1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Как восполнить дефицит дешёвой энергии?

Что вынуждает Германию потратить полмиллиарда евро на строительство первого в стране хранилища сжиженного природного газа?

02.05.2006

default

По какой причине Австрия так и не смогла полностью отказаться от использования атомной энергии? Почему в Норвегии – стране, которая является одним из крупнейших мировых экспортёров нефти – столь дорогой бензин? Ответы на все эти вопросы – в сегодняшнем выпуске радиожурнала «Европа и европейцы», речь в котором, как вы наверняка уже догадались, пойдёт о дефиците дешёвой энергии.

Энергоносители могут стать самым эффективным оружием XXI века, утверждают многие эксперты. Мировые цены на нефть растут как на дрожжах. И не только из-за продолжающего повышаться спроса на «чёрное золото» в странах с бурно развивающейся экономикой. Конфликт вокруг ядерной программы Ирана, непрекращающиеся теракты в соседнем Ираке, нестабильная политическая ситуация в некоторых государствах-членах ОПЕК и даже национализация нефтегазового сектора в Боливии – все эти обстоятельства тоже существенно влияют на рост цен. Как в современных условиях обеспечить энергетическую безопасность? Для немцев, решивших в обозримом будущем полностью отказаться от использования атомной энергии, этот вопрос стал жизненно важным. Ещё при прежнем канцлере Герхарде Шрёдере Германия подписала контракт с «Газпромом» о строительстве Североевропейского газопровода по дну Балтийского моря. Пропускная способность первой нитки – 27,5 млрд кубометров газа в год. Новое правительство ФРГ также считает этот проект весьма привлекательным, однако попадать в зависимость от импорта энергоносителей из России Берлин не хочет. Особенно после газовой войны Москвы против Киева. Сейчас активно обсуждается вопрос о строительстве трубопровода в Иран – эта страна тоже обладает обширными запасами природного газа. Однако причислять Тегеран к надёжным поставщикам в сегодняшних условиях не приходится. Один из возможных путей диверсификации поставок – импорт сжиженного природного газа. О реализации амбициозного проекта в этой сфере сейчас всерьёз подумывает немецкий энергетический концерн E.ON. Подробности – в сообщении, подготовленном Кристианом Эрбером.

Терминал для приёма танкеров со сжиженным природным газом концерн E.ON может построить в порту Вильгельмсхафена на берегу Северного моря. Ориентировочная стоимость проекта – не менее пятисот миллионов евро. Участок, где может быть возведён терминал, E.ON-Ruhrgas приобрёл ещё 30 лет назад. Однако рентабельным импорт сжиженного газа в Германию становится только теперь. В 80-е гг. производство одной тонны сжиженного газа обходилось в 400 долларов, сегодня – как минимум вдвое дешевле. Но у этого энергоносителя есть и другие достоинства, говорит представитель концерна E.ON-Ruhrgas Астрид Циммерманн:

- Возможность импортировать сжиженный газ привлекательна ещё и потому, что Германия уже сталкивается с повышением спроса на природный газ на мировых рынках и даже его дефицитом. В настоящий момент поставки энергоносителей диверсифицированы. Но уже в ближайшие десять лет запасы газа в Нидерландах и Германии будут в значительной степени израсходованы, поэтому нам необходимо искать новые пути поставок «голубого топлива».

Насколько этот проект выгоден с экономической точки зрения? Представители энергетического концерна E.ON надеются, что смогут ответить на этот вопрос в ближайшие месяцы. Если решение будет положительным, то приступить к строительству терминала можно уже в следующем году. Импорт сжиженного газа через порт в Вильгельмсхафене начнётся в таком случае с 2010 года. Среди потенциальных поставщиков – Алжир, Катар, Нигерия, Египет, Тринидад и Тобаго, а также Россия, которая также заинтересована в развитии этого вида бизнеса. Вольфганг Франк из Вильгельмсхафена уверен, что проект (в случае его реализации) будет успешным:

- Вильгельмсхафен – это единственный в Германии глубоководный порт. К тому же он, находясь в акватории Северного моря, относится к категории незамерзающих. Учитывая это, можно сказать, что это единственный немецкий порт, подходящий для реализации такого проекта.

Подобных терминалов для приёма и хранения сжиженного газа в мире насчитывается около пятидесяти, в Германии – пока нет ни одного. Сжижение газа – сложный технологический процесс. Природный газ охлаждается при сверхнизкой температуре – около 160 градусов по Цельсию. Для транспортировки газа, объём которого в сжиженном состоянии сокращается в шестьсот раз, используют танкеры. За год один танкер может таким образом перевезти до миллиона тонн этого энергоносителя. В порту назначения в процессе регазификации, т.е. перевода газа из жидкого состояния в обычное, его объём увеличивается – в те же самые шестьсот раз. После этого «голубое топливо» можно закачивать в газотранспортную систему.

С поиском новых источников энергоносителей Германии следует поторопиться. При прежнем правительстве страна решила постепенно отказаться от использования атомной энергии. Дефицит, который возникнет после отключения ядерных реакторов, предстоит как-то восполнить. С нехваткой энергии сталкивается не только Германия, но и многие другие государства Евросоюза. Австрия, к примеру, сейчас тоже вынуждена импортировать энергоносители. Правда, в этой стране – в отличие от ФРГ – атомных электростанций никогда не было. Вернее сказать, не было работающих атомных электростанций. Подробности – в сообщении, подготовленном Гервардом Хертером.

Строительство атомной электростанции в Цвентендорфе в земле Нижняя Австрия началось ещё в начале 70-х гг. Однако в ходе референдума жители «альпийской республики» проголосовали за отказ от использования ядерной энергии. В итоге АЭС к энергосистеме так и не подключили. Топливные стержни вскоре продали за рубеж. Но станцию так до сих пор полностью и не демонтировали. Кое-где на стенах и сейчас висят телефоны, а оставшиеся измерительные приборы напоминают кадры из старых фантастических фильмов. Время от времени в Цвентендорф приезжают немецкие инженеры, использующие станцию как площадку для учений. Владелец АЭС – энергетическая компания EVN – до сих пор не может принять решение о её дальнейшей судьбе. Один из вариантов – открыть в Цвентендорфе завод по производству биодизеля. Это, по крайней мере, не вызовет протесты экологов. Вопрос о строительстве новой АЭС даже не обсуждается. После чернобыльской катастрофы решение австрийцев отказаться от использования атомной энергии стало уже окончательным. Но протесты жителей «альпийской республики» вызывает и строительство АЭС в соседних странах. В 1998 году Виктору Климе, занимавшему тогда пост федерального канцлера Австрии, пришлось в этой связи напоминать своим соотечественникам о существовании государственных границ:

- Мы должны принять во внимание, что строительство и использование атомных электростанций является с точки зрения международного права абсолютно законным. Решение о том, строить АЭС или нет, принимается на национальном уровне.

Особое возмущение вызвало у австрийцев строительство АЭС в Темелине в соседней Чехии. И хотя станция работает уже несколько лет, протесты продолжаются до сих пор. Так, в начале года группа противников атомной энергии вновь перекрыла один из пограничных переходов, пытаясь таким образом привлечь внимание к проблеме безопасности. Ядерные реакторы есть и в других сопредельных государствах – в Словакии, Словении и Венгрии. Австрия, говорят эксперты, пострадает даже в том случае, если серьёзная авария произойдёт на АЭС в Румынии или Болгарии. В Болгарии, кстати, сейчас активно обсуждается вопрос о строительстве второй атомной электростанции – близ придунайского городка Белене на севере страны. Работы там были начаты ещё в 80-е гг., но под давлением защитников природы проект был заморожен. Идея возобновить строительство связана с возможным отключением двух устаревших энергоблоков на пока единственной болгарской АЭС в Козлодуе – на этом, кстати, настаивает Евросоюз, вступить в который София надеется в следующем году. Чтобы усилить давление на Болгарию, некоторые австрийские политики ратуют за выход их страны из Евратома – организации ЕС, занимающейся развитием ядерной энергетики. По их утверждению, Вена, отказавшаяся от использования атомной энергии, перечислила в бюджет Евратома 100 миллионов евро, но взамен ничего не получила. Правда, в этом они несколько заблуждаются. В Австрии доля возобновляемых источников в производстве электроэнергии составляет 60 процентов. Достичь столь грандиозного результата удалось прежде всего благодаря строительству гидроэлектростанций. Однако энергии, вырабатываемой в Австрии, недостаточно, значительные объёмы страна импортирует. В 2004 году зарубежные поставки составляли не менее двадцати процентов потребляемой в стране энергии. Среди импортёров есть и АЭС. В итоге, по оценкам экспертов, примерно пять процентов потребляемой Австрией энергии были произведены на столь непопулярных в стране атомных электростанциях, пусть и зарубежных.

