1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Казахстан: как действует новый закон о политических партиях

Сузится ли из-за введения количественного ценза политический спектр республики? / Сторонники Акежана Кажегельдина на Западе делают выбор не в пользу нынешнего режима.

default

Амиржан Косанов: "Власть боится открытой полемики".

Следствием этого закона, по замыслу его авторов из пропрезидентской партии «Отан», должно стать заметное сужение спектра политических сил в Казахстане. В частности, для успешной перерегистрации партии должны доказать наличие в своих рядах минимум 50 тысяч членов и предоставить в министерство юстиции их поименный список. Казахстанская демократическая оппозиция считает новый закон антиконституционным. По словам председателя исполкома Республиканской Народно-Демократической партии Казахстана Амиржана Косанова, все оппозиционные партии, кроме коммунистической, объявили о бойкоте этого закона как не соответствующего конституции и нормам демократического общества. По мнению Косанова, власть поняла – в открытой полемике или в публичной дискуссии невозможно опровергнуть тезисы демократической общественности и оппозиционных партий о необходимости коренных демократических реформ. Тогда власть и решила с помощью нового закона отобрать у оппозиции легальную трибуну. Поэтому изначально объединенная оппозиция в лице партий РНПК, «Азамат», Народный конгресс, просто бойкотировали этот закон как не соответствующий конституции республики Казахстан, говорит Косанов.

Цель - устранение малых партий?

Итак, власти Казахстана намерены с помощью нового закона устранить с политической сцены малые, как правило, критически настроенные в отношении правящего режима партии. Однако отнюдь не неоправданное завышение требований в отношении минимального числа членов партии беспокоит казахстанскую оппозицию.

Дело не в том, что оппозиционные партии не смогут собрать нужное количество членов, заявляет Косанов.

- Я думаю, что в нынешней ситуации, когда подавляющее большинство населения Казахстана образует «электорат протеста», когда государственная политика, проводимая режимом личной власти президента Назарбаева потерпела и моральное, и политическое, и экономическое фиаско, собрать в ряды оппозиционной партии 50 тысяч членов – не проблема. Но дело в том, что казахстанская оппозиция сейчас переживает пик преследований и репрессий со стороны режима и мы не можем делать подарок спецслужбам Казахстана, предоставляя им списки членов нашей партии с их домашними адресами и указанием места работы.

Итак, власть ставит новые препоны работе казахстанских оппозиционных партий и движений. Но, по мнению Амиржана Косанова, оппозиция в республике и ранее фактически находилась вне закона:

- Что касается РНПК, то мы, не признавая этот закон, остаемся политической партией, которая де-факто уже находится под запретом. Членов нашей партии нещадно преследуют, их увольняют с работы, запрещают работать и учиться их детям, нам не дают легальную трибуну в виде СМИ, которые в Казахстане полностью контролируются семьей Назарбаева, нам не разрешают проводить митинги даже тогда, когда мы имеем разрешение на их проведение. Поэтому в принципе РНПК де-факто и была запрещена, а теперь власти оформили это официально де-юре. Однако наша партия не думает о самороспуске, она остается открытой и, несмотря на новый закон, в последнее время увеличилось число желающих вступить в ряды нашей партии. Я считаю, что политическая борьба в Казахстане будет продолжаться и этот закон не только не лишает нас возможности вести политическую деятельность, но и привлекает большее внимание мирового сообщества к ситуации с правами человека в республике, в частности в том, что касается реализации политических прав людей.

Акежан Кажегельдин и его сторонники

Вряд ли сейчас найдется какой-то человек с казахстанским паспортом, который стремится к осуществлению вышеупомянутых «политических прав» в большей степени, чем живущий в эмиграции лидер РНПК, бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин. Ему, заручившемуся поддержкой многих влиятельных сил как в Казахстане, так и за его пределами, новый продукт законотворчества правящего в Астане режима уж точно не помеха для достижения намеченных политических целей. Кто на Западе столь заинтересован в Кажегельдине? На этот вопрос отвечает живущий в Берлине политолог Михаил Кубеков:

- Фигура Кажегельдина известна в британских и особенно в американских политических и деловых кругах. Когда Кажегельдин был премьер-министром Казахстана, многие нефтяные компании стремились к заключению контрактов в республике, участвовали в тендерах. А после ухода Кажегельдина из правительства те нефтяные компании которые отказались в свое время участвовать в теневых тендерах и грязных играх, очень им заинтересовались. Эти компании никуда не исчезли и им известно, что с падением Назарбаева они могут вернуться в Казахстан и участвовать в разделе нефтяного пирога Казахстана. Эти финансово-промышленные круги ставят именно на Кажегельдина.

Так что помимо внутренних оппонентов, режиму президента Назарбаева придется считаться и с могущественными зарубежными противниками. Им могут быть глубоко безразличны начертанные на знаменах оппозиции демократические лозунги, но, исходя из собственных интересов, они сделали свой выбор не в пользу правящего в Астане режима.

Контекст