1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Совместная передача с нашими партнёрами

Какую религию изучать в школе?

И в России и в Германии идут споры о преподавании религии. В России прдлагается сделать обязательным предметом ОПК

default

Сегодня у нас речь пойдёт об ОПК – это сокращение слов "Основы православной культуры" – так предлагается назвать предмет, который по инициативе русской православной церкви предлагается ввести в российских школах. В научной и педагогической среде идут жаркие споры об этом. Несколько сот докторов и кандидатов наук написали письмо президенту России в поддержку этой идеи. Около тысячи – учёных подписали письмо против.

В Германии идёт иной спор: не пора ли взять преподавание ислама под контроль власти и поручить его преподавание немецким учителям. Сейчас это происходит в основном за пределами школы и силами проповедников, приехавших с Востока. А «традиционные» для Германии религии – католическая и протестантская в программах обучения существуют давно. Как напоминает Олег Зиньковский,

….религия - единственный учебный предмет, наличие которого в школьной программе гарантировано Конституцией Германии, принятой в 1949 году. Впрочем, её авторы, тщательно соблюдая принцип отделения государства от церкви, ограничились общей формулировкой и передали реализацию соответствующей статьи в ведение земель. В Конституции нет указаний на то, обязательным или факультативным предметом является Закон Божий. Нет и пояснений, вправе ли школьник изучать именно ту веру, которую исповедует. Скажем, обязана ли школа присылать ученику-мусульманину по его просьбе муллу или же можно ограничиться основами традиционных для Германии католицизма либо протестантизма?

К этому вопросу мы вернёмся позже, а сейчас коротко о преподавании религии

….здесь преобладает следующая схема. Религия - обязательный предмет, оценки по которому включают в аттестат. Преподают его под углом зрения либо католической, либо евангелической ветвей христианства. Есть и альтернатива, учитывающая пожелание родителей-атеистов или просто тех, кто не хочет, чтобы их детей обучали Закону Божьему: это внеконфессиональный предмет, который тоже обязателен. В Северном Рейне-Вестфалии он называется «философия», в Гамбурге - «этика» или «философия». В ряде земель эту схему применяют с поправкой на местные особенности. Так, Нижняя Саксония предлагает ученикам православный Закон Божий, если это обусловлено количеством православных школьников. В Гамбурге организация уроков религии поручена евангелической церкви. В Бремене церковь вообще отстранена от преподавания Закона Божьего, который официально именуют внеконфессиональным христианским уроком религии. Самым революционным путем пошли в Берлине. С марта 2006 года там введён новый предмет - «этика», знакомящий детей с нравственными ценностями, философией вне привязки к религии. Посещение этих уроков для школьников обязательно. Закон Божий предлагается параллельно на факультативной основе. Католическая и евангелические церкви, а также представители партий ХДС и СвДП этим недовольны. На их взгляд, сенат, состоящий из социал-демократов и членов Левой партии, ущемляет преподавание религии. У школьников, посещающих «этику», не будет ни времени, ни сил на религиозный факультатив. По данным церквей, после введения новой системы число детей, посещающих Закон Божий, сократилось на четверть. 35 тысяч родителей-берлинцев уже подписались под призывом вернуться к прежней модели - выбор между двумя обязательными уроками «этика» или Закон Божий.

В России – формально церковь тоже отделена от государства, но на практике православная церковь становится государственным институтом, ведь православие уже в 2009 году должно заменить «Историю мировых религий» и стать обязательным школьным предметом в России. Объясняется это так: детям не хватает знаний о религиях, но только если они будут хорошо знать русские христианские традиции, то, дескать, это их научит уважать людей другой веры. Рассказывает Егор Виноградов.

Пример того, как священники видят внедрение основ православной культуры в школах, можно найти в словах директора синодальной библиотеки московского Патриархата протоиерея Бориса Даниленко.

«Я легко могу представить себе, что основы православной культуры может в некоторых регионах преподавать, например, иудей. Более того, я очень бы хотел, чтобы основы исламской культуры преподавались в школе. Однако это может быть только в том варианте, в каком это будет устраивать Русскую Православную Церковь».

