1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Казахстан: кому с новыми законами жить хорошо

В Казахстане модернизируют законодательство. По мнению экспертов, поправки в Уголовно-процессуальный и Гражданско-процессуальный кодексы облегчат жизнь прокурорам, и осложнят - адвокатам.

В Казахстане проводятся масштабные изменения в законодательстве. В начале апреля парламент страны во втором, окончательном чтении принял новый Уголовный (УК) и Уголовно-процессуальный (УПК) кодексы, теперь на очереди Гражданско-процессуальный (ГПК) кодекс. Необходимость реформирования УПК и ГПК официально объясняется намерением приблизить республиканские законы к современным международным нормам.

К примеру, депутат парламента Рамазан Сарпеков в эфире казахстанского телеканала 24.kz прокомментировал мотивацию для осуществляемой работы так: "Все сейчас изменилось. Поэтому мы постарались внедрить наиболее продвинутые международные стандарты, которые бы привели к тому, чтобы была процессуальная экономия, чтобы расследование не тянулось годами". Принятые парламентом проекты законов должен будет утвердить президент.

Кто разработал проект поправок

Парламент Казахстана

Парламент Казахстана

В свою очередь член президиума республиканской коллегии адвокатов Александр Розенцвайг не считает, что проекты новых УПК и ГПК будут соответствовать международным стандартам. В интервью DW он напомнил, что в начале 1990-х годов в течение нескольких лет было создано новое законодательство. "Законы писала рабочая группа, составленная из наших авторитетнейших представителей юриспруденции. Было написано более 55 законодательных актов "рыночного" направления", - пояснил юрист. По его словам, большинство из тех законов актуальности не утратило, тем не менее, сейчас их решили пересмотреть.

Однако главную проблему Александр Розенцвайг видит в том, что новые законы разрабатывают органы, которые должны их исполнять. "УПК был презентован Генпрокуратурой, которая при разработке фактически не приняла возражений, которые высказали представители гражданского общества. Права и интересы граждан там гораздо меньше защищены, чем раньше. Например: не решена проблема допуска адвоката к делам, содержащим сведения, являющиеся государственной тайной. Получается, что по каждому такому делу адвокат должен будет получать разрешение от Комитета национальной безопасности, то есть от своего оппонента", - поясняет Александр Розенцвайг.

Следственный судья вместо адвоката

Еще одно противоречие юрист видит в том, что в новом варианте УПК вводятся негласные следственные действия, то есть действия, которые проводятся без участия подозреваемого или обвиняемого и его адвоката. "Вводится должность так называемого "следственного судьи", который якобы будет заниматься вопросами защиты прав граждан на стадии предварительного расследования. Но реальных полномочий у него не предусмотрено", - говорит Розенцвайг.

При этом ни в УПК, ни в ГПК не предусмотрено и адвокатского иммунитета, его освобождения от дачи показаний по делу, которое он ведет, продолжает юрист. "Прокуратура, которая на сегодняшний день не уполномочена расследовать уголовные дела, практически возвращает себе эту функцию. Она будет одновременно и расследовать дела, и осуществлять контроль над следствием", - подчеркивает Розенцвайг.

База для несоблюдения международных договоров?

Камера видеонаблюдения

Правозащитники опасаются ущемления прав граждан

Сходная проблема, по его мнению, имеет место и в новом ГПК. Его основными разработчиками выступают Верховный суд, прокуратура и министерство юстиции. Александра Розенцвайга очень настораживает то, что "правоприменителями предпринята попытка освободить Казахстан от безусловной обязанности соблюдать ратифицированные республикой международные договоры". Формулировка планируется такая: суды не вправе применять ратифицированные республикой международные договоры, ущемляющие закрепленные в конституции республики права и свободы человека и гражданина.

"То есть завтра любой международный акт, признанный во всем мире, может быть назван нарушающим права казахстанского гражданина. Хотя, казалось бы, прежде чем ратифицировать международные договоры, Казахстан проводит их экспертизу", - рассказывает в интервью DW казахстанский юрист. "Да, предусмотрено, что суд в случае усмотрения такого нарушения обращается в Конституционный совет - ведь Конституционного суда у нас нет. Но по сути это значит, что власти готовят себе базу для несоблюдения международных договоров. Это - прямое нарушение статьи 4 Конституции Казахстана, которой установлен приоритет международно-правовых обязательств страны перед ее законами", - считает он.

Страх перед майданом

Поправки в законодательство, не вдаваясь в то, идет ли речь об УК, УПК или ГПК, вызвали острую реакцию в обществе, говорит известная казахстанская общественная активистка Розлана Таукина. Зимой к обсуждению тогда еще только оглашенных, но еще не принятых поправок подключились правозащитники, НПО и журналисты, которые почувствовали в них основу для возможных политических репрессий, продолжает она. Несмотря на то, что был обозначен очень короткий срок обсуждения поправок - меньше месяца - активистам удалось вызвать в обществе большой резонанс.

"Однако мы не услышали никаких возражений на поправки в парламенте. Думаю, в этом виновен страх власти перед тем, что произошло на Украине, или даже перед повторением того, что было в России на Болотной площади", - полагает она.

В этом контексте правозащитница обращает внимание на заявление депутата Мажилиса Жамбыла Ахматбекова в эфире местного ТВ. Он приветствовал поправки и подчеркнул, что теперь за сепаратизм, за посягательство на территориальную целостность, нормы законодательства ужесточены.

Санкции за критику

В целом, по оценке Александра Розенцвайга, поправки фактически абсолютизируют вступившие в силу судебные решения. Так, статья 19 проекта ГПК не допускает публичное опровержение правовых выводов суда, изложенных во вступившем в силу законном акте, пока такой акт не будет отменен или изменен.

"Это значит, что адвокат и вообще любой человек под угрозой применения к нему административных, а, возможно, и уголовно-правовых санкций не вправе публично критиковать выводы суда, какими бы абсурдными они не были с точки зрения закона. И это при том, что статья 20 Конституции гарантирует свободу слова и запрещает цензуру", - аргументирует свой тезис известный адвокат.