1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Как выжить в России молодому ученому

Группа молодых ученых провела в Москве акцию протеста. Они хотели обратить внимание общественности на проблемы современной российской науки. В частности, они недовольны тем, как осуществляется ее финансирование.

Проведение опытов в лаборатории

Митинг, организаторами которого стали сразу четыре инициативные группы ученых, прошел 13 октября на Пушкинской площади в Москве. В акции приняли участие более 500 человек. Среди основных требований ее участников: увеличение размера Фонда фундаментальных исследований и снятие бюрократических преград по использованию грантов. По словам организаторов акции, они не согласны с тем, как государство финансирует современную российскую науку, и хотели привлечь внимание общественности и представителей власти к ее проблемам.

Нищие ученые России

Молодой российский ученый Юрий Колягин

Молодой российский ученый Юрий Колягин

"Аспирантам, то есть тем молодым ученым, на которых стоит будущее науки, в прошлом году повысили зарплату с полутора до двух с половиной тысяч рублей в месяц, - отметил в интервью Deutsche Welle председатель профсоюза РАН Виктор Калинушкин. - Честно говоря, я даже не знаю, что с такими деньгами делать". Научные сотрудники, если сравнивать уровень зарплат, получают не намного больше, чем аспиранты. Их ставка, по словам Калинушкина, в среднем, 10 тысяч рублей, около 230 евро.

Молодой ученый, инженер лаборатории химфака МГУ Ольга Богомолова рассказала, что за полторы ставки она получает, восемь с половиной тысяч рублей в месяц. Ольге, по ее словам, еще повезло, поскольку она сумела получить грант на исследование, который приносит дополнительно 10 тысяч рублей в месяц. "Я москвичка, то есть мне не нужно снимать квартиру, у меня есть муж, который получает зарплату, - говорит Ольга. - А вот как живут другие, я не понимаю".

Кандидат химических наук, старший научный сотрудник центра магнитной томографии и спектроскопии при МГУ Юрий Колягин рассказывает, что получает 15 тысяч рублей в месяц. Кроме того ему удалось получить грант. Бывает у Колягина, по его словам, и дополнительный заработок, который обеспечивают ему разовые заказы, например, от археологов, попросивших сделать спектральный анализ почв.

Юрий Колягин на рабочем месте

Юрий Колягин на рабочем месте

Удивительно, но лучше, чем в Москве, дела с зарплатами ученых обстоят в регионах. "Например, в Иваново, в институте Химии водных растворов сотрудники получают 29 тысяч рублей в месяц, при этом средняя зарплата по области составляет 14 тысяч рублей, около 325 евро", - рассказал Deutsche Welle Виктор Калинушкин. Однако заниматься фундаментальной наукой одинаково трудно везде, поскольку основное финансирование поступает из фондов или же в виде грантов.

Бюрократия против науки

По словам профсоюзного лидера, согласно опубликованным проектным документам, в 2012 году бюджет Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) остался на уровне 2011 года - шесть миллиардов рублей и один миллиард рублей соответственно. С учетом инфляции получается, что бюджет фондов фактически сокращен минимум на 10 процентов, отметил Калинушкин. Это значит, что многие проекты не смогут быть реализованы.

Как отметил Виктор Калинушкин, ученые были бы довольны, если бы совокупный бюджет двух фондов (РФФИ и РГНФ) составил в 2012 году 12 миллиардов рублей. Однако есть еще одно обязательное требование. Научная деятельность наиболее сильно страдает от того, что расходование средств и отчетность по грантам осуществляется по федеральному закону, регламентирующему порядок госзакупок, рассказывает Калинушкин.

Вывеска на входе в Центр магнитной томографии и спектроскопии при МГУ

Вывеска на входе в Центр магнитной томографии и спектроскопии при МГУ

Проблема даже не в том, что ученые, по их словам, обязаны писать заявку на грант, в котором из трехсот страниц, в лучшем случае, десять содержат научное обоснование, а все остальное - финансовые расчеты. Основная трудность в том, что использовать деньги гранта, исследователи просто так не могут. "Если мне, например, понадобились новые реактивы, то ждать я их буду несколько месяцев, - говорит Ольга Богомолова, - Сначала я должна составить заявку, ее рассмотрят, одобрят и только потом я смогу распорядиться деньгами. А потом еще я должна буду за них отчитаться".

Бороться или бежать?

Из-за этой процедуры многие эксперименты откладываются, а иногда и вовсе срываются. "Несмотря на то, что 94-й федеральный закон призван поставить заслон на пути тех, кто хочет потратить деньги нецелевым образом, он бьет по активным ученым, игнорируя бездельников, а нечистым на руку все равно позволяет воровать", - заявил Deutsche Welle старший научный сотрудник НИИ физико-химической биологии имени Белозерского, кандидат биологических наук Сергей Дмитриев.

Молодой ученый уверен, что если так пойдет и дальше, то развитие науки в России окончательно прекратится, а российская научная элита уедет за границу. Большинство из опрошенных Deutsche Welle ученых подтвердили, что всерьез думали о миграции. Если появится возможность, то ради занятия любимым делом они готовы покинуть страну, как это уже сделали многие их коллеги.

Автор: Егор Виноградов, Москва
Редактор: Наталья Позднякова

Контекст