1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Каким НКО на Руси жить хорошо?

Елена Белокурова из Гражданского форума ЕС-Россия рассказала в интервью DW о новом докладе этого объединения и неожиданно высоких коммерческих доходах некоторых российских НКО.

11 октября в Берлине Гражданский форум ЕС-Россия (eu-russia-csf.org) - сетевое объединение некоммерческих организаций из России и стран Евросоюза - представил свой новый доклад о состоянии гражданского общества в 2016 году в России, Германии, Испании, Венгрии и Польше. Такой доклад планируется выпускать каждый год, включая в него всякий раз Россию и четыре страны ЕС с тем, чтобы отслеживать тенденции развития гражданского общества в РФ, с одной стороны, и в Европейском Союзе - с другой. На очереди в следующем году кроме России - Болгария, Италия, Литва и Голландия.

В интервью DW редактор доклада, член Координационного совета Гражданского форума ЕС-Россия Елена Белокурова рассказала об основных выводах, к которому пришли авторы исследования, и неожиданных открытиях, сделанными ими в России. Оказалось, что некоторые российские некоммерческие организации имеют сказочные доходы именно от коммерческой деятельности.

DW: Госпожа Белокурова, что побудило Гражданский форум ЕС-Россия сравнивать положение неправительственных организаций в различных странах?

Елена Белокурова: Гражданский форум ЕС-Россия был создан для того, чтобы развивать сотрудничество между неправительственными организациями России и стран Европейского Союза. В какой-то момент нам стало ясно, что решение этой задачи осложняется тем, что российские НКО считают, что у них все плохо, а у европейских - все хорошо. Европейские же НКО считают, что в России настолько специфическая проблематика, что надо либо заниматься ей специально, либо не заниматься вовсе. Это затрудняло общение между российскими и европейскими НКО, которые занимаются, например, социальными или экологическими проблемами в своих странах.

Елена Белокурова

Елена Белокурова

- То есть, вы хотели найти для НКО различных профилей в различных странах некий общий язык?

- По сути дела, да. Мы видели свою задачу в том, чтобы найти нечто общее - базу для сотрудничества или, наоборот, констатировать наличие таких различий, которые делают контакты бессмысленными.

- И что в итоге? Есть общий знаменатель?

- Есть. Сотрудничество возможно почти во всех сферах. При этом, однако, лучше всего могут понимать друг друга и обмениваться опытом те организации, которые сталкиваются с похожими вызовами. Это - НКО в Польше, Венгрии и России, которые ищут новые стратегии работы в изменившейся политической ситуации. А вот с немцами и испанцами речь может идти о конкретных методах решения, например, социальных проблем.

- А что общего у НКО в России, Польше и Венгрии?

- Это проблемы, связанные с давлением государства. Российский тренд, усилившийся особенно после 2012 года, воспроизводится в определенной степени в Венгрии, а сейчас наиболее интенсивно и в Польше. В этих странах зачастую копируют методы российских властей. И это не только ограничение возможностей для "инакомыслящих" некоммерческих организаций, но и крайне консервативная политика. Под предлогом возвращения к традициям происходит дискриминация, например, организаций ЛГБТ-сообщества или женских. В результате в обществах этих трех стран мы наблюдаем тренд вседозволенности, агрессии в отношении таких групп.

- Какие новые тенденции вы заметили в гражданском обществе России?

- В России усилилось разделение на "хорошие" для государства организации и "плохие". "Хорошие" - это те, которые занимаются социальными проектами, в том числе, и за счет государства. Для таких организаций создается сейчас много возможностей, механизмов финансирования. Некоторые, правда, говорят, что это делается для сокращения государственных расходов на социальную сферу. То есть, государство перепоручает решение социальных задач НКО - за меньшие, чем это делают государственные учреждения, деньги. А бывает, что и государственные организации просто перерегистрируются в негосударственные - с меньшим бюджетом.

- А "плохие" - это кто?

- Это те НКО, которые сотрудничают с Западом, получают до сих пор иностранное финансирование, критически относятся к государству, занимаются правозащитной деятельностью.

- Представляя доклад, вы упомянули, что некоторые НКО в России оказались чрезвычайно богатыми

Контекст

- Действительно, у некоторых некоммерческих организаций в России доходы от коммерческой деятельности оказались неожиданно очень высокими. И это при том, что социальное предпринимательство в России - когда НКО начинают сами зарабатывать деньги на свои проекты - только начинается. Стали разбираться.

Оказалось, что в статистику некоммерческих организаций включены и различные созданные олигархами или близкие к высшим политическим деятелям фонды. Формально эти фонды называются благотворительными, но занимаются вовсе не благотворительностью, многие из них связаны с управлением недвижимостью. Некоторые фонды владеют огромным количеством недвижимости, которая декларируется как дома отдыха. Навальный в своем фильме ("Он вам не Димон". - Ред.) об этом хорошо рассказал.

Кроме того, высокие доходы от сдачи в аренду недвижимости получают квазиобщественные организации, сохранившиеся с советских времен - ДОСААФ, например, ветеранские советы, общества инвалидов и так далее.

- По оценке 64 процентов опрошенных вами в России НКО, ситуация для них в последние три года стала хуже, только для 12 процентов - лучше. Но хоть какие-то позитивные тенденции вызаметили?

- Позитивная тенденция в том, что ситуация стала более предсказуемой. Многие организации после шока в 2013-2014 годах адаптировались к новым условиям. Были проверки, суды, споры об "иностранных агентах", многие НКО прекратили свое существование… Сейчас более или менее понятно, по каким правилам приходится играть и как надо действовать. Произошла консолидация гражданского общества, организации помогают друг другу, знают, к кому обращаться. Активно развивается волонтерство. Очень много молодых людей, которых не устраивают порядки в стране, стали приходить в правозащитные организации. Для них нет денег, нет никаких программ, но они начинают придумывать свои. И это воодушевляет всех. Я сама живу в Санкт-Петербурге и чувствую в этой сфере очень хорошую энергетику.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:36

Какие организации станут "нежелательными" в России? (20.05.2015)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме