?"

Ответить на вопрос слушателя я попросил мою коллегу Ингу Ваннер, которая нередко угощает нас пирогами домашнего приготовления.

Оказывается, не так-то просто решиться на одно единственное... Пудинг, яблочный штрудель с ванильным соусом, творожный пирог, фруктовый торт, всевозможные пирожные - вот только несколько излюбленных лакомств, которые предлагаются в Германии в каждой кондитерской, в каждом кафе и которые чаще всего завершают воскресный, а порою и праздничный обед обычной немецкой семьи.

Остановлюсь всё же на одном, пожалуй, самом распространённом десерте: это штрудель с яблоками.

Говорят, что штрудель, так называют рулет из теста с различными начинками, придумали жители Восточной Европы: юго-востока Германии, Австрии и их соседей - чехов, словаков. Штрудель можно начинить яблоками, сливами, вишней, творогом. Можно сделать начинку из картофеля, капусты, из мясного или рыбного фарша, и подать, например, к праздничному столу, но уже, как вы понимаете, не на десерт. Штрудель выпекают в духовке или готовят на пару - всё зависит от фантазии повара. Но сегодня речь пойдёт о сладком варианте этого разнообразного блюда.

Из 250 граммов муки, одного яйца, шести столовых ложек тёплой воды, соли, 4 столовых ложек сметаны и чайной ложки уксуса замесить тесто, вымешивая до тех пор, пока оно не перестанет прилипать к рукам. Очень важно, чтобы все ингредиенты имели комнатную температуру. Готовое тесто накрыть перевёрнутой чашкой, сверху поставить кастрюлю или чашку с горячей водой. Тесту дать минимум полчаса постоять, тонко раскатать, затем равномерно растянуть руками. Тесто достаточно тонкое, если сквозь него просвечивается узор скатерти.

Раскатанный лист смазать растительным маслом или мягким маргарином. Начинку из свежих или консервированных яблок, изюма, корицы и сахара распределить так, чтобы края оставались свободными. Тесто с начинкой осторожно свернуть рулетом и ещё раз смазать растительным маслом. Выпекать в разогретом жарочном шкафу в течение 25-30 минут до образования румяной корочки. Готовый штрудель нарезать ломтиками, посыпать сахарной пудрой. Это блюдо подают как горячим, так и холодным. Я предпочитаю горячий штрудель, к которому подаю опять-таки горячий, ванильный соус из одного стакана молока, 30-ти граммов сахара, ванили, ложки крахмала и 3-х белков. В горячее молоко с сахаром нужно влить разведённый крахмал, довести до кипения, снять с огня. Добавить взбитый в крепкую пену белок и осторожно перемешать - готово!

У меня в студии была моя коллега Инга Ваннер.

Виктор Вайц «Немецкая волна»