1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Какая жизнь – такой юмор?

За последние 15 лет эфирное время якобы комических шоу и сериалов на немецком телевидении выросло в 8 раз. Но ведь телевизионщики показывают зрителям только то, что те готовы смотреть...

default

Над чем смеемся?..

Verona Feldbusch, Naddel Abdel Farag, Jenny Elvers,

Ведущие ток-шоу Верона Фельдбуш, Наддель Абдель Фараг, Дженни Элверс

Первыми потребность среднестатистического немецкого зрителя в посконном юморе открыли для себя частные телеканалы. Это было в начале 80-х. С тех самых пор немцы захлёбываются от смеха перед телевизорами.

Смех "по сходной цене"

Die Lindenstrasse

Телесериал "Линденштрассе"

Начиналось всё с шоу и серий, которые ещё требовали значительных производственных расходов: приличные авторы скетчей, более или менее известные актёры, дорогие декорации. Потом менеджеры коммерческих каналов убедились, что зрителя можно заставить смеяться и по более сходной цене.

В ход пошли бесконечные американские сериалы и передачи типа "самые тупые водители в мире". Шоу с придурковатыми ведущими, косноязычными текстами, идиотскими ситуациями. А публика смеётся. И нечего ругать телевизионщиков, они показывают нам только то, что мы готовы смотреть. Спрос определяет предложение.

"Людям нравится, когда кто-то оказался в дураках"

Маттиас Тэфрих - один из тех, кто удовлетворяет этот спрос. Он уже 15 лет пишет скетчи для телевидения:

"Конечно, в каждой хохме есть злорадство. Кто-то должен сесть в лужу, кто-то должен куда-то вляпаться. Иначе не смешно. Людям нравится, когда кто-то оказался в дураках. Сосед, начальник, а лучше всего - кто-нибудь известный и богатый. Например, федеральный канцлер".

Пародия на федерального канцлера

Elmar Brandt Gerd Show Kanzler-Parodie

Эльмар Брандт

Эта пародия на федерального канцлера Герхарда Шрёдера неделями держалась в первой десятке хит-парадов. Пародист Эльмар Брандт голосом канцлера поёт текст примерно такого вот содержания:

"Вы чего, люди? Только у Вас попросишь денег для отечества, как Вы уже смотрите на меня, как солдат на вошь. Я ж хочу от Вас самое лучшее - Ваши денежки. Налог на собак, налог на табак, налог на авто, налог на пивко. Вы что думали? Я ничего нового не придумаю! Вы сами меня в канцлеры выбрали, вот и расхлёбывайте кашу...".

Про беженцев, которые "выпадают в осадок"

А вот прогноз "выпадения в осадок" беженцев:

"А теперь прогноз выпадения беженцев на вторник, 22 сентября: кризисная зона "Ахмет" движется из Албании на Италию и к утру отдельные беженцы начнут выпадать в Баварии. Зона давления нищеты "Владимир" из Восточной Европы стремительно движется на запад. Не исключается резкое увеличение выпадения немцев-переселенцев из России на территорию Германии...".

Откуда "тяга к пошлому комизму"?

Научных попыток объяснить тягу в пошлому комизму предпринято множество. Зигмунд Фрейд, например, считал её проявлением инфантильных инстинктов. Схема у отца психоанализа получалась примерно такая: когда кто-нибудь падает, то ребёнок смеётся из чувства превосходства или злорадства: мол, ты упал, а я - нет.

Французский философ Анри Бергсон сто лет тому назад тоже написал целую книгу о природе смеха. Он считал, что смех зачастую идёт рука об руку с душевным очерствением. Основные враги смеха, по Бергсону, это сочувствие и любовь. Современные социологи, например, Ульрих Бек, подходят к вопросу без должного морального негодования. Они уверяют, что техническая цивилизация настолько выхолостила нашу жизнь, настолько задушила все эмоции и чувства, что мы превратились в хорошо отлаженные механизмы. Поэтому нам как допинг, как наркотик, необходимы события, происшествия, или хотя бы их иллюзия. Но, как и с любыми наркотиками, ощущения быстро притупляются. Выход - либо повышать одноразовую дозу, либо учащать приём. Вот именно поэтому и растёт как снежный ком доля абсолютно бессмысленных комедийных шоу и сериалов на телевидении.

"Уровень определяют зрители"

Маттиас Тэфрих уверен, что нынче рассмешить публику можно только самыми низкопробными шутками:

"Уровень определяют редактора, да даже и не они. Мне пришлось быстро забыть о стиле, об уровне. Чушь всё это. Раньше хоть были табу, и на этом можно было сыграть. Сегодня всё дозволено. Уровень определяют зрители".