1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Казахстан

Казахстан: Кривая петля карьеры министра Доскалиева

Высшие эшелоны политического олимпа в Казахстане вновь лихорадит. На этот раз в центре коррупционного скандала оказался министр здравоохранения республики. Финполиция обвиняет его в незаконных сделках с недвижимостью.

Символическое изображение: кривая, таблетки, шприц

Дело министра здравоохранения Жаксылыка Доскалиева ежедневно обрастает новыми подробностями. Для широкой общественности история началась 21 сентября 2010 года, когда в отношении главы ведомства было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий. На следующий день состоялся допрос в финансовой полиции, а в изоляторе временного содержания у министра поднялось давление, так что 26 сентября он попал в республиканскую клиническую больницу с диагнозом инсульт.

10 суток ареста

Однако агентство Казахстана по борьбе с экономической и коррупционной преступностью в версию об остром недомогании министра не поверило. Более того, в течение последующих дней на него завели еще одно уголовное дело, на этот раз по факту получения взятки в особо крупном размере. 4 октября представители ведомства борьбы с коррупцией заявили, что министр здравоохранения симулировал болезнь и будет арестован на 10 суток. "По истечении 10 суток Доскалиеву будет предъявлено обвинение, и он будет представлен суду в порядке статьи 150 УПК РК для ареста", - сообщил представитель финполиции Мурат Жуманбай. Попутно следователи завели дело и на лечащих врачей министра по подозрению в даче министру заведомо ложного диагноза, чтобы укрыть его от правосудия. Ранее, 28 сентября, суд отказал финполиции в санкции на арест ввиду тяжелого состояния министра Доскалиева.

Корпоративный дух медиков

Адвокат главы казахстанского Минздрава Роберт Шмаль потребовал проведения независимой медэкспертизы для оценки состояния здоровья своего подзащитного. Адвокат заявил, что "для установления истины необходимо "пригласить ведущих нейрохирургов из Москвы или Европы". Адвоката поддержал и директор национального научного медицинского центра Абай Байгенжин, отметив, что диагноз министра здравоохранения Жаксылыка Доскалиева подтверждается документально и результаты компьютерной томографии подтасовать невозможно.

Однако 4 октября стало известно, что на допросе в следственном отделе заместитель директора Национального научного медицинского центра Алибек Мустафин признался в даче ложной информации, которую он якобы выдал "из человеческих побуждений", поскольку долгое время работал бок о бок с Доскалиевым. К тому же последний, по словам Мустафина, лично попросил врача подтвердить диагноз. Кроме того, из признательных показаний Алибека Мустафина следует, что и 1 октября, на момент посещения журналистами палаты Жаксылыка Доскалиева, "…он был в сознании и адекватен, он симулировал".

Обвинения в адрес министра

По подозрению сотрудников финполиции, у министра было несколько путей ухода от уголовной ответственности. "После неудавшейся попытки покинуть пределы Казахстана Доскалиев в сговоре с другими должностными лицами приступил ко второму варианту", - подчеркивает Мурат Жуманбай.

Заявление о попытке Доскалиева сбежать за границу финполиция подтверждает тем, что накануне ареста министр получил визу в Канаду. Однако пресс-служба Минздрава поспешила развеять заключение полицейских, сообщив, что "в период с 22 сентября по 2 октября была запланирована командировка в Канаду казахстанской делегации во главе с министром здравоохранения".

Министра здравоохранения обвиняют сразу в нескольких серьезных нарушениях. По версии следствия, Жаксылык Доскалиев, будучи еще на посту ректора столичной медицинской академии в 2005-2006 годах, был причастен к незаконной продаже квартир, построенных для сотрудников академии, что принесло ему около 7 миллионов евро. Также следователи инкриминируют министру получение взятки в особо крупном размере.

По утверждению представителей финполиции, в ноябре 2009 года, несмотря на некачественные строительные работы, по приказу Доскалиева на баланс министерства был введен научно-исследовательский институт "скорой помощи" общей стоимостью более 42 миллионов евро.

Версии " наезда " на министра

Эксперты ставят уголовное преследование действующего министра Доскалиева в один ряд с другими делами против высокопоставленных чиновников, осужденных за последнее время. Это прежде всего, дело экс-главы "Казатомпрома" Мухтара Джакишева, министра охраны окружающей среды Нурлана Искакова и бывшего президента Национальной компании "Казахстан Темир Жолы" Жаксылыка Кулекеева. В большинстве этих дел, по мнению аналитиков, обвинению не хватало убедительных доводов, что ставит вопросы о политической составляющей процессов.

Казахстанские политологи говорят о связи Доскалиева с руководителем президентской администрации Асланом Мусиным. Оба они являются выходцами из Актюбинской области. По словам главного редактора энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане?" Данияра Ашимбаева, именно при поддержке Мусина Жаксылык Доскалиев получил пост председателя Комитета по социально-культурному развитию в нижней палате парламента, а затем повторно сел в кресло министра здравоохранения.

Примечательно, что одно время Жаксылык Доскалиев работал в Центре хирургии, которым руководил отец опального политика Рахата Алиева Мухтар Алиев. Считалось, что Мухтар Алиев мог сыграть роль при выдвижении Доскалиева на пост главы Минздрава в 2001 году.

Директор Центра актуальных исследований "Альтернатива" Андрей Чеботарев не исключил, что Доскалиев вполне мог стать жертвой закулисной борьбы групп влияния. Политолог Олег Сидоров, отметил, что представленная информация является лишь вершиной айсберга, в то время как основная и самая массивная часть ее находится вне поля зрения общественности. "Вполне вероятно, что на многих руководителей министерств и ведомств имеются материалы, которые по мере их накопления трансформируются из количества в качество и ждут своего так называемого звездного часа", - резюмировал политолог.

Автор : Зарина Козыбаева, Алма-Ата
Редактор : Михаил Бушуев

Контекст