1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Как выбирают в Азербайджане и почему мёрзнут в Сибири?

Задача Ильхама - гарантировать как преемственность власти, так и внутреннюю стабильность, которой требуют международные нефтяные концерны. Процветающей в Азербайджане коррупции явно ничто не угрожает.

И снова на постсоветском пространстве состоялись какие-то непонятные выборы. Следом за мятежной Чечней, президента избрали граждане богатой нефтью закавказской страны Азербайджана. Избрали, конечно, подавляющим большинством голосов, приближающимся к 80-ти процентной отметке. Шестьсот наблюдателей, направленных в Азербайджан ОБСЕ и Советом Европы возмущены. Они указывают на целый ряд нарушений. Это фальсификации и подтасовки, применение силы, запугивание избирателей, и одностороннее освещение выборов в СМИ. "Шанс для демократии упущен", - сетует шеф группы наблюдателей ОБСЕ Питер Айкер. Но какое дело старому и тяжелобольному азербайджанскому лидеру Гейдару Алиеву даже до столь уничтожающей критики. Он достиг своей цели, обеспечив династическую преемственность в своей, в принципе, отнюдь не бедной республике. Сын Ильхам – гарантия того, что нахичеванский клан Алиевых удержит бразды правления в стране. Задача Ильхама - гарантировать как преемственность власти, столь важную для отца, так и внутреннюю стабильность, которой требуют международные нефтяные концерны. Во всяком случае, процветающей в Азербайджане коррупции явно ничто не угрожает. Скорее всего, выборы в Азербайджане – первый, но вовсе не последний случай установления посткоммунистической династии. На противоположном берегу Каспийского моря, в центрально-азиатских республиках, некоторые деспоты уже проталкивают своих отпрысков на ведущие посты в государстве, с тем, чтобы они были на старте, когда дело дойдёт до выборов руководителя страны.

На страницах британской газеты "Файнэншл таймс" сотрудник независимого исследовательского центра "Брукингс", автор книги "Сибирское проклятие: как коммунисты оставили Россию замерзать", Файона Хилл пишет о российской энергетической политике и проблемах Сибири:

Энергетический вопрос – один из важнейших в российской внутренней и внешней политике. На нефть и газ приходится примерно четверть валового внутреннего продукта России, половина доходов от экспорта и треть налоговых поступлений в госбюджет. Если цена барреля нефти на мировых рынках повышается всего на один доллар, это оборачивается для российского бюджета полутора миллиардами долларов ежегодных налоговых поступлений. Президент Путин прекрасно знает, что в сфере российской энергетики пересекается множество конфликтующих интересов. На нефтегазовый комплекс возлагаются большие надежды: он должен стимулировать экономическое развитие страны, повышать влияние России за рубежом и при этом конкурировать с нефтяными магнатами на мировых рынках. Но его первоочередная задача - обеспечивать энергией и теплом города и предприятия в регионах с самым холодным климатом на планете. Проще говоря, благодаря дешевому электричеству, нефти и газу местное население выживает в суровые российские зимы.

С тридцатых по восьмидесятые годы Советы бросали вызов природе и экономической целесообразности, осуществляя грандиозные проекты по промышленному и городскому строительству в Сибири. Сегодня выявилась истинная стоимость этой политики. Массовое заселение огромной, богатой природными ресурсами, но крайне суровой и холодной территории означает, что 40 миллионов человек теперь живут и работают в городах со средними январскими температурами от минус 15 до минус 45 градусов. Сибирь – тяжкая ноша для российской экономики. Стоимость жизни здесь в четыре раза выше, чем в других регионах страны, гораздо выше и стоимость промышленного производства. Зато зарабатывают сибиряки в среднем в 12 раз меньше, чем столичные жители. Местная индустрия большей частью находится на грани банкротства, многие жители и предприятия не в состоянии оплатить даже счета за коммунальные расходы. То есть, несмотря на низкие цены на внутреннем рынке, российское правительство вынуждено доплачивать за топливо и энергию в этом холодном регионе до 700 миллионов долларов ежегодно. Опасения Путина оправданы. Дерегуляция внутренних цен на энергию и повышение стоимости коммунальных услуг вызовет катастрофу. В Сибири теплоснабжение - вопрос жизни и смерти. Российское правительство не может допустить, чтобы компании, осуществляющие коммунальные услуги, наказывали миллионы неплательщиков, отключая отопление. Но государство не в состоянии субсидировать Сибирь. Дилемма состоит в том, как переманить людей и промышленность в более теплые места. Это явится для России большим вызовом, чем любая другая структурная реформа прошедшего десятилетия.

Обзор мировой печати подготовил Виктор Кирхмайер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА.

Контекст