1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Какая армия нужна Германии?

18.04.2002

В Германии в очередной раз разгорелся сыр-бор вокруг Бундесвера, то есть армии. Вопросов и проблем множество, но грубо говоря, все они в конце концов сводятся к главному: отменять всеобщую воинскую повинность или нет? Нужны ли современной армии призывники или выполнять новые задачи под силу только профессионалам? Давайте начнём с цифр, чтобы ясно было, о чём вообще речь:

Сейчас вооруженные силы Германии насчитывают около 310.000 человек. Из них всего около 100.000 - призывники, остальные - кадровые военные и контрактники. С этого года длительность срочной службы сокращена до 9 месяцев. Оборонный бюджет Германии составляет всего 1,3 процента национального валового продукта или около 23 миллиардов евро. Если Вам эти цифры ничего не говорят, то вот, для сравнения: США, по самым грубым подсчётам, тратят на оборону примерно в 18 раз больше. Естественно, что немецкие военные постоянно жалуются на нехватку средств: боевые самолёты ВВС «Торнадо» срочно необходимо модернизировать или полностью заменять, транспортные самолёты «Трансаль» в среднем служат уже по 30 лет, поэтому для доставки крупных грузов Бундесвер арендует транспортные самолёты у других стран, в том числе у России и Украины. На многих боевых кораблях, которые несут службу в тропиках, нет кондиционеров, не хватает запчастей для танков и другой боевой и вспомогательной техники. Список можно продолжить едва ли не до бесконечности. Встаёт альтернатива: либо резко повышать оборонный бюджет, либо сокращать численность армии. Тратить больше денег на оборону министр финансов отказывается, и Бундестаг, то есть парламент Германии, его поддерживает. Министр обороны со своей стороны, намерен в ходе реформ поэтапно сократить до 2006-го года личный состав вооруженных сил, но всего до уровня в 285.000 человек. Если учесть, что уже сейчас жалование военнослужащих и гражданских сотрудников Бундесвера съедает примерно половину оборонного бюджета, то становится ясно: здесь концы с концами не сходятся. Реформа армии в её нынешнем виде просто невыполнима.

Тут надо сказать, что нынешняя реформа Бундесвера обсуждалась и затевалась ещё до трагических событий 11-го сентября. Впрочем, уже и до того было ясно, что задачи Бундесвера в корне изменились. Не надо быть военным экспертом, чтобы сделать вывод: если после окончания холодной войны все страны, с которыми граничит Германия - друзья и союзники, то защита собственной территории автоматически отходит на второй план. Но появились новые задачи: уже сейчас около 10.000 немецких военнослужащих в составе международных контингентов участвуют в антитеррористических операциях и миссиях по поддержанию мира и безопасности в различных регионах мира. Звучит это очень романтично, но как выглядят будни немецких солдат, например в Афганистане? Сообщение об этом подготовил Петер Маркс:

Обер-фельдфебель Петра Штёр стоит и глотает пыль. Перед ней идёт бесконечная колонна: грузовики, бронетранспортёры, джипы. В лагерь возвращается очередной патруль. Вообще-то Петра собиралась в «дроп-зон» или «плацдарм» - так солдаты прозвали интернет-кафе в укромном уголке своего укреплённого лагеря в Кабуле. Там круглосуточно включен телевизор, там можно забраться в Интернет, послать электронное письмо друзьям и знакомым в Германии, выпить чашку кофе за 30 евроцентов, а главное, хоть на пару минут спрятаться от начальства и забыть о казарменных буднях. Будни длятся по 12-14 часов в день. Петра прибыла в Кабул ещё в феврале, в составе медсанбата десантных войск. До этого она прочитала всё, что могла найти, об Афганистане, прослушала несчетное число лекций, прошла специальную подготовку. И всё равно, действительность оказалась совсем иной:

«Ну, во всяком случае, было очень не по себе. Первые впечатления, ну, как сказать, абсолютный шок. Потому что условия жизни у людей здесь... Я многое видела по телевизору, но и представить себе не могла, что всё так страшно. Я же говорю, абсолютный шок».

Базовый лагерь расположен на окраине Кабула, на выезде на Джалал-Абад. Вместе с немцами тут обосновались голландцы и австрийцы - всего 1.400 человек. Вообще-то это не боевые части, а международный контингент по поддержанию безопасности. Но лагерь похож на крепость: километры колючей проволоки, сторожевые вышки, доты и блиндажи. Повсюду бронетранспортёры и лёгкие танки. Даже австрийцы, а их всего 74 человека, перебросили в Кабул 4 бронетранспортёра. До этого им приходилось изо дня в день ходить в сторожевые наряды. Теперь, если бронетранспортёры на ходу, австрийцы тоже несут патрульную службу в городе. За соседним столиком в кафе «Плацдарм», куда Петра Штёр всё-таки сумела пробраться, обосновался штабс-ефрейтор Ронни Ленц. На гражданке он работал на почте, и в армии работает на почте. Рядом с ним сидит боцман Ханс Изи. Что делает моряк в Афганистане? А он тоже работает на почте. Его взяли, так сказать, взаймы у ВМС, потому что специалистов полевой почты не хватает:

«Тут почта гораздо важнее, чем дома. Чем дольше ребята здесь, тем больше они это понимают. Поэтому тут к нам, почтовикам, с уважением относятся, некоторые даже заискивают».

Почту доставляют и увозят раз в два дня. Пять тонн прибывает из Германии, полторы тонны летят назад. Причём не только письма - большинство предпочитает пользоваться электронной почтой и говорить по телефону -, но и посылки. А что можно послать домой из разорённого Афганистана:

«Сувениры, камушки разрисованные, а в основном бурки - это здесь так называют балахоны для женщин, с головы до пят. И лицо закрыто».

Вообще-то Ронни и сам изумляется, какой женщине в Германии может понравиться такой наряд. Но его дело маленькое: не спрашивать, а отправлять. Так было на гражданке, так и в армии. Ещё одна очень уважаемая профессия в лагере - повара. Поначалу на обед давали томатный суп из пакетиков и бутерброды с колбасой. Первыми возмутились голландцы и перебросили в Кабул своих поваров. Голландцы обещали досыта накормить всех картошкой фри. Вот с тех Хенк Фикс и ждёт этой картошки:

«До сих пор так и не видели. Но может ещё сделают. Но вообще питание сносное, грех жаловаться».

Ещё бы он пожаловался, когда рядом стоит обер-фельдфебель Герхард Кронке - начальник всех 16 поваров в лагере. На ужин он обещает шницель с макаронами и тушеными овощами. А вообще народ разбаловался, считает Герхард:

«Запросы всё время растут. В первое время рады были самым простым вещам, а теперь требуют меню как в ресторане. И всего побольше, с добавкой».

Петру Штёр уже даже шницель не утешает. Она отбыла свои полсрока в Афганистане и считает дни до отправки домой. Так надоело?

«Боюсь, что да. Когда-то всем надоедает. Ну, вообще-то командиры стараются, чтобы те, кто не несёт патрульной службы, хоть время от времени выбирались из лагеря, а то ведь взвоешь от однообразия. С другой стороны, знаете, таких непосредственных контактов с местными я тоже побаиваюсь. Местные мужчины, да и женщины тоже, понять не могут, как это мне разрешили ходить в униформе и с оружием. Это сразу чувствуешь, враждебность какую-то».

Петра, кроме нескольких кварталов в Кабуле, так ничего и не видела. Работа в медсанчасти да редкие вылазки в кафе «Плацдарм». Вообще-то предельный срок заграничной командировки - шесть месяцев. В основном в миротворческих контингентах служат контрактники и кадровые военные. Но есть и призывники, которые добровольно едут за границу. Во-первых, романтика, во вторых - по 90 евро и больше в день дополнительно к основному жалованию. И налогами доплаты не облагаются - плохо ли?

Все миротворческие миссии за границей - в Косово, в Боснии, в Македонии непомерно затягиваются. Уже и сейчас ясно, что мандат сил по поддержанию безопасности в Афганистане тоже придётся продлить - иначе в стране начнётся хаос. Правительство Германии вынуждено отказываться от участия в дополнительных миротворческих операциях, причём не столько даже по политическим причинам, сколько просто из-за того, что ресурсы Бундесвера исчерпаны. И это возвращает нас к дискуссии о том, какая армия нужна в современных условиях - призывники или профессионалы? Наш берлинский корреспондент Нина Веркхойзер собрала аргументы «за» и «против» всеобщей воинской повинности:

Конституционный суд Германии на днях вынес решение, что всеобщая воинская повинность не противоречит Основному закону страны. Противники повинности призыва аргументировали свой иск тем, что уже сейчас две трети призывников предпочитают альтернативную службу, а многие молодые люди не проходят ни военной, ни альтернативной службы просто потому, что Бундесверу не нужно столько призывников. По их мнению, налицо нарушение принципа равноправия граждан перед законом. Но суд решил иначе. Министр обороны Германии Рудольф Шарпинг приветствует это решение:

«Отказ от всеобщей воинской повинности не решил бы ни одной проблемы Бундесвера. Напротив, он создал бы новые. Наивно полагать, что можно одновременно сократить личный состав и повысить оборонный бюджет. Я полагаю, главная цель тех, кто требует перехода к профессиональной армии и сокращения её численности - это как раз урезать расходы на оборону».

Основной аргумент министра Шарпинга и других сторонников всеобщей воинской повинности - это так называемый «гражданин в униформе», то есть, тесная, прямая связь армии с обществом. Второй аргумент: отмена всеобщей воинской повинности неизбежно приведёт и к отмене альтернативной службы. А это значит, что многие социальные службы лишатся сотен тысяч помощников и окажутся на грани банкротства. Противники всеобщей воинской повинности возражают, что демократия в Германии достаточно сильна, чтобы не опасаться возникновения особой касты военных, и указывают на опыт США и большинства европейских стран. Кроме того, они считают, что за девять месяцев призывники всё равно не получают достаточной профессиональной и боевой подготовки. А отправлять таких необстрелянных юнцов в регионы конфликтов - безответственно, если даже не преступно. Вывод, к которому приходит представительница партии «Зелёных» Ангелика Бер, звучит так:

«Мы выступаем за профессиональную армию, численность которой должна составлять около 200.000 человек. Из этого следует, что придётся изменить или отменить и альтернативную службу».

Противники призыва считают, что отмена альтернативной службы создаст дополнительные рабочие места и позволит молодым людям раньше начинать трудовую жизнь. Сейчас же сложилась парадоксальная ситуация: «пока одни служат, другие зарабатывают». Поэтому председатель Свободной демократической партии Германии Гвидо Вестервелле предрекает:

«Всеобщая воинская повинность будет отменена. Она сослужила нам добрую службу в прошлом, но именно в прошлом. В будущем мы последуем примеру наших союзников в Европе, и перейдём к профессиональной армии».

А что же Канцлер? В принципе, Герхард Шрёдер «за» сохранение призыва, но ходом армейской реформы он недоволен:

«Только коренное обновление может вывести Бундесвер из нынешней ситуации, когда структуры армии и её оснащение уже не полностью соответствуют стоящим перед ней задачам».

Итак, проблема ясна, вопросов много, конкретных ответов пока нет. Но возможно, все споры политиков разрешит Европейский суд. Он сейчас как раз рассматривает иск одного немецкого призывника, который считает, что раз в Конституции записано равноправие мужчин и женщин, то и призыв следует либо распространить на лиц обоего пола, либо вообще отменить. Так что, поживём - увидим. А мне остаётся только поблагодарить наших авторов Нину Веркхойзер и Петера Маркса и Вас, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на «Немецкую волну».