1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Какие цели преследует атомная программа Ирана?

Интервью "Немецкой волны" с директором Гамбургского института исследований Востока Удо Штайнбахом.

default

Берлин,09.07.2003. Презентация снимка реактора в Натанце.

- Господин Штайнбах, Соединенные Штаты Америки подозревают Иран в том, что атомная программа в этой стране предназначена не только для мирных целей, но и для разработки ядерного оружия. Насколько обоснованными кажутся вам подобные обвинения?

- Я не оцениваю ситуацию исходя из американских аргументов. Ведь, например, в случае с Ираком американцы порядочно всех запутали своими обвинениями в адрес режима Саддама Хусейна. Но если взглянуть на Иран, на политических лидеров страны, на их амбиции, связанные с превращением Ирана в регионального лидера на Ближнем и Среднем Востоке, наконец, если взглянуть на глубину конфликта между Ираном и Израилем, то всё это, по меньшей мере, внушает подозрение в том, что иранцы действительно работают над созданием ядерной компоненты в своем военном арсенале. К этому нужно добавить, что иранские военные только что закончили работу над созданием ракет, имеющих радиус действия 1200 километров и таким образом способных достичь Израиля. Так что я думаю, иранцам имеет смысл приложить усилия и привести доказательства того, что их атомная программа преследует мирные цели.

- От Ирана сегодня требуют подписания специального протокола, позволяющего проведение инспекций атомных объектов страны. Если в Тегеране решатся на этот шаг, отношения с Западом у страны улучшатся. Не заинтересовано ли в этом, в первую очередь, само иранское руководство?

- Да, иранское руководство заинтересовано в нормализации отношений – и прежде всего, отношений с Европейским союзом. На мой взгляд, то, что ЕС фактически подержал Америку в иранском вопросе, стало один из важнейших событий последней недели. Иран заинтересован вырваться из изоляции – но при этом у страны сложные отношения с США, и в Тегеране стремятся к заключению экономических соглашений с Европой. Таким образом, у европейцев есть рычаги оказания давления на иранское руководство.

Что же касается протокола об инспекциях, то иранцы не доверяют Америке. Они говорят: если мы сейчас подпишем протокол, то где гарантия того, что это последнее требование Соединенных Штатов? Вашингтон потом может выдвинуть новые требования– ведь, как полагают в Тегеране, американцев интересует не столько оружие массового поражения, сколько – как и в случае с Ираком – смена правящего режима.

- В последнее время в Иране проходили студенческие демонстрации. Стоит ли ждать новых волнений и каковы могут быть их последствия?

- Да, волнения вероятны, но их последствия пока неясны. С одной стороны, студенты пытаются продолжать акции протеста и продолжать оказывать давление на власти, требуя проводить процесс демократизации. С другой стороны, радикалы в руководстве страны обвиняют протестующих студентов в том, что те являются "приспешниками Америки", и это даёт радикалам возможность еще более жестко, чем раньше, подавлять эти протесты.

Контекст