Казахстан: какой язык ″государственнее″? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 07.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Казахстан: какой язык "государственнее"?

В Казахстане по-прежнему продолжаются острые дискуссии о статусе и роли казахского языка.

АСТАНА: В Казахстане по-прежнему продолжаются острые дискуссии о статусе и роли казахского языка. По мнению многих экспертов, в настоящее время казахский язык не справляется с ролью государственного языка. Отмечая это, эксперты по-разному объясняют причины такой ситуации. Одни утверждают, что правительство Казахстана, несмотря на принятый конституционный закон о языке, на самом деле не осуществляет его выполнение. Другие уверяют, что на самом деле функции государственного выполняет русский язык. Свидетельством этого является то, что и государственное делопроизводство, и техническая литература, и сфера образования, и даже законы издаются на русском языке.

Кстати, что касается законов, издающихся на государственном языке, то, как в свое время отмечал депутат Мухтар Шаханов, за 16 лет с момента объявления казахского языка – государственным, не был принят ни один закон на казахском языке, что наглядно свидетельствует об отсутствии спроса на государственный язык.

В связи с этим, депутат даже предлагал председателю мажилиса парламента Оралу Мухамеджанову и председателю сената Нуртаю Абыкаеву внести изменения в соответствующие структуры парламента.

- Пройдите по Астане, из десяти повстречавшихся вам на пути только две смогут говорить на казахском языке. Если об этом говорить, то можно ожидать каких-то изменений. Если молчать, то все так на прежнем уровне и останется.

Озабоченность по этому поводу выразили и ученые законоведы. Так в алма-атинских СМИ появилось письмо казахстанских юристов, адресованное депутатам парламента РК. Как отмечается в письме, в связи с тем, что большинство депутатов парламента не владеют государственным языком, в обществе складывается впечатление, что законы на казахском языке принимаются не парламентариями, а их переводчиками. По словам юриста Еркина Абдибека, многие сотрудники парламента не имеют юридического образования. Не владеющие юридическим языком переводчики за заработную плату в размере приблизительно 250-300 Евро безграмотно переводят принятые на русском языке законы, подзаконные акты и постановления. «Такого беспредельного беззакония нет ни в какой другой стране», - утверждает Еркин Абдибек.

Парадокс ситуации заключается в том, что сегодня в парламенте РК, состоящем из двух палат, над принятием проектов закона на русском языке работает в общей сложности около 300 человек. В то время как законопроекты на государственном языке до сих пор остаются только в ведении двух небольших переводческих отделов, где в общей сложности работает 36 человек. Кроме того, как подчеркивают независимые эксперты, очень часто переводчики двух палат без экспертизы юридического отдела поправляют законопроекты по своему усмотрению. В случае, если казахоязычные депутаты вдруг обнаруживают ошибки и поднимают вопрос о качестве перевода, то тогда, как говорится, в ход пускается тяжелая артиллерия. В дело вмешиваются заведующие переводческими отделами, которые в качестве оправдания применяют тактику нападения, заявляя о том, что в начале необходимо идентифицировать термины, и только тогда качество переводов будет соответствовать нужной норме. Между тем, как отмечают эксперты, только в Гражданском кодексе термин «интеллектуальность» переведен в нескольких значениях. В одном законе этот термин переводится, как «санаткерлік», в другом – «зияткерлік», а в третьем законе остался как «интеллектуальность». По мнению специалистов, замену специальных терминов требуется внести во все гражданские законы на государственном языке, а их не менее 40. Понятно, что на устранение ошибок дополнительные средства из бюджета республики никто выделять не будет.

Поэтому возмущенные юристы требуют, чтобы переводческие отделы обеих палат парламента прекратили заниматься литературной экспертизой проектов закона хотя бы потому, что у закона есть свой сухой и конкретный язык, не приемлющий литературных изысков.