1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Автосалон

Как белорусы у араба «железного коня» торговали

29.11.2002

Услышав в недавней передаче рассказ о берлинском «Бойзель-маркте» – едва ли не крупнейшем в Европе рынке подержанных машин – мой коллега Сергей Мигиц решил поделиться своим опытом в деле покупки машин. Мне он – этот опыт – показался интересным и полезным для вас.

Иметь автомобиль на просторах Советского Союза всегда считалось признаком благосостояния. Иметь заграничный автомобиль – уже буржуйством. Не говоря уже о том, чтобы самому пригнать его из-за границы.

Сегодня не иметь автомобиля значит практически не участвовать в общественной жизни, неуютно чувствовать себя во время обсуждения одной из центральных тем застольных бесед. Правда, от того, чтобы самому пригнать машину из-за границы большинство желающих приобрести новое для себя и подержанное для жителей Запада средство передвижения давно отказались. Для этого существуют профессионалы-перевозчики, которые выберут и за определенную плату пригонят именно такого железного коня, какого вы им закажете. Вам остается только перерегистрировать машину на себя.

И все же многие из тех, кто приезжает на Запад, рвутся первым делом посетить местный авторынок, где быстро убеждаются в том, что без наметанного глаза за час машину не купишь. И местных продавцов на мякине не проведешь. Зато они, кого хочешь, байками накормят, «сдерут» втридорога, да еще и довольным останешься.

Прям как цыгане.

Наверное, поэтому, мой гость из Беларуси, приехавший посмотреть Берлин, а заодно и машину, ну чтоб не зря ездить, и называл всех торговцев автомобилями «Будулаями». Поначалу меня это очень развеселило, но вскоре я понял, насколько он прав.

Первым делом он объяснил мне, что после увеличения в России так называемой «растаможки» белорусы оказались в весьма выгодной ситуации. Если россияне, приезжающие в Германию за машиной, вряд ли позарятся на 10-летний автомобиль, потому как растаможка обойдётся дороже самой машины, то белорусы такое «удовольствие» все ещё могут себе позволить. Тем более что 10-летних машин сейчас на рынках Германии, хоть отбавляй.

«Россияне весь лом за лето вывезли, пока их закон не вступил в действие», - сказал мне приятель.

Я, как полный «чайник» в автомобилях, естественно, не знал о существовании в Берлине огромного авторынка, поэтому предложил съездить на маленький «восточный автобазар», о котором мне когда-то рассказывали знакомые. Он располагается практически в центре турецкого квартала в Западном Берлине, и найти его было нетрудно.

Трудней оказалось совсем другое: во-первых, большинство автомобилей на базаре битые, причём так, что, ремонт просто невозможен. Проще купить новую машину. Но мой знакомый, тертый калач, только посмеялся, увидев мое разочарованное выражение лица.

«Детали, - сказал он, - двигатель, вот что ценно в этих развалинах».

Большинство из «потерпевших крушение» было не старше пяти лет. Как выяснилось, в Германии их ремонтировать, и в самом деле, никто бы не стал, зато в Польше или в Беларуси есть такие мастера, что запросто переделают «разбитое корыто» в лимузин, и стоит их работа и материал, куда дешевле стоимости нового автомобиля. Поэтому немецкие горе-водители охотно ставят битые машины на рынок, зарабатывая на страховке и избавляясь от необходимости платить за переработку лома.

Но такая перспектива моего знакомого в этот раз не интересовала. Он хотел покинуть рынок «на колесах», а не с колесами в руках. Нам приглянулся японский минивэн «Тойота-превия».

И вот тут мы столкнулись со второй сложностью. Основные параметры - год выпуска, объем двигателя, ну и, конечно же, цена, на всех машинах были написаны фломастером на лобовом стекле, если оно присутствовало, но расспросить об автомобиле было некого. По рынку ходило много турок, арабов, русских, но продавца нашей «Тойоты» мы не видели. Зато, оказывается, продавец давно наблюдал за нами из строительного вагончика, и, видать, почувствовав, серьёзность нашего интереса, тут же примчался. Это оказался араб, который первым делом описал нам ситуацию: торгуют на рынке в основном его соотечественники из Ирака, а наша «Тойота» принадлежит брату, которого пока нет, но он вот-вот должен появиться.

Чисто внешне машина нас устраивала, никаких видимых повреждений, на первый взгляд, не обнаружилось. Да и год выпуска подходил – как раз 1993. Но поторговаться стоило. Мы обрадовались и стали ждать брата. Тот оказался совсем не похожим на своего прямого родственника, но пока мы ждали его, прогуливаясь по рынку, выяснилось, что большинство машин продают именно «братья», которые при наличии интереса к товару вот-вот появятся. Несмотря на всю «восточность» этого базара торговаться с нами появившийся минут через десять продавец не особенно желал.

