1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Какой порядок нужен миру?

Немецкая печать широко комментирует решение учредить Международный уголовный суд. Так, газета “Зюддойче цайтунг” пишет:

default

Вашингтон хочет Pax Americana.

Конечно, новый суд не сможет сразу же обеспечить мир на всей земле. Тем не менее, в некоторых случаях он сможет обеспечить большую справедливость. Положение деспотов, против которых будут выдвинуты обвинения в совершении тягчайших преступлений, станет более шатким. Они окажутся в изоляции и опале. Правительствам демократических стран и международным концернам будет труднее, чем в настоящее время, заключать сделки с этими диктаторами. Благодаря новому суду многие государства будут вынуждены привести национальное право в соответствие с международными стандартами, основанными на требованиях соблюдения прав человека. Американцы утверждают, что новый суд ограничивает суверенитет отдельных стран. При этом в виду они имеют собственную страну. И здесь они правы. Ибо спор идёт вокруг принципиального вопроса: какой порядок нужен миру? Вашингтон хочет Pax Americana. Он не видит оснований для ограничения собственного превосходства международными структурами. Тем самым, однако, США выступают против политического благоразумия. Ведь история учит, что власть приводит к утрате чувства меры, поэтому власть следует ограничивать и разделять.

Газета “Нойес Дойчланд” отмечает:

Действительно, учреждение Международного уголовного суда открывает новую эпоху в истории юстиции. Впервые повсюду в силу вступают единые правила, в соответствии с которыми к ответственности в уголовном порядке могут быть привлечены люди, совершившие серьёзные нарушения прав человека и военные преступления. Причём не важно, солдат это, верховный командующий или глава государства. Однако не все равны и перед этим новым “страшным судом”, а в его Уставе немало лазеек. Так, например, не удалось договориться о том, что же считать агрессией и терроризмом. Кроме того, использование атомного, химического и бактериологического оружия не объявлено уголовным преступлением. Время покажет, сумеет ли право одержать верх над силой или же уже в скором времени Международный уголовный суд превратится в политический инструмент, как это произошло с Гаагским трибуналом.

Газета “Ветцларер нойе цайтунг” продолжает тему:

Американские политики и военные приходят в ужас от мысли, что кто-то другой будет судить их действия в ходе международных конфликтов. Если вдруг международный суд будет решать, что есть Добро и что есть Зло, то США могут лишиться своей ведущей роли в борьбе со Злом. Мировая юстиция против мирового жандарма – такое разделение труда не нравится Вашингтону. Тем не менее, к этому дело и идёт.

Газета “Кёльнише рундшау” пишет:

Если сильные страны по политическим причинам отказываются подчиниться международной юстиции, предпочитая придерживаться права сильнейшего, то это плохой пример для других. Какими аргументами тогда можно будет побудить такие деспотические страны, как Ирак или Северная Корея, к сотрудничеству с Международным уголовным судом? В долгосрочной перспективе юстиция, использующая двойные мерки, подорвёт доверие к себе и окажется беззубой.

Швейцарская газета “Нойе цюрхер цайтунг” озаглавила свой комментарий “Международное право и власть”:

Учреждение международного уголовного суда, который будет постоянно работать в Гааге, расценивается как важный скачок в международном правосудии. Перед этим судом впредь будут представать лица, обвиняемые в военных преступлениях, в преступлениях против человечности и в геноциде. В компетенцию этого суда будут входить также процессы по делу агрессоров, хотя мнения относительно того, кого следует считать агрессором, по-прежнему расходятся. Кроме того, международный уголовный суд будет рассматривать не только дела тех, кто совершал военные преступления собственными руками, но и тех, кто, занимая ответственные политические или армейские должности, отдавал соответствующие приказы или попустительствовал тем, кто их отдавал. Международные судебные инстанции, которые могут опереться в своей работе и на опыт Нюрнбергского и Токийского процессов, прошедших после Второй мировой войны, в последние десять лет накопили, кроме того, значительный опыт, рассматривая преступления, совершённые на территории бывшей Югославии или в Руанде, –

отмечает швейцарская газета “Нойе цюрхер цайтунг” и далее пишет:

Итоги судебных разбирательств преступлений, совершённых в бывшей Югославии, однако, неоднозначны. Так, резня продолжалась и после учреждения Международного Гаагского трибунала: достаточно вспомнить содеянное в Сребренице. Не прекратилось и массовое изгнание людей в рамках этнических чисток. Поэтому не следует переоценивать устрашающее воздействие международного уголовного суда: никакое международное право не в состоянии существенно повлиять на колоссальную внутреннюю динамику войн и ненависти. Кроме того, как показывает опыт, международное правосудие бессильно в тех случаях, когда соответствующие страны отказываются арестовывать и выдавать своих военных преступников. Однако арест и выдача бывшего югославского президента Милошевича создали прецедент: отныне ни один государственный лидер, попирающий принципы гуманности и международного права, не может рассчитывать на полную безнаказанность, –

указывает швейцарская газета “Нойе цюрхер цайтунг” и продолжает:

Пока Римский договор об уставе международного уголовного суда ратифицировала только треть стран ООН. Однако этот суд уполномочен привлекать к ответственности и граждан тех стран, которые не ратифицировали договор. Это полномочие вызывает раздражение, прежде всего, в не ратифицировавших договор великих державах: в России, в США и Китае. Государства и правительства, привыкшие отстаивать свои интересы, в случае необходимости, и с помощью военной силы, судя по всему, не готовы мириться с ограничением своей свободы действий. Так что не приходится рассчитывать на то, что Международному уголовному суду удастся в одночасье свести на нет использование права сильного. Римский договор не ратифицировали также Индия и большинство мусульманских стран. И Международный уголовный суд не сможет добиться автоматического признания западных правовых норм в качестве стандарта для всего мира, особенно, если учесть, что ведущая мировая держава США договор тоже не ратифицировала. И тем не менее, первый шаг сделан. Международный уголовный суд существует, и он будет выносить приговоры в тех случаях, когда это будет необходимо с юридической точки зрения и возможно – с политической.

Швейцарская газета “Тагес анцайгер” в своём комментарии отмечает:

Впервые предложение создать Международный уголовный суд выдвинул 130 лет назад работавший в “Красном кресте” швейцарец Гюстав Муане, которого до глубины души потрясли зверства франко-прусской войны. Но время шло, совершались одно за другим чудовищные преступления против человечности: геноцид армян, ужасы нацизма, сталинские чистки, массовые убийства в Камбодже, в Руанде, на Балканах. Теперь, однако, когда учреждён Международный уголовный суд, на скамье подсудимых которого окажутся военные преступники.

Также по теме