Иеромонах московской духовной Академии Киприян, не прикрываясь риторикой о толерантности, излагает официальную позицию Патриархии:

«Святейший Патриарх развеял недавно один из мифов: Россия, как сказал Алексий Второй, не многокофессиональное государство, а всего лишь полиэтническое и поликультурное сообщество граждан. В стране, где более 80% населения составляют русские, православные, мы надеемся на скорейшую разработку концепции образования, в которой считаем необходимым введение обязательного предмета Православная культура в школах».

Некоторые ученые, хоть и занимаются вместе со священниками разработкой новых образовательных стандартов с основами православной культуры внутри, ведут себя чуть более сдержано. Например, директор издательства «Просвещение» Александр Кондаков объяснил, почему так сильны идеи русской аутентичности и чем это опасно.

Но есть деятели науки, которые занимают такую же жесткую позицию, как и попы. Так ведущий научный сотрудник Государственного НИИ семьи и воспитания Российской академии образования Игорь Метлик, выступает за подчинение меньшинства большинству в вопросах совести.

При такой поддержке государства православие, несомненно, будет главенствовать в России. Однако остается неясно, зачем вообще религиозное воспитание делать частью общеобразовательной программы в светских школах. У протоиерея Бориса Даниленко есть ответ.

У чиновников из министерства образования и науки уже есть вариант ответа на вопрос, когда ждать наступления полной и окончательной победы Русской Православной Церкви. Постепенное, но планомерное внедрение богословских предметов в светскую российсукую школу должно завершиться в 2009 году. Решимость довести дела до конца продемонстрировал замминистра образования и науки Исаак Калина.

«Никого же не напрягает, что в школах изучается русская литература. Точно также, мне кажется, не должно напрягать изучение православной культуры, - сказал в частности замминистра образования. – Я только хочу, чтобы через православную культуру люди приходили к многообразию мира».

Введение в школьный курс программ по изучению других религий отложен, поскольку, как заявили авторы концепции, представители других конфессий самоустранились от участия в проекте. Хотя ранее и последователи ислама, и католики, и представители еврейской общины неоднократно заявляли о том, что их мнения никто и не спрашивал.

«Педагоги наши из Патриархии предложили ввести «Основы православной культуры». Но до конца, я убежден, они сами не поняли, что они сказали.»

говорит богослов, диакон Андрей Кураев

«Когда речь идет об основах православной культуры, то предлагается найти модель, в рамках которой можно было бы, не деля детей по национальностям, всем российским школьникам, тем не менее, дать информацию о мире православия. И для этого не годится, естественно, Закон Божий – прямое религиозное воспитание. А вот культурологическая экскурсия, рассказ о православии, не проповедь православия, а рассказ о православии это интонация подходящая. То есть такая научная дисциплина культурология. В ней есть подраздел «Культурология христианства», как есть культурология буддизма, культурология ислама. Есть, к счастью, блестящая плеяда учёных, которые в это области работали: Дмитрий Сергеевич Лихачев, Сергей Сергеевич Аверинцев, Алексей Фёдорович Лосев, Арон Яковлевич Гуревич, Михаил Михайлович Бахтин, Юрий Михайлович Лотман, Вячеслав Всеволодович Иванов, Александр Панченко.»

Напоминает богослов Андрей Кураве, с которым беседовал наш томский автор Николай Погодаев

Эти люди работали в советские времена, когда ни о какой религиозной пропаганде и речи быть не могло, но они то как раз и разработали метод такого культурологического анализа массива христианской культуры.

При этом культурология это разговор не об артефактах – об иконах, фресках, это разговор о человеке. Как человек ощущает себя, переживает себя, своё место в мире, какие там стереотипы поведения, как строится и почему эта линия поступков логична для этой культуры. А для другой она не логична. Вот этим методом вполне можно воспользоваться для разговора о христианстве. Соответственно вопрос в следующем – как эту высокую академическую мысль перевести на язык обычных университетских лекций, потом на язык школьных учебников и наконец на язык школьных уроков.

Ошибка нынешних педагогов в том, считает Андрей Кураев, что они не подготовили соответствующего учебника. А следовало бы, говорит он

«…сделать учебник и чтобы этот учебник был бы настолько вкусным, что даже атеисту захотелось бы его лизнуть. Вот я мечтаю о таком учебнике, чтобы даже учитель атеист, пролистав его, загорелся бы профессиональным интересов: здесь столько интересного материала – и для меня, как педагога, и для детей, что дайте мне вот по этому учебнику поработать. Кстати говоря, это принципиально важно: основы православной культуры должен иметь право вести педагог не православный. Опять потому что это предмет не религиозный, а культурологический. Требование одно – компетентный специалист и всё, а его личные религиозные взгляды никого не касаются».

