1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Казахстан: нефть важнее крови?

13.04.02

В фокусе нашего внимания сегодня – новый аспект противостояния власти и оппозиции в Казахстане. Речь идет об участии в нем европейских дипломатов.

После того как один из лидеров "Демократического выбора Казахстана" Галымжан Жакиянов попросил защиты от преследования властей на территории посольства Франции, после того, как эта защита была ему предоставлена, после того, как в результате длительных переговоров при активном посредничестве дипломатов Англии, Германии и Франции вроде бы был найден выход из возникшей патовой ситуации, и Жакиянов покинул территорию посольства при условии, что власти не упекут его за решетку (эти гарантии были даны дипломатам тех же трёх европейских стран) - после всего этого калейдоскопа событий могло показаться, что противостояние власти и её критиков может несколько ослабнуть.

Однако на днях Жакиянова перевезли из Алма-Аты в Павлодар (поскольку оппозиционеру, ранее занимавшему пост главы Павлодарской области, ставят в вину экономические преступления, совершенные на этой должности), а МИД Казахстана обвинил посольства ряда стран ЕС в том, что они мешают следствию.

Как оценить последние действия властей, позицию оппозиции, которую некоторые обозреватели обвиняют в чересчур резкой атаке на Нурсултана Назарбаева, и отношение к казахстанской ситуации в Европе? С этим вопросом я обращаюсь к Михаэлю Лаубшу, представителю общества по содействию демократии в странах Центральной Азии:

Естественно, учитывая внутриполитическое положение в Казахстане, трудно делать предположения как оппозиция должна была бы реагировать наилучшим образом. Ведь то, что делал как раз "Демократический выбор Казахстана" в последние дни и недели, нельзя назвать очень агрессивными действиями против власти и политики Назарбаева. И всё равно, лидер "Демократического выбора Казахстана" Аблязов и его сподвижник Жакиянов были арестованы. Я думаю, вопрос в том, будет ли власть готова к диалогу или продолжит свою жесткую линию? Что касается позиции западной Европы, то базисная проблема западноевропейской внешней политики – и не только в отношении стран Центральной Азии, но и вообще, состоит в следующем: с одной стороны, есть национальные государства со своими внешнеполитическими ведомствами и позициями, есть комиссия Евросоюза, есть Европарламент, есть Совет Европы – это всё разные голоса, и из них очень сложно образовать единую линию в отношении Центральной Азии и Казахстана. Если говорить о прецедентах Аблязова и Жакиянова, было совершенно ясно, что немецкое, французское и английское посольства осторожно, но однозначно высказались в отношении арестов, с другой стороны Комиссия Евросоюза дала понять, что не хочет вмешиваться во внутренние дела Казахстана. Говорят, что события 11 сентября повлияли на европейскую политику, однако мне кажется, что и до этого Европа в вопросах демократии в странах Центральной Азии также не была достаточно настойчива. Впрочем, Совет Европы занимал более четкую позицию, настаивал на диалоге с казахстанской администрацией с одной стороны, но одновременно с оппозицией – с другой. Так, можно вспомнить встречу ведущих парламентариев Европарламента с бывшим премьер-министром Акежаном Кажегельдиным в Страсбурге в прошедшем январе – эта встреча показала, что Европа очень заинтересована в демократических реформах в Казахстане. Я надеюсь, что в будущем отдельные страны Европы, их правительства также выразят свою ясную позицию и не будут просто продолжать поддерживать режим Назарбаева, который, судя по всему, придерживается мнения, что нефть важнее крови.

А вот что думает по поводу возможного компромисса между властью и оппозицией как "по делу Жакиянова", так и в более широком смысле, Амиржан Косанов, глава исполкома Народной республиканской партии Казахстана:

Никакие гарантии, даже при участии послов демократических стран Европы, не могут быть гарантиями от дальнейшего уголовного преследования ни Жакиянова, ни любого другого оппозиционера. Что касается возможных торгов по Казахгейту в обмен на лояльное отношение к оппозиции, то время торгов уже ушло. Два года назад казахстанская оппозиция предлагала провести режиму Назарбаева национальный диалог. Был расписан целый механизм, когда президент Назарбаев стал бы над событием, стал бы тем объединяющим началом в обществе, когда можно было бы провести политическую реформу в Казахстане. Сейчас никто из разумных политологов и политиков не говорит о возможности такого диалога. Власть показала свою неспособность ни к компромиссу, ни к консенсусу в решении общих проблем. В настоящее время ситуация вокруг Жакиянова и Аблязова показывает, что власти не имеют стратегии и тактики по отношению к политической оппозиции. Их действия спонтанны. Но власть, которая уверена, что жесткие действия силовых структур против оппозиции – это признак силы, глубоко ошибается.

В этой связи возникает и иной вопрос. Основным способом борьбы власти с лидерами оппозиции является обвинение в экономических преступлениях. Ищет ли оппозиция эффективное средство защиты от таких обвинений?

Однозначного рецепта нет. Законодательная база нашей страны и вообще постсоветских государств дает возможность властям оперировать именно такими обвинениями в адрес своих оппонентов. Например, когда нужно было обвинить экс-премьера Акежана Кажегельдина, лидера РНПК, в прошлом году было изменено целое законодательство в части того, что можно заочно осудить гражданина республики Казахстан. Эти поправки были названы "кажегельдинскими" и он заочно был осужден, человеку не дали даже права выступить в свою защиту. А что касается последних событий и так называемых "экономических преступлений", я считаю, что оппозиция в каком-то смысле сама дает повод властям – в оппозицию приходят не новички в государственном управлении, не новички в бизнесе. И это дает возможность властям, копаясь в их прошлом или настоящем, изыскивать те или иные обвинения. Власти поступают хитро, поскольку на фоне нищенского положения населения такие слова как коррупция, преследование личных интересов на государственной службе – это беспроигрышные варианты.