Между тем, с дефицитом дешёвой энергии сталкиваются даже государства-экспортёры энергоносителей. Например, Норвегия. Эта страна занимает третье место среди мировых экспортёров нефти. И тем не менее бензин в Норвегии стоит чуть ли не дороже, чем в Германии. Население страны всё громче выражает своё недовольство. Подробности – в сообщении, подготовленном Региной Кёниг.

Государственная нефтяная компания Statoil в течение одного месяца четырежды поднимала отпускные цены. Сейчас литр бензина в Норвегии стоит примерно полтора евро. Однако его цена до конца года может вырасти более чем на четверть, говорит экономист Тур Картевольд:

- В краткосрочной перспективе цена на бензин может значительно вырасти. Основных причин две. Во-первых, объёмы добычи нефти и так уже приближаются к границе возможного. А во-вторых, США до сих пор не оправились от последствий урагана «Катрина», в результате которого в стране было нарушено производство бензина.

Норвегия входит в первую тройку стран-экспортёров нефти. Однако свердоходы от продажи «чёрного золота» в бюджет почти не поступают. Их направляют в т.н. «нефтяной фонд» или, как его ещё называют, Фонд будущих поколений. В настоящее время его размер оценивается в 1,39 триллиона крон, т.е. примерно в 178 миллиардов евро. Доходы от нефти вкладываются в акции и облигации – причём прежде всего за рубежом. И тому есть веские причины: правительство боится «перегреть» национальный рынок. При этом к выбору объектов для инвестиций в Норвегии относятся достаточно придирчиво. Так, фонду запрещено вкладывать деньги в акции предприятий, производящих и распространяющих биологическое оружие или противопехотные мины. Фирмы, использующие детский труд, в качестве потенциального объекта для инвестиций также не рассматриваются. За соблюдением этого требования строго следят специальные эксперты. Между тем, нынешнее положение дел устраивает в Норвегии далеко не всех. В стране всё чаще звучат призывы использовать хотя бы часть сверхдоходов от продажи нефти для снижения внутренних цен на бензин. Как говорит представитель Автомобильного клуба Норвегии Эгиль Оттер…

- …если цена литра бензина достигнет 15 крон, т.е. почти двух евро, то последствия будут катастрофическими, прежде всего для сельского населения. Это будет самое настоящее классовое расслоение: на тех, кто и в будущем сможет позволить себе залить полный бак, и на тех, кому, затянув пояса, придётся экономить.

Аналитики на это отвечают, что Норвегия входит в число стран с самым высоким доходом на душу населения. И не только потому, что она является одним из крупнейших экспортёров нефти и газа, подчёркивает главный экономист Svedbank Харальд Андреассен:

- Мы – богатая страна с хорошо отлаженным рынком труда. И благодаря не только нефти, но и использованию новых технологий, модернизации экономики и реформам. Если завтра мы выкачаем всю нефть из Северного моря, для отрасли это, конечно, будет шоком, но экономика Норвегии и в этом случае будет развиваться дальше.

Нефти и газа в Северном море хватит, по прогнозам экспертов, ещё минимум на пятьдесят лет. Соответственно, не прекратится и приток средств в Фонд будущих поколений. Сейчас только четыре процента доходов этого фонда поступает в бюджет. В прошлом году, например, эта сумма составила 34 миллиона евро – этого явно недостаточно для того, чтобы снизить цены на бензин на внутреннем рынке…