«Да я с этой машиной пять лет горя не знал, - уверенно заявил он нам, - если бы мама не настояла, я бы ее еще столько же не продавал». Он даже предупредил нас, что вот-вот появиться объявление в интернете и тогда от покупателей отбоя не будет. В, общем, ни о какой торговле и речи быть не могло. Но ему как-то явно не терпелось продать эту ценную семейную реликвию побыстрее, и Абдула, так его звали, предложил нам следующий вариант: он соглашался опустить цену на 300 Евро, если мы отдадим ему эти деньги в залог за немецкие номера, на которых можем вывезти машину в Беларусь, избавив себя тем самым от необходимости платить за конвой по территории Польши и от ненужных полицейских проверок, а его обеспечив дополнительными оборотными средствами на неделю-другую, пока не привезем назад номера и документы для снятия с учета в Германии. Мы отошли посоветоваться и решили, что идея не такая уж и плохая. Купчую оформляли в строительном вагончике, служившем «братьям» офисом и, по всей видимости, по совместимости еще и мечетью.

Кругом были развешены иракские флаги и цитаты из Корана.

Когда заглянули в техпаспорт вдруг выяснилось, что машина не 1993, а 1990 года выпуска. Абдула не растерялся и сказал, что это мама опять что-то напутала. Обычно она сама пишет на стеклах базовые данные. «Ну что возьмешь со старушки», - извиняясь, улыбнулся Абдула. Зато моего знакомого аж перекосило: с него-то уж точно возьмут и возьмут немало. Тем не менее, решили покупать. Привлекало отсутствие формальностей.

По городу машина шла вроде бы неплохо. Коробка-автомат и электрика, за исключением мелочей, работали безотказно. А после мойки наша «Тойота» и вовсе стала, как новая. Через день мой знакомый уехал, пообещав прислать номера и техпаспорт, как только пересечет белорусско-польскую границу.

А еще через несколько дней он позвонил и сказал, что оставил машину в «отстойнике»- на нейтральной территории между Польшей и Беларусью, потому что белорусским таможенникам понадобилась доверенность владельца, то есть Абдулы. Тем не менее, после долгих препирательств и задабриваний таможня все же дала «добро». Спустя неделю, рейсовым автобусом в Берлин вернулись номера и документы на машину, которую мы в течение нескольких часов сняли с учета и получили от Абдулы назад залог.

О том, как бы мы объяснили немецким таможенникам происхождение немецких номеров, проверь они багаж, мы старались не говорить. Но рисковать так больше не будем. Это хлеб перегонщиков. Они с Будулаями, да и с таможней быстрее договорятся.

Ford MA – кит-кар (сделай сам)

15 ноября в Лос-Анджелесе Вице-президент по дизайну компании Ford, Jay Mays, занимавшийся разработкой Ford сорок девять и GT, представил свою последнюю концептуальную разработку под названием Ford MA.

Показ новинки был приурочен к открывшейся выставке "Автомобильный дизайн Jay Mays(а)", посвященной его работам. Выставка будет открыта для публики с 17 ноября этого года по 9 марта 2003 года.

Концепткар МА – это только один из экспонатов выставки, на которой выставлены также и другие концепты, задумки, новые фотографии и первые наброски Мэйса.
Надо сказать, что одна из первых полноценных выставок, на которой представлены работы Американских автомобильных дизайнеров.

Но вернемся к автомобилю. Название MA было выбрано не случайно. В азиатской философии – это означает «пространство между». Суть идеи заключается в существовании некой границы, на которой две различные концептуальные идеи могут существовать вместе во взаимовыгодном друг для друга взаимодействии. Применительно к автомобилю философия выражается в том, что Ford MA и является тем местом, которое находиться между эмоциональным и рациональным, искусством и наукой, техникой и окружающей средой.

"Архитектурный дизайн концепткара с минимумом кузовных панелей и всевозможных элементов, украшающих автомобиль - это взгляд на то, как в будущем будет выглядеть авто", говорит Mays. "Автомобиль как бы предлагает идеи, которые не очевидны, которые находятся, опять-таки "между" нашим традиционным представлением об автомобиле".

Ford MA был полностью разработан с помощью компьютера. Он изготовлен из не совсем обычных материалов: бамбук, алюминий и углеродное волокно, а не железо или пластик. Точнее, кузов и шасси машины построены с использованием алюминия и углепластика, а в оформлении интерьера основным материалом стал бамбук.

Применение футуристической комбинации материалов не случайно. По словам представителей компании, использование экологически чистых веществ имеет еще и большое практическое значение, ведь, 96% из всех частей и деталей концепткара подлежат вторичной переработке, а, бамбук может довольно быстро вырастать заново!..

Автомобиль заботится также и об окружающей среде. Все тот же бамбук, к примеру, регенерирует траву, которая вырастает заново каждые 5 лет.

В автомобиле практически нет окрашенных или лакированных панелей и элементов. Ведь, как уже было отмечено, одним из ключевых моментов в автомобиле является экологичность.

В качестве силового агрегата используется электрический двигатель, поэтому автомобиль не загрязняет атмосферу ни выхлопами, ни отработанными жидкостями. Однако в качестве дополнительного двигателя может использоваться бензиновый мотор с коробкой передач.

Поражает и та деталь, что в концепткаре нет сварных швов. Все элементы скреплены посредством использования 364 титановых болтов. Не применялись в автомобиле, также, ни промышленный клей, ни какие-либо гидравлические жидкости.

Автомобиль представляет интерес не только как интересная концептуальная разработка. Если посмотреть с практической стороны, то по своей сути MA - это спортивный двухместный родстер. И представители компании смотрели на автомобиль именно так, когда принимали решение о начале... серийного производства MA. Точнее не производство, а продажу комплектов «Сделай сам». Ведь, собирать авто будут не рабочие компании Ford, а сами покупатели. На Западе такие автомобили называют кит-карами.

Автомобиль действительно можно собрать самому. На выставке был представлен не только готовый экземпляр, но и 500 деталей, из которых он состоит, и из которых при помощи некоторых усилий можно его собрать.

"Это может стать хобби. Вы сможете собрать этот автомобиль в гараже с сыном или дочерью. И затем, если, разумеется, все правильно сделаете, сможете даже на нем поехать", - говорит Jay Mays.

В качестве потенциальных покупателей Ford MA, Mays называет молодежь, которой должна понравиться приземистость и аэродинамическая клиновидная форма МА. Надо сказать, что новинка и разрабатывалась для молодых людей, которые ищут новую интерпретацию традиционных автомобилей. Ожидается, что в продаже кит-кар появится уже в будущем году. В год будет продаваться до 500 таких кит-каров.

«Автомобильный папарацци»

Слово папарацци давно известно широким массам. Это фотографы, зарабатывающие на сделанных тайком снимках знаменитостей. Немецкий фотограф Бернд Рау, о котором рассказала как-то газета « «Wall street journal » , специализируется на съёмках никому ещё неизвестных машин, точнее машин ещё не существующих, прототипов новых автомобилей.

Задача Рау и его коллег - а их в мире не больше дюжины - непроста, ведь, опасаясь конкурентов, автоконцерны стараются как можно дольше сохранять в секрете детали своих новых моделей и тратят на это миллионы. Иногда прототип новинки прячут под кузовом более старой модели. По словам Рау, именно так обстоит дело с новой версией Volkswagen Golf, которая должна поступить в продажу в 2003 году. Но Бернд Рау, бывший гонщик команды Audi, всё разглядел - "расстояние между осями у старой и новой модели не совпадают".

Рау уверяет, что именно он сделал в 1997 году роковую для Мерседеса фотографию: заснял новую модель Mercedes класса А, перевернувшуюся на испытательном треке в ходе так называемого лосиного теста - так шведы назвали испытание, в ходе которого водитель должен среагировать как бы на неожиданное появление на дороге лося. Один из шведских журналов на основе фотографий такого теста подверг сомнению надежность модели, и разработчикам пришлось под аккомпанемент скандала заняться доработкой модели. А фотограф уверен, что это был его звездный час. За подобные удачи Рау получает несколько тысяч долларов.

Однако работа автомобильного папарацци требует огромного терпения, а иногда и мужества. Так, Рау однажды пришлось несколько дней прятаться на детройтском кладбище, дожидаясь появления на дороге новой модели Chrysler. А в случае с перевернутым Мерседесом фотограф, обнаруженный командой испытателей, был вынужден спасаться от погони. Нечто подобное случилось и во время "охоты" на новую модель Ford Ka, несколько лет назад проходившую испытания в Скандинавии. Сначала представители Ford попытались задержать фотографа, а затем предложили ему продать сделанные фотографии. Он уверяет, что не продал.

Однако автомобилестроители и шпионы не всегда бывают врагами. Нередко разработчики используют папарацци для того, чтобы получше раскрутить свои новинок. Правда, при этом концерны пользуются особой тактикой. Машина держится в полном секрете на ранних стадиях разработки, когда конкуренты еще могут успеть скопировать удачное решение. Но затем начинается игра в секретность, чтобы раздразнить и конкурентов, и публику.

Передачу я начал с подержанных машин, ими и закончу. По вашим просьбам мы хотим ввести в этой программе рубрику для желающих купить подержанный автомобиль. Нет, сами мы ничего продавать не собираемся. Но дать совет - можем. Если будет достаточно желающих, мы можем привлечь к работе над передачей и немецких дилеров, говорящих по-русски. Так что - пишите.