Казахстан и информация. Кому, почему и какая? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 04.05.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Казахстан и информация. Кому, почему и какая?

Открытость или закрытость? - вот в чем вопрос

default

Направляя запросы в государственные структуры, казахстанские СМИ нередко не получают на них никакого ответа. Однако виноваты в этом не только чиновники, но и собственно журналисты, а также владельцы медиа-холдингов. Об этом не раз говорилось на завершившейся в Алма-Ате конференции «Открытость информации: казахстанский и международный опыт», в роли организаторов которой выступили немецкий Фонд имени Фридриха Эберта и Общественный фонд по борьбе с коррупцией «Трансперенси Казахстан». Наш специальный корреспондент Вячеслав Юрин сообщает подробности:

Сегодня все ведущие государственные структуры Казахстана обзавелись собственными пресс-службами. Однако они часто преследуют совсем не ту цель, для достижения которой их создавали. В итоге информацией, предоставленной пресс-службами госорганов, пользуются лишь 8 процентов СМИ. Такие невесёлые статистические данные привела юрист представительства «Интерньюс» в Казахстане София Исенова. В итоге, по её словам...

- «Уже обычной практикой стало, когда журналистам в ответ на просьбу предоставить ту или иную интересующую их информацию предлагают прислать факс с вопросами. Журналист эти вопросы отсылает, но ответов на них тем не менее не получает. А руководители пресс-служб находят какие-то причины, по которым они не могут выйти на контакт. А для журналиста фактор оперативности имеет первостепенное значение! В итоге приходится пользоваться личными связями, чтобы добывать сведения. Отчасти это, к сожалению, граничит с банальным сливом информации.

Кроме того, София Исенова отметила проблему предвзятого отношения госчиновников к некоторым СМИ:

- «Информация, к сожалению открыта не для всех. Медиа-рынок поделен между определёнными группировками, нигде не опубликовано, что кому принадлежит, но тем не менее все всё знают. Сами журналисты неоднократно отмечали, что СМИ делятся для большинства госслужащих на «своих» и «чужих», на «любимых» и «нелюбимых». Кому-то получить нужную информацию достаточно легко – и в два раза быстрее, нежели это сделали бы другие. Но для других доступ к определённой информации может быть закрыт в принципе. То же самое касается аккредитации и каких-то процедурных моментов».

В итоге многие журналисты вообще лишены возможности присутствовать на определённых пресс-конференциях, устраиваемых государственными органами власти. По словам директора представительства Института освещения войны и мира в Казахстане Эдуарда Полетаева:

- «В каждой государственной структуре, будь то министерство обороны или иное ведомство, есть такой негласный список СМИ, представителей которых можно приглашать на то или иное мероприятие и которых нельзя. Чиновники в общем-то и не против пригласить всех, однако они опасаются, что таким образом только навлекут на себя ненужные проблемы».

Т.е. дело здесь не только в давлении со стороны руководства республики, хотя его присутствие отрицать в принципе невозможно. Так вот, как признаются многие чиновники, слова которых неоднократно перевирались журналистами, они уже просто боятся говорить что-то в микрофон. Впрочем, порой речь идёт не о страхе потерять кресло, а об элементарной халатности. Такой вот пример привёл на конференции директор международного центра журналистики MediaNet Абиль Джалилов:

- «Нурсултан Назарбаев и Герхард Шрёдер подписали специальное соглашение по поводу Немецко-казахстанского университета. И было достигнута договорённость о том, что казахстанская сторона предоставит ему отдельное здание, а также о том, что выпускники этого вуза, которому будет придан специальный статус, получат выход на другие зарубежные университеты. Журналисты послали в министерство образования запрос по поводу того, когда же университету будет предоставлено новое здание. А ответа не получили. Дело в том, что секретарша министра выбросила этот запрос в урну, поскольку она очень боялась реакции министра. Сам министр этот запрос даже не видел. А почему? Да потому что секретарша гнева министра боялась больше, чем какого-то гипотетического иска к министерству от какого-то издания».

Кроме того, многие чиновники, отказывая в предоставлении информации журналистам, ссылаются на существующий режим секретности. Мол, речь идёт о гостайне. Совет о том, как бороться с такими госслужащими, дал заведующий отделом по защите государственных секретов канцелярии премьер-министра Казахстана Серик Ахметов:

- Представители СМИ должны знать, какие сведения являются секретными, а какие – нет... Если журналист чётко знает, какая информация относится к государственным секретам, руководителю госоргана трудно будет аргументировать свой отказ в доступе к информации. К тому же он не может необоснованно ссылаться на секретность информации... В соответствии с Кодексом об административных правонарушениях (это статья 385), за неправильное засекречивание информации должностное лицо несёт ответственность в виде наложения штрафа в размере до 20 месячных расчётных показателей. Т.е. в правовом отношении предусмотрены меры, не допускающие того, чтобы чиновник необоснованно отказал журналисту в предоставлении информации».

В общем, законы, защищающие право журналиста (а соответственно - зрителей, слушателей и читателей) есть. Главное теперь, чтобы они заработали.

Вячеслав Юрин