1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Каддафи-connection

12.04.2008

Поначалу считалось, что немецкие эксперты по борьбе с терроризмом просто погнались за «длинным рублем», действовали на свой страх и риск, чтобы пополнить семейный бюджет

default

– ливийцы платили инструкторам из ФРГ щедрые гонорары. Позже история стала обрастать деталями, и выяснилось, что дело было поставлено на широкую ногу – организацию учебного процесса и командировки тренеров взяла на себя одна из немецких охранных фирм, в курсе было и немецкое посольство в Триполи. В качестве инструкторов подвизались не только отставные, но также действующие служащие немецких правоохранительных органов и даже один фельдфебель бундесвера. Министерство обороны, как оказалось, было в курсе. Его пресс-секретарь Кристиан Динст заявил, что военнослужащий

«с февраля до марта две тысячи шестого года пытался завербовать в инструкторы нескольких своих сослуживцев, один из которых сообщил об этом в соотвествующую армейскую инстанцию».

Это было, между прочим, два года назад. В отношении фельдфебеля было начато дисциплинарное расследование, которое продолжается до сих пор. Прокуратуру к делу не подключили и вообще решили сор из избы не выносить. Официальный представитель правительства ФРГ Ульрих Вильгельм:

«Никогда, ни одно из федеральных министерств или ведомств не участовало в организации и проведении обучения полиции в Ливии.»

А что, минобороы – не федеральное министерство? Или там вообще не стали интересоваться, на какую именно халяву вербовал фельдфебель своих сослуживцев?

Согласно информации газеты «Берлинер цайтунг», знала о происходящем и служба внешней разведки, которая хоть и не афишировала свое участие, но оказывала «консалтинговые услуги». Договоренность же о сотрудничестве с ливийскими спецслужбами, которые борются то ли с террористами, то ли с правозащитниками и демонстрантами, была достигнута еще в две тысячи четвертом году в ходе визита в Ливию Герхарда Шредера и его всречи с Муамаром Каддафи. Лидер ливийской революции, якобы, запросил ноу-хау специального назначения в знак благодарности за содействие в освобождении из плена немецких заложников – семейства Валлертов. Представитель бывшего канцлера эту информацию «Берлинер цайтунг» опроверг, а сам он нанял адвоката, чтобы юридически пресечь распространение подобного рода «домыслов». О чем они там говорили, в шатре лидера ливийской революции, конечно, не известно. Но похоже, что в данном случае на бывшего канцлера собак и в самом деле навешивают зря. Первый контакт между немецкими инструкторам и ливийцами был установлен уже после того, как Герхард Шрёдер, проиграв досрочные парламентские выборы в сентябре две тысячи пятого года, ушел в отставку с поста главы правительства ФРГ.

С опровержениями выступила и служба внешней разведки: мы не помогали иструктировать ливийские спецслужбы, не давали никаких советов, не оказывали сопровождающей помощи и вообще ничего не знали, заявил официальный представитель БНД. Уместно сомнение:

«Для чего же вообще существует служба внешней разведки, если она, якобы, ничего не знала о самодеятельности не одного-двух, а до тридцати человек в Ливии?»

задает риторический вопрос заместитель председателя «зеленой» фракции в бундестаге Ханс-Кристиан Штрёбеле. Не верит в неосведомленность БНД и его коллега из фракции ХДС/ХСС Вольфганг Босбах:

«Вопрос не только в том, когда, что и каким образом узнала служба внешней разведки, но и какими сведениями располагало министерство иностранных дел, то есть посольство ФРГ в Триполи.»

По сведениям немецкой печати, как минимум один из откомандированных в Ливию инструкторов регулярно докладывал немецким дипломатам о ходе учебного процесса. И это наводит на размышления, такие, как у председателя профсоюза немецких полицейских Конрада Фрайберга:

«Если там, в Ливии проводится обучение, то можно исходить из того, что служба внешней разведки об этом знает. Надеюсь только, что не по заказу БНД или немецкого правительства частная немецкая фирма натаскивала ливийских полицейских.»

(Внутриполитический эксперт социал-демократической фракции в бундестаге Дитер Вифельспютц заявил в этой связи:

«Ливия – диктатура. Невероятно, чтобы служащие немецкой полиции занимались там обучением местных кадров. Это недопустимо.»)

Настаивают на своей версии и журналисты «Берлинер цайтунг». По их данным, резидент БНД в Триполи в ноябре две тысячи пятого года встречался на футбольном стадионе с представителем той частной охранной фирмы, которая организовала учебный процесс и доставку в Ливию немецких инструкторов. До лета две тысячи шестого года состоялось несколько таких встреч, о которых разведчик докладывал в центр. Затем, по указанию штаб-квартиры БНД в баварском Пуллахе, контакт был прекращен. Член парламентской контрольной комиссии, осуществляющей надзор за деятельностью немецких спецслужб, депутат от ХСС Ханс-Петер Уль журналистам верит:

«Мы имели бы очень плохую службу внешней разведки, если бы она ничего не знала о происходившем. Я не могу себе такое представить. Разведка должна была знать о существовании такой фирмы, об обучении полицейских в Ливии с участием немецких инструкторов. Вопрос в деталях: только знала или была вовлечена в учебный процесс, играла роль посредника.»

По словам председателя комиссии, социал-демократа Томаса Оппермана, сотрудники министерства внутренних дел и службы внешней разведки летом две тысячи шестого года дважды летали в Ливию и вели в Триполи официальные переговоры о сотрудничестве и обмене опытом в сфере борьбы с терроризмом. Но так, якобы, ни о чем и не договорились. Опперман, однако, поначалу не исключал, что в целях конспирации обучение ливийцев было просто перепоручено частной охранной фирме из Германии. В любом случае, открытых вопросов было много. В среду на этой неделе разведчики отчитывались на проходившем как всегда за закрытыми дверями заседании парламентской контрольной комиссии и, похоже, убедили её членов в том, что никакого участия в обучении ливийских полицейских не принимали, хотя и знали об этом. Шифровки из Триполи передавались в центр. Однако, особого значения им не придали, руководству БНД не докладывали, а потому и дальше – на высший политический уровень информация не пошла. Депутатов объяснения разведчиков в этом конкретном случае удовлетворили, но ситуацию с парламентским надзором за дейтельностью спеслужб они по-прежнему считают нетерпимой и требуют реформировать саму комиссию. Томас Опперман:

«В общем и целом необходимо улучшить контроль за спецслужбами. Поэтому необходима реформа.»

Депутаты намерены расширить компетенции комиссии, установить санкции в отношении правительства на тот случай, если высшие чиновники скрывают деликатную информацию, ввести пост специального парламентского уполномоченного, который бы постоянно – а не от заседания к заседанию – получал информацию об операциях спецслужб. Еще раз Ханс-Петер Уль:

«Мы хотим иметь специального уполномоченного в комиссии, чтобы он – по нашему поручению – поддерживал контакт со спецслужбами, имел доступ к их оперативным делам, беседовал с ответственными лицами и докладывал нам.»

Немецкие либералы, кроме того, требуют, чтобы правительство и спецслужбы были обязаны информировать парламетариев обо всех проводимых операциях, а не только, как сейчас, уже завершенных и имеющих «особое значение». Председатель СвДП Гидо Вестервелле:

«Каждый раз немецкие парламентарии только из газет узнают, что там происходит со спецслужбами. Необходимо, наконец, обязать федеральное правительство информировать парламентскую контрольную комиссии, чтобы была возможность контролировать спецслужбы.»

Консерваторы также считают необходимым уточнить, какие такие операции квалифицируются как имеющие «особое значение». Спецслужбы, по словам Ханса-Петера Уля, слишком скупо деляться своими данными с парламентом:

«На протяжении уже многих лет парламентская контрольная комиссия чувствует себя из рук вон плохо осведомленной. Нам дают информацию постфактум, когда пресса уже все знает. А от ответа на вопрос, почему так? спецслужбы увиливают.»

Ну, и наконец, парламентская контрольная комиссии добивается для себя права делать достоянием общественности ту или иную деликатную информацию, если спецслужбы, вопреки закону, темнят.

Новости «Русского Берлина».

Берлинский клуб «Что, где, когда» был основан три года назад. Знатоки быстро доказали свою компетентность: на их счету уже целый ряд престижных побед. Например, первое место на открытом чемпионате 2006 года. В этот раз берлинские эрудиты приняли участие в заочном синхронном международном турнире «Кубок городов». За ходом поединка в молодежном клубе «Шалаш» наблюдала Людмила Скворчевская .

«Итак, начинаем! Первый вопрос... Внимание....» (аудиофайл)

Ведущий Вадим Левин дочитал вопрос до конца и включил таймер.

«Время... обсуждение» (аудиофайл)

Вопросы были каверзные, правила игры – жесткие, борьба – бескомпромиссная. Четыре команды, каждая за своим столом, энергично обсуждали варианты ответов.

Одновременно турнир проходил в десятках городов Германии, России, Канады, Украины, Израиля, США. Участие в нем приняли около тысячи команд. Как сказал Михаил Вайсман, основатель и руководитель Берлинского клуба «Что, Где, Когда»,

«Мы играем в так называемое спортивное «Что, где, когда». Одновременно на одних и тех же вопросах участвует большое количество команд. Все получат по интернету пакет вопросов и в каждом городе, на каждой игровой площадке, ведущие проведут турнир по одинаковым правилам. Для того, чтобы команды... ответ сдается на ответной карточке...».

Этот вариант был создан в конце 70-х годов, через несколько лет после появления телевизионной игры «Что, где, когда». Теперь команды русскоязычных «