1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Какого беса Михалков взялся за Центр Ельцина

В интервью DW российский историк Леонид Кацва рассуждает о конфликте вокруг Центра Ельцина и о том, почему не надо дудеть всем в одну дудку.

9 декабря Никита Михалков, выступая на парламентских слушаниях в Совете Федерации, заявил, что в екатеринбургском Центре Ельцина "ежедневно происходит инъекция разрушения национального самосознания детей". Его недовольство, в частности, вызвал образовательный видеоролик, который Центр Ельцина показывает посетителям. Позже позицию Никиты Михалкова поддержал министр культуры Владимир Мединский. В ответ на критику главы Союза кинематографистов РФ Центр Ельцина заявил, что деятельность учреждения полностью соответствует российскому законодательству и уставным задачам. Специально для DW конфликт комментирует российский историк, автор учебников и пособий по истории России, преподаватель истории в московской гимназии № 1543 Леонид Кацва.

DW: В каких основных точках анализа исторического прошлого расходятся сторонники Центра Ельцина и сторонники Михалкова?

Леонид Кацва: Я думаю, что дело не в точках, так как Никита Михалков цепляется к любой точке. На самом деле пафос Михалкова в одном: все должны дудеть в одну дудку, никто не смеет делать никаких критических высказываний. В открытом письме Наине Иосифовне Ельциной, которая ранее высказалась по поводу его клеветы, он сказал, что не имеет претензий к Борису Ельцину, но в другом ролике он говорит прямо, что первый президент России - уголовный преступник. Позиция самого Михалкова не столько консервативная, сколько реакционная или реакционно-имперская. Понимаете, Михалков был когда-то прекрасным режиссером, но постепенно он стал превращаться в проповедника имперско-державной идеологии.

- Михалков сказал, что "разговор идет не о том, чтобы закрыть центр, а чтобы скорректировать эту программу. Она разрушительна"…

Леонид Кацва

Леонид Кацва

- У нас в Конституции написано, что свобода слова есть, а обязательной идеологии нет. Соответственно, в Центре Ельцина люди могут высказывать мнения, которые они считают правильными, а Михалков может говорить абсолютно другое в "Бесогоне". Я же не предлагаю закрыть эту программу, хотя она клеветническая и невежественная.

- Как вы думаете, что имеется в виду под корректированием истории?

- Цензура, которая у нас запрещена опять-таки по Конституции. И у него нет права корректировать такие вещи. В постсоветском, посттоталитарном обществе есть некоторые силы, которые считают, что никакого критического анализа истории быть не может, все должно быть прославляемо и восхваляемо. Это пропагандистская позиция, ненаучная.

- Вы затронули тему восхваления, мифологизации исторического прошлого. Не так давно была дискуссия о 28 панфиловцах. Какую роль сегодня играет миф?

- Сегодня я бы не стал классифицировать легенду о 28 панфиловцах как ложь. Тогда миф играл мобилизующую роль, то есть понятно, зачем это делалось. Однако сегодня непонятно, почему это поддерживается. Сейчас к этому мифу надо подходить по-другому. Есть научная проблема: создан миф. Надо понять, в каких обстоятельствах он был создан, почему он был создан.

Контекст

Мифы вредны тем, что они выдвигают на первый план события, которых не было, а подлинный героизм остается в тени. Сегодня создание мифов - злонамеренная вещь, которая творится руками Дмитрия Киселева, Владимира Соловьева и других. Вспомните историю с распятым мальчиком.

- Давайте вернемся к речи Михалкова. Глава кинематографистов также сказал: "Это вопрос национальной безопасности, потому что каждый день сотни детей и молодых людей приходят туда (в Центр Ельцина - Ред.). Они получают этот яд". Может ли история влиять на детей?

- Может, если ребенка все время пичкать одной точкой зрения, не давая альтернативную точку зрения, и говорить о том, что наша страна единственно великая, а вокруг - враждебные страны, которые хотят нам навредить. Тогда у ребенка формируется милитаризированное сознание. Это происходит, когда пропагандируется агрессивная точка зрения. Так было в Советском Союзе.

- Существует ли подобная тенденция сегодня?

- Да, тенденция сейчас направлена на унификацию учебников, на агрессивное одноголосье на центральных каналах. Но до того уровня, который был в Советском Союзе, мы не дошли. Уровень свободы самовыражения, который есть сейчас, намного выше. И у нас есть интернет. Поэтому сравнивать не приходится.

Вы говорили о том, как на развитие детей влияет одна точка зрения. Как влияет плюрализм мнений?

- Он получает возможность думать, сопоставлять мнения и делать выводы.

- Политика покаяния эффективна как для самой страны, так и для ее внешней репутации. Что подтверждает, скажем, пример Германии. Почему в России сегодня мы этого не видим?

- Сравнение с Германией для нашей страны справедливо лишь отчасти. Репрессии во времена "третьего рейха" были направлены либо против национальных меньшинств (цыган и евреев), либо против граждан других стран, которые были оккупированы Германией. Политика покаяния, осуществляемая в Германии, связана с Холокостом. И, кроме того, все-таки Германия - это страна, проигравшая войну.

Наша страна, как мне кажется, не сделала достаточно для того, чтобы увековечить память жертв репрессий. Я считаю, что у нас разговор о внутренних репрессиях должен вестись также подробно, как о Холокосте в Германии, и они должны занимать намного больше времени при изучении курса отечественной истории. Это все-таки внутреннее: покаяние должно быть перед собственным народом. Говорить нужно не только о героях, но и о жертвах.

Смотрите также:

 

 

Контекст