1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Казахстан и председательство в ОБСЕ: почему 2010, а не 2009

В прошедшую пятницу в Мадриде, в ходе заседания Совета министров ОБСЕ было принято решение о председательстве в ОБСЕ в ближайшие годы.

default

Дружба навек?

Казахстан, претендовавший на эту роль в 2009 году, вынужден был уступить это право Греции, но будет возглавлять организацию в 2010 году. Этот вариант, найденный за два дня работы заседания в Мадриде, и названный компромиссом между странами Запада, с одной стороны, и Астаной с другой, оказался для многих наблюдателей неожиданным. Дело в том, что незадолго до заседания Совета министров ОБСЕ было известно о жесткой позиции ряда государств Запада по отношению к председательству Казахстана в ОБСЕ как в 2009, так и в последующие два года. Что привело к принятию компромисса? НА этот вопрос отвечает глава немецкой неправительственной организации ЕТГ М. Лаубш:

МЛ: Есть три объяснения. Одно – со стороны Запада, и два – со стороны Казахстана. С самого начала встречи в Мадриде было не ясно, есть ли у Казахстана реальные шансы получить председательство не только в 2009-м, но вообще в ближайшие годы. США занимали жесткую позицию не поддерживать Астану без того, чтобы та продемонстрировала готовность к приведению собственных действий к стандартам ОБСЕ. Источники ЕТГ, наблюдавшие за обсуждениями в Мадриде, утверждают, что в прошедший четверг позиция США еще была таковой. Но, насколько можно понять, Казахстан ясно сигнализировал о том, что готов отказаться от союзничества с Россией в вопросе мандата наблюдателей за выборами в странах-членах ОБСЕ и не проводить реконструкции Бюро ОБСЕ по демократическим свободам, – а Россия настаивала на широкой реформе этого бюро. Это убедило США поддержать компромиссное решение – в 2009 году Казахстан председательство не получает, зато получает это через год. Я полагаю, что США таким образом хотели сыграть злую шутку с Россией, с которой сейчас они находятся в остром противоречии как по вопросу договора о нераспространении обычных видов вооружений в Европе, так и по проблеме мандата независимости края Косово, также обсуждаемом в ОБСЕ. И в решении в пользу Казахстана в 2010-м в обмен на разрыв связки Астаны и Москвы многие наблюдатели видят причину смягчения позиции США. Россия до последнего настаивала на том, чтобы Казахстан получил председательство в 2009-м, и одна отказывалась от компромисса с 2010-м.

Со стороны Казахстана можно видеть следующее объяснение принятию такого решения. Источники ЕТГ сообщили, что в двадцатых числах прошлого месяца министр иностранных дел Казахстана Марат Тажин направил письмо своему коллеге из Испании, председательствующему в Совете министров ОБСЕ, где указывалось, что Астана не «покушается» на принципы работы БДИПЧ ОБСЕ. Этот сигнал готовности прислушаться к позиции Запада повысил шансы на позитивное решение по председательству, и дал возможность осуществиться компромиссу, хотя желанный для республики вариант 2009 года был отклонен. В этом контексте, полагаю, был воспринят на Западе и октябрьский визит в Западную Европу председателя комитета по международным делам парламента Казахстана Нурбаха Рустемова, которого комиссар Евросоюза по международным связям и политике добрососедства Ферреро-Вальднер в личной беседе попросила посодействовать нахождению компромисса, и обещала со своей стороны содействие в случае развития диалога между Казахстаном и Евросоюзом.

Господин Лаубш, можно ли принятое в Мадриде решение оценить как успех Астаны, или это успех Запада, или же есть основания говорить об общем успехе дипломатии?

МЛ: Я бы это оценил как общий успех дипломатии. Было бы неверно приписывать его либо одному Казахстану, либо Западу. Всем участникам встречи Совета министров ОБСЕ было ясно, что дальше тянуть с решением вопроса о председательстве было невозможно, и что, более того, без нахождения компромисса вся работа организации может быть поставлена под удар, а ОБСЕ превратится в «хромую утку». В этих условиях Казахстан и Евросоюз обменялись соответствующими сигналами: мы хотим найти компромисс. Несмотря на то, что в Европе имелись разные позиции и при учете того обстоятельства, что Европа не готова была безусловно, без встречных обязательств, поддержать Астану.

ЕТГ и Международная кризисная группа, в середине года анализируя перспективы Казахстана, высказали мнение, что если Астана обозначит незыблемость позиций БДИПЧ ОБСЕ, то консенсус в ОБСЕ возможен.