1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Как белорусская активистка лишилась дома из-за штрафов

Режиссер-документалист, общественный деятель Беларуси Ольга Николайчик вынуждена продать дом, чтобы оплатить штрафы за участие в акциях протеста. И ее продолжают преследовать.

Ольга Николайчик

Ольга Николайчик

Около 10 тысяч евро (в пересчете) штрафов за участие в уличных акциях протеста, проходивших в Беларуси за последние несколько лет, 27 суток административных арестов - так власти Беларуси оценили деятельность гражданской активистки, режиссера-документалиста Ольги Николайчик. Она отказалась от посторонней помощи для оплаты штрафов и была вынуждена продать свой дом, но намерена продолжать борьбу, подчеркивая, что это ее осознанный выбор. 

"Всем стало понятно, в какой стране мы будем жить"

Ольга рассказывает, что обостренное чувство справедливости, неравнодушие и решительность были заложены много лет назад. Ее мать работала в Союзе кинематографистов, благодаря чему девушка имела возможность посещать закрытые кинопоказы, где демонстрировались фильмы не для массового просмотра, а иногда даже запрещенные советскими идеологами. Когда Ольга повзрослела, ее мечта связать жизнь с кинематографом стала реальностью.

Юрий Хащеватский (фото из архива)

Юрий Хащеватский (фото из архива)

Важным событием для Ольги, по ее словам, стало знакомство с известным кинорежиссером Юрием Хащеватским. В середине 90-х она стала продюсером одного из самых известных его фильмов "Обыкновенный президент" об Александре Лукашенко, а также картины "Оазис" о последствиях катастрофы на Чернобыльской АЭС. Лента демонстрировалась на ведущих европейских телеканалах.

"Именно после работы с Хащеватским я выбрала свой путь, поняла, что нужно бороться за свободу своей страны, чтобы в ней не пропадали люди. Через год после выхода "Обыкновенного президента" исчез бывший министр внутренних дел Беларуси Юрий Захаренко, потом похитили вице-спикера парламента Виктора Гончара, его друга предпринимателя Анатолия Красовского и журналиста Дмитрия Завадского. В нашем фильме Захаренко был еще жив, а вскоре его убили, и всем стало понятно, в какой стране мы будем жить", - рассказывает собеседница.

Кино и участие в акциях протеста

Ольга признается, что только сейчас она понимает, насколько опасным для авторов был этот фильм, поскольку "у власти стояли и стоят ужасные люди, готовые сломать жизни или уничтожить других людей, которые выступают против них".

Николайчик уже в качестве режиссера сняла около 20 документально-публицистических фильмов о белорусских политзаключенных, об исторических событиях в Беларуси. Среди ее лент - "Белорусский тюремный этюд", "Путешествие по бесконечной войне", "Пытки в Беларуси" и другие. Но только кинодокументалистикой Ольга не ограничилась. Она стала принимать активное участие в уличных протестах, акциях солидарности с политзаключенными.

Ольга Николайчик вынуждена продать дом, ее имущество описано

Ольга Николайчик вынуждена продать дом, ее имущество описано

Это, по признанию Николайчик, серьезно усложнило жизнь. "Начались преследования, постоянный прессинг, провокации, чтобы сделать мою жизнь тяжелой. Но, я считаю, что именно этот путь - мой, здесь есть моя внутренняя свобода, это мой выбор, за который я себя уважаю. При этом я не политик, я волонтер", - подчеркивает собеседница. И добавляет: "Как режиссер я видела столько страданий, слез женщин, молодых людей, над которыми издевались, столько боли родных тех, кто оказался за решеткой за свои убеждения, что это иногда делалось просто невыносимым".

Тюремный опыт

Ольга и сама 5 раз подвергалась административным арестам, провела за решеткой в общей сложности 27 суток. О Центре изоляции правонарушителей (ЦИП) на минской улице Окрестина она вспоминает с содроганием и омерзением. По словам Ольги,  там царит полная антисанитария, у "клиентов" этого ЦИП очень часто вши, чесотка, другие заболевания, а матрасы там никто не дезинфицирует.

Двухъярусные кровати сделаны так, что наверх забраться невозможно, так как лестница находится в стороне. "В последний раз, когда меня посадили на Окрестина, при попытке забраться на кровать я ударилась грудью, сильные боли ощущаю до сих пор", - рассказывает собеседница. Такие бесчеловечные условия в ЦИП вынуждают ее бороться и за улучшение условий содержания в учреждениях белорусской пенитенциарной системы.  

Власти наказывают штрафами

Уже трудно сказать, сколько раз белорусские суды штрафовали Николайчик за участие в акциях протеста. Общая сумма штрафов составляла около 10 тысяч евро, сейчас Ольга должна государству около 7 тысяч. По решению Первомайского суда Минска у нее описали частный дом и практически все имущество, за исключением холодильника. Режиссер отказалась от помощи других людей, решив сама выплатить штрафы, чтобы не стать невыездной за пределы Беларуси: "Я знала, на что иду, это мой крест, который я осознанно несу, и я не хочу обременять своими проблемами других".

Ольга решила продать дом, чтобы рассчитаться с государством, на остаток денег приобрести жилище за пределами столицы. После этого она планирует уехать работать на Украину. "В Беларуси у меня нет возможности снимать фильмы, а там есть много киностудий, и хоть не все благополучно, идет война, но свободы и возможностей значительно больше. Но я буду приезжать на белорусские уличные акции, так что никуда из активной жизни я не уйду", - уверяет Николайчик.

Несмотря на все испытания, она все же верит в лучшее будущее, которое когда-нибудь наступит. "В одном из своих стихотворений на белорусском языке я написала: "Лежит в гробу живая надежда". Эта метафора очень подходит к нашей сегодняшней ситуации. С одной стороны, полная безнадега, с другой стороны, капля камень точит. Если мы чем-то жертвуем во имя своих идеалов, то это даст результат. Главное - не бояться", - говорит Ольга Николайчик.

Смотрите также:

Смотреть видео 00:51

Как разгоняли оппозиционеров в День воли в Минске (27.03.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме