Какова немецкая повестка дня для НАТО? | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 04.11.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Какова немецкая повестка дня для НАТО?

Германия занимает ключевое положение в Североатлантическом альянсе и во многом определяет его политику, в частности, по отношению к России. DW - о приоритетах Берлина на этом направлении.

Германия по нескольким причинам играет ключевую роль в НАТО. Это и ее географическое положение в центре Европы, и разносторонние военные возможности, которых нет у большинства других стран альянса, и экономическая мощь, и весомый вклад в создание новых сил быстрого реагирования, а также признанная североатлантическими партнерами позиция посредника в отношениях НАТО и России. Еще одна причина - политика Вашингтона, который считает, что европейцы должны прилагать больше усилий для обеспечения собственной безопасности.

Получить представление о том, какой курс следует проводить НАТО в отношении России и какие решения, с точки зрения Берлина, должны быть приняты на саммите альянса в Варшаве летом следующего года, можно было в столичном фонде имени Конрада Аденауэра. 3 ноября здесь выступал руководитель внешнеполитического департамента ведомства федерального канцлера Кристоф Хойсген (Christoph Heusgen) - главный советник Ангелы Меркель (Angela Merkel) по вопросам международных отношений.

За критический диалог с Москвой

Хойсген неохотно дает интервью, его имя вообще редко встречается на страницах немецкой печати. Между тем берлинские журналисты знают его очень хорошо. Просто чаще всего он выступает на брифингах для прессы под цифрой "2" - цитировать можно, но без указания источника. Так что публичное выступление Хойсгена в фонде Аденауэра было, скорее, исключением.

Участники подиумной дискуссии в фонде Аденауэра (Хойсген - второй справа)

Участники подиумной дискуссии в фонде Аденауэра (Хойсген - второй справа)

Действия России в отношении Украины он квалифицирует как агрессию, на которую блок НАТО отреагировал решениями саммита в Уэльсе. При этом Хойсген особенно выделил значение долгое время казавшейся устаревшей пятой статьи Североатлантического договора о коллективной обороне. Но новые решения в ответ на действия России, по его мнению, не нужны.

В Варшаве следует только проверить исполнение принятых год назад договоренностей, а также обсудить возможности восстановления, как выразился Хойсген, "критического диалога" с Москвой и, в частности, реанимации Совета НАТО - Россия, "созданного в качестве всепогодного форума для диалога и в безоблачные, и в трудные времена".

Разные интересы в НАТО

Германия по этому вопросу занимает в НАТО промежуточную позицию. Страны Восточной Европы, указал, выступая в фонде Аденауэра директор федеральной академии по вопросам безопасности Карл-Хайнц Камп (Karl-Heinz Kamp), считают необходимым и дальше укреплять обороноспособность альянса перед лицом российской угрозы, страны альянса на юге Европы обижаются на забвение их тревог, а Германия, Франция, Англия и США стараются примирить интересы востока и юга.

ВВС стран НАТО патрулируют в воздушном пространстве стран Балтии

ВВС стран НАТО патрулируют в воздушном пространстве стран Балтии

"Страны Балтии и Польша всегда будут говорить, что НАТО делает слишком мало для обеспечения их безопасности, - заявил он, - чем дальше на запад и юг, тем более распространено мнение, что денег на это потрачено уже и так слишком много".

Есть еще северное измерение, о котором говорит аналитик берлинского Фонда науки и политики Клаудиа Майор (Claudia Major). Дания, Великобритания, Норвегия, указала она, обеспокоены усилением российской активности в Арктике, и никто не знает, как следует реагировать на этот вызов. Что же касается возобновления работы Совета НАТО - Россия, в котором можно было бы обсудить такие темы, то, отметила Майор, восточноевропейские союзники считают, что с Россией бессмысленно вести переговоры, поскольку доверять Москве нельзя.

ЕвроПРО и расширение НАТО

Как бы то ни было, для диалога нужны двое. Некоторые немецкие аналитики предлагают пойти навстречу России, а в качестве жеста доброй воли аннулировать программу европейской противоракетной обороны, ставшей, по их мнению, излишней после достижения договоренности с Ираном.

Позиция официального Берлина на этот счет иная. ЕвроПРО остается необходимой для обеспечения безопасности на континенте, заявил Хойсген и напомнил о том, что соглашение с Тегераном касается только его ядерной программы, но не ограничивает иранские возможности производства баллистических ракет с обычными боеголовками.

"Иранцы месяц назад провели пробный запуск ракеты средней дальности, мы знаем, что у них есть ракеты и дальнего радиуса действия, - заявил советник канцлера. - Людям же в Европе все равно, какая ракета может упасть на их головы - ядерная или с обычной боеголовкой".

Еще одним пунктом повестки дня саммита в Варшаве, хотя и не главным, станет дальнейшее расширение НАТО, которое Хойсген называет "одной из историй больших успехов альянса". Следующим членом НАТО станет Черногория, договоренность об этом рамках альянса уже достигнута. "Черногорию следует принять в НАТО, - заявил в этой связи Карл-Хайнц Камп, - и для того, чтобы дать сигнал России о том, что никакого права вето на расширение альянса у нее нет".

Тем не менее перспектива возможного присоединения к НАТО Украины и Грузии на саммите даже обсуждаться не будет. В силе, заверил Хойсген, останутся решения бухарестского саммита 2008 года, на котором в первую очередь именно Берлин заблокировал начало переговоров с Киевом и Тбилиси на эту тему.

Из практичных вопросов, которым, по мнению Германии, следует в НАТО уделять больше внимания, выступавшие в фонде Аденауэра называли, например, проблемы с оперативной переброской войск. "Мы забыли некоторые вещи времен холодной войны", - говорит Клаудиа Майор, - передислокация подразделений, перевозка танков на трейлерах или по железной дороге".

В самом деле, заметил в ответ Кристоф Хойсген, чтобы перевозить танки бундесвера по немецким дорогам, нужно получать специальное разрешение, которое дают не сразу. Карл-Хайнц Камп привел конкретный пример. Чтобы перебросить в ходе недавних учений военное подразделение из Португалии в Прибалтику, понадобился 21 день только на то, чтобы уладить все таможенные формальности и получить разрешения на транспортировку негабаритных грузов.