Как считает петрозаводский педагог с 25-летним стажем Валентина Сукотова.

«Такой предмет в школе не нужен, потому что возникает проблема: чему учить и как учить. Сегодня школа к преподаванию такого предмета не готова. Вот если семья будет воспитывать так своего ребёнка, то, конечно, результаты будут намного выше.»

До сих пор «Основы православной культуры» изучались факультативно. В одной из школ Петрозаводска этот предмет, в качестве дополнительного, изучают уже 6 лет. Кандидат педагогических наук и заместитель директора этой школы Валентина Калачёва не испытывает сомнений…

«Ну, я среди сторонников. Причём, у меня взгляд не только теоретический, но и практический. У нас проблемы с кадрами в нашей школе не стоит, потому что у нас четыре человека закончили специальные курсы Московского педагогического университета им. Шолохова преподавателей основ духовной православной культуры. А в целом по России такая проблема стоит, в Карелии – абсолютно точно.»

Но всё же есть и серьёзные опасения.

«В качестве примера того, что зачастую пропагандируется под видом православного мировоззрения и, естественно, этого невозможно избежать в школе. Сейчас очень популярен так называемый «православный патриотизм». Те люди, которые говорят очень много о миссии православия, почему-то они всегда говорят о миссии русского православия. И вот этот национализм такой подспудный, который, якобы подкрепляется религиозными идеями, это, вообще, разрушительная вещь для православия как такового, а если это ещё в детские умы внедряется, то это страшно. И если мой ребёнок придёт, и ему начнут вот это проповедовать, бежать надо оттуда, просто бежать…»

В начале передачи я упомянул письмо тысячи учёных, которые уверены, что преподавание основ православной культуры не только ненужно, но и вредно. Ирина Мурашова побывала в одном из бастионов неприятия религии

«В этом городе нет ни церкви, ни мечети, ни синагоги. Снежинск 50 лет назад строили как наукоград, религии здесь места не было. Но время идет, полуразрушенный православный храм в ближайшем селе восстановили, а внуки основателей города познакомились с различными конфессиями. Правда, очень кратко, в рамках курса «Мировая художественная культура». Марина закончила школу пять лет назад, и мало что помнит с тех уроков:

Младшая сестра Марины Света скоро закончит школу. «Нас религии вообще не учили», - утверждает она, и только после того, как ее мама достала с полки «Библию для детей», с трудом вспомнила, что «да, что-то рассказывали в младших классах»:

Мама девочек Екатерина Андреевна жалеет, что дочери мало знают о религии, но считает, что вводить такой предмет в школе если и надо, то очень осторожно.

У начальника управления образования Снежинска Бориса Беккера тоже двое детей, они крещеные. Но рассказывать о религии школьникам в рамках общеобразовательных учреждений не стоит, это – дело родителей, – уверен он. А для желающих знакомиться, например, с православием, в городе работает воскресная школа – администрация выделила помещение, управление образование помогло оборудовать класс:

Православный приход в закрытом городе ученых появился лишь 18 лет назад, а воскресной школе еще нет и полугода. Самым младшим из тех, кого приводят родители – 4 года. Всего школу посещают около 20 юных снежинцев. Отец Евгений надеется, что это только начало.

Снежинск стоит в окружении русских сел с православными храмами и башкирских – с мечетями. Но если православная общИна в городе есть, то подобной организации мусульман – нет. Светские организации, например, «Курултай башкир» свою задачу видят в поддержании национальных традиций, и даже не предлагали изучать ислам в школах. Зря – считает житель Снежинска Рафкат. Его родственник – мулла, а сам он пока даже не читал Коран.

К слову, преподавание ислама в Германии неожиданно стало отдельным и спорным вопросом. В ряде земель, особенно в Берлине, число молодых мусульман в последние годы резко увеличилось. В ряде школ они составляют более половины учеников. Но основы ислама в программу не включены. Религиозное воспитание мусульман проходит за стенами школ, нередко под влиянием экстремистов. Многие политики, например министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шойбле, предлагают включить ислам в школьную программу, причём только на немецком языке. Идею преподавания ислама в школах поддержал Координационный совет мусульман Германии.

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме