1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Каждый пятый житель Германии - мигрант

Ой, помогите, люди добрые, меня пересчитали! Точнее, не меня лично, а ровно один процент населения Германии.

08.06.2006

default

И вот самый интересный результат этой «малой переписи населения» - оказывается, каждый пятый житель Германии - мигрант или потомок мигрантов. И я в том числе. Это - наша первая тема. А потом - о футболе, вернее, об околофутбольных страстях. Например, что делать болельщикам, если их любимая команда играет в то самое время, когда они должны работать? Или вот вопрос: что заставляет взрослых дяденек и тётенек собирать портретики футболистов, обмениваться этими картинками, да ещё и выкладывать за них кучу денег? Но, давайте начнём со статистики:

Каждый пятый - мигрант

В статистике, в речах политиков и журналистских статьях до сих пор бытовала цифра: 7 миллионов. Считалось, что именно столько иностранцев проживает в Германии. То есть, все мы исходили из того, что примерно каждый десятый в Германии - иностранец. Теперь вот федеральное статистическое ведомство нам говорит: в Германии 15 миллионов 300 тысяч жителей иностранного происхождения. Получается, что теперь уже не каждый десятый, а каждый пятый житель Германии - мигрант или потомок мигрантов. Откуда взялось это поразительное удвоение? Наверное, без футбола и здесь не обойтись. Мирослав Клозе, Лукас Подолски, Геральд Азамоа, Давид Одонкор - все эти игроки сборной Германии. Все они, понятное дело, по паспорту - немцы, иначе бы в национальную сборную не попали. И, в то же время, все они - мигранты или дети мигрантов. Вообще, с этим вопросом, кто немец, а кто нет, в Германии имеет место некоторая путаница. С одной стороны, «национальность» в Германии понимается как «гражданство», то есть, получил человек немецкий паспорт, вот он и считается немцем, несмотря на то, откуда он родом - из Турции, из Вьетнама или из какой-либо африканской страны. А, с другой стороны, до сих пор действует так называемый принцип крови. Вот, например, приехал из Казахстана в Германию казах, русский или кореец, ему надо как минимум 8 лет легально прожить в Германии, чтобы подать заявление на гражданство. А приехал из того же Казахстана этнический немец - он может сразу же получить немецкий паспорт. Но давайте предположим, что кореец - программист, а немец - тракторист. Кто из них быстрее интегрируется в немецкое общество? И вообще, имеет ли немецкий паспорт, германское гражданство прямое отношение к тому, чувствует ли себя житель Германии дома в этой стране или нет? Вот, что отвечает на этот вопрос председатель федерального совета по миграции, профессор Оснабрюкского университета Михаэль Боммес:

«Нет, такой прямой связи я здесь больше не вижу. Например, у немцев-переселенцев, несмотря на гражданство Германии, зачастую возникают те же самые проблемы, что и у иностранцев. Способность к интеграции зависит не от того, что у человека в паспорте записано, а от того, какое у него образование, как быстро он сумел найти работу, готов ли он учиться дальше, и других факторов».

Но немцы-переселенцы из республик бывшего Советского Союза и стран Восточной Европы - лишь незначительная часть этих 15 с лишним миллионов. Директор федерального статистического ведомства Иоганн Хален объясняет, как складывается эта цифра:

"Из этих 15 миллионов 300 тысяч только около 10 миллионов имеют личный иммиграционный опыт, то есть родились за пределами Германии. 5 миллионов 600 тысяч - это иностранцы, сохранившие и в Германии подданство другого государства, 3 миллиона - иностранцы, получившие гражданство Германии, и еще 1 миллион 800 тысяч - немцы-переселенцы".

Ну, а остальные - это дети и внуки мигрантов, которые до сих пор сами не считают себя немцами, вне зависимости от своего этнического происхождения и гражданства. Ясное дело, что в число мигрантов не вошли, например, потомки французских гугенотов, бежавших в Германию от преследований на родине ещё в 16 - 17-ом веках, или потомки польских иммигрантов, переселившихся в поисках работы в Рурскую область в 19-ом веке. Все они давно уже считают себя коренными немцами. Но какие же практические выводы надо должны сделать политики из того факта, что у каждого пятого жителя Германии - иностранные корни? Председатель федерального совета по миграции, профессор Оснабрюкского университета Михаэль Боммес отвечает так:

«Выводов несколько. Ну, во-первых, нужно себе уяснить, что быстро стареющее население Германии было бы в среднем ещё старше без постоянного притока мигрантов. Во-вторых, сейчас как раз идёт ожесточенная дискуссия о том, что многие иностранцы не хотят интегрироваться в немецкое общество, а общество, в свою очередь, их отторгает. Но эти новые данные показывают, как много мигрантов из других стран давно интегрировались, стали частью нашего общества. Конечно, не надо пытаться затушевывать проблемы, о них надо открыто говорить, их надо решать. Просто для этого нужно время. Но, главное, мы должны признать факты, и гораздо спокойнее относиться к тому, что Германия была и останется миграционной страной. И, в общем и целом, до сих пор всё это у нас совсем не плохо получалось».

Ну, а теперь о футболе, как же без него? Но что делать футбольному фанату, если его команда играет в то самое время, когда ему надо работать? Вот, например, правительство Украины даже опасается, что чемпионат мира по футболу может затормозить экономический рост в стране. Понятное дело, украинцы впервые за всю историю пробились в финальный тур чемпионата. Но вот проблема: свой первый матч украинская сборная будет играть против сборной Испании 14-го июня в Лейпциге. А 14-ое июня - среда, рабочий день. И матч начнётся в 4 часа дня по киевскому времени. Премьер-министр Украины Юрий Ехануров уже призвал работодателей предоставить болельщикам возможность посмотреть игру, а то ведь, по его словам, «в Украине ожидается эпидемия неизвестной болезни, в результате которой люди начнут брать больничные». Ну, а как обстоят дела в Германии? Получат ли рабочие и служащие особые послабления во время чемпионата? Или здесь тоже ожидается «эпидемия футбольной болезни»?

Болеть можно, больничный брать нельзя

Хорошо сотрудникам фирмы спортивной одежды и снаряжения «Адидас». На время чемпионата мира по футболу в штаб-квартире фирмы в городке Герцогенаурах установлен гигантский экран, а в кабинетах служащих разрешено включать телевизоры. Руководство фирмы прямо заявило сотрудникам: смотрите футбол, сколько хотите. Но «Адидас» - особая статья. Фирма - официальный поставщик многих команд чемпионата, на всех мячах стоит её логотип. Сотрудники фирмы ударно поработали перед чемпионатом, теперь могут и расслабиться. А вот рабочим и служащим других предприятий и учреждений в Германии остаётся им только позавидовать. Хотя чемпионат и проходит в Германии, здесь и в эти дни остаётся в силе трудовой договор. Ну, например, работник может взять отпуск только по согласованию с работодателем. Эксперт по вопросам трудового законодательства, профессор Бохумского университета Рольф Ванк специально к чемпионату даёт советы болельщикам:

«Можно сколько угодно брать отпуск за свой счет, если Ваш работодатель не против. Тут Вы можете брать свободные дни, когда играет Ваша команда. Как уж там договоритесь. А вот с оплаченным отпуском сложнее. Закон предусматривает, что его нельзя разбивать на много частей. Считается, что основной отпуск в году должен продолжаться как минимум две недели без перерыва, иначе сотрудник не сможет как следует отдохнуть».

Одним словом, как удастся договориться. Но многие владельцы и руководители фирм и сами - заядлые болельщики. А другие понимают, что запрещать футбольные страсти на работе - себе дороже. Поэтому они идут навстречу болельщикам: меняют смены, разрешают слушать матчи по радио, или, там, где возможно, вводят скользящий график работы.

Но если договориться с начальством так и не удалось, и в отпуске на какие-то определённые дни Вам отказали, ни в коем случае нельзя брать на это время больничный, предостерегает профессор Ванк:

«Если рабочий или служащий возьмёт себе на эти дни больничный, тут же возникнет прямое подозрение, что он симулирует болезнь. Работодатель может легко это проверить и наказать такого, с позволения сказать, болельщика вплоть до увольнения».

Так что «эпидемии неизвестной болезни» в Германии в дни чемпионата не предвидится. Уж очень тяжелыми могут оказаться осложнения.

Настоящий болельщик должен знать в лицо всех игроков не только своей сборной, но и всех участников чемпионата. Помогает ему в этом итальянская фирма «Панинин». К чемпионатам мира она выпускает специальные альбомы, куда можно вклеить портреты всех игроков. Но коммерческая хитрость заключается в том, что портретики не продаются в комплекте. Надо покупать пакетики. В каждом - по 5 портретиков. Вот только покупатель понятия не имеет, какие именно футболисты,какой команды окажутся в упаковке. Придумана эта игра вроде бы для детей, а играют в неё взрослые:

За одного вратаря трёх нападающих дают

Вот, наконец, и перемена. Петер пулей вылетает из класса и спешит на школьный двор. Он договорился обменяться портретиками с Норбертом. Но сначала он хочет доставить себе маленькую радость: вскрыть очередной пакетик:

«Для меня это всегда радостный момент. Смотри-ка, американец. Они, после голландцев, чаще всего попадаются. Ну, конечно, и здесь опять голландец».

Как Вы уже догадались по голосу, Петер Райнарц - не ученик, а учитель. Ему 36 лет. А его коллеге Норберту Кляйншмидту - 51. Оба - страстные болельщики, оба к каждому чемпионату мира собирают альбомы с портретами футболистов. Но никогда ещё это не было так сложно, как на этот раз. Возьмём сборную Германии. Издательство «Панини» поторопилось, и напечатало портреты нескольких футболистов, которые так и не вошли в сборную. А вот, например, немецкого вратаря Йенса Лемана пришлось допечатывать, потому что все думали, что главным голкипером, как всегда будет ветеран Оливер Канн. Теперь за одного Лемана при обмене трёх нападающих дают. Дело в том, что у одного болельщика может оказаться целых 20 Рональдиньо и ни одного Рональдо. Вот они и обмениваются между собой. В «Интернете» даже несколько сайтов появилось, где можно выменять или купить недостающие картинки. Вот, например, у Норберта Кляйншмидта набралось уже 6 портретов голландского игрока Ван Нестельроя, но нет ни одного капитана немецкой сборной Михаэля Баллака. Придётся его докупать через Интернет. А вот со своими учениками ни Норберт, ни Петер не обмениваются. Во-первых, как-то несолидно. А, во-вторых, у учеников просто выменять нечего, потому что собрать полный альбом - дорогое удовольствие. Сам альбом стоит один Евро, пакетик с пятью портретами - 50 центов. А всего портретиков на этот раз получилось 597:

«Господи, я после 80 евро уже и считать перестал. Я думаю, что для детей это дороговато будет».

Ну, а что думают ученики об этой дорогой причуде своих учителей?

«Да мне, знаете, это как-то по барабану. Ну, пусть себе тешатся. Сам-то я эти картинки не собираю. Но, может быть, даже что-то хорошее в этом есть, что учителя, как дети, развлекаются».

Передачу мне помогли подготовить Клаус Ройзе и Генрик Люненборг.