1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Какова судьба культурного наследия Беларуси?

Поисками и возвращением вывезенных в результате войн и восстаний ценностей в большинстве стран мира занимаются специально созданные государственные структуры. Беларусь в этом списке стоит особняком.

default

Беларусь — единственная страна, где национальных культурных ценностей на родине меньше, чем за ее пределами. Писатель и историк Владимир Орлов говорит, что в 1997 году в Минске прошла Международная конференция по проблемам реституции: "На конференции было сказано, что на территории современной Беларуси находится только 1 % культурных и исторических ценностей".

То, что нельзя вернуть

Захватнические войны и жестоко подавляемые освободительные восстания, передел территории, мировые войны. Все они разоряли страну, которая по количеству культурных ценностей могла бы посоперничать с любым государством Европы. Ведь только Несвижская коллекция Радзивиллов включала собрание живописи из почти тысячи полотен, библиотеку из 20 тысяч томов, тканные золотом слуцкие пояса, коллекции стекла, керамики, фарфора, оружия и печатей, перстней и ковров…

Всего и не перечислишь. А ведь были еще коллекции магнатского рода Сапег, Хрептовичей, Тизенгаузов и многих-многих других. Вернуть эти коллекции сегодня практически невозможно. "Если это был не военный вывоз, они не обязаны возвращать, — говорит Адам Мальдис. — Например, Румянцев из Гомеля вывез свою библиотеку сначала в Санкт-Петербург, а потом в Москву. Это сегодня можно только получить назад по обмену, а у нас есть на что менять".

Доктор филологических наук, профессор Адам Мальдис уже много лет на общественных началах занимается проблемой возвращения культурного наследия. Сегодня профессор занят составлением списка ценностей, вывезенных из страны. "У нас нет ни государственной, ни научной структуры, есть только общественная комиссия "Вяртанне". А что может сделать общественная комиссия? Ничего! Она может заниматься только исследованиями. И то, за какие деньги?"

Наибольший урон - от Второй мировой войны и советской власти

Как утверждают историки, в 1920 - 1930 годы минувшего столетия из Беларуси было вывезено практически все, что представляло антикварную ценность. Нужны были деньги на индустриализацию, и белорусские раритеты уходили с молотка на аукционах Западной Европы. Многое оседало в музейных коллекциях Москвы и Ленинграда, Самары и Рязани. Ценности, возвращенные Советской военной администрации странами антигитлеровской коалиции, зачастую тоже не приезжали на родину, а находили пристанища в музеях и частных коллекциях, когда-то единой Советской страны.

Современная независимая Беларусь не раз поднимала вопросы реституции (возвращения) национальных ценностей. Но… Начальник одного из управлений Министерства культуры Василий Черник объясняет: "Все переговоры с польской стороной, литовской стороной, российской и украинской натыкаются на существующую в этих странах нормативно-правовую базу. Законы этих государств не позволяют возвращать ценности, которые принадлежат белорусскому народу в страну их происхождения".

Сможет ли Беларусь изменить ситуацию?

Сегодня Министерство культуры инициирует создание Комиссии по возвращению культурного наследия.

Владимир Орлов замечает: "Ничего Россия нам не возвращала, и не вернет. Это их государственная политика. Академик Лихачев в свое время очень резко заявил, что "они не позволят растягивать общее достояние по национальным квартирам". Россия заблокировала все попытки бывших союзных республик подписать любые договоры о возвращении ценностей".

Историк Владимир Орлов уверен, что в попытках прибрать себе чужие ценности замешаны и люди с толстыми кошельками, и политики. Самый яркий пример — судьба главной святыни — Креста Евфросинии Полоцкой. Крест бесследно исчез в 1941 году, во время эвакуации из Могилева: "В середине 90-х годов, когда поисками креста занялся Комитет госбезопасности, там пришли к выводу, что Крест Евфросинии находится в России. Были даже названы конкретные адреса — музейные хранилища Эрмитажа, Уфы или Самары. Но произошла странная вещь, по какому-то приказу был наложен запрет на любые публикации на эту тему. Такое впечатление, что был отдан приказ: не нервировать московских товарищей. На сегодняшний день ситуация как бы законсервирована".

Сможет ли страна изменить ситуацию? Вернуться ли национальные святыни на родину? Сегодня на эти вопросы точного ответа не даст никто. Но Владимир Орлов уверен, добиваться этого стоит. Ведь для иных народов, иных стран — это просто раритетные ценности, а для белорусов — неотъемлемая часть собственной истории. Собственного прошлого, без которого, как известно, не может быть и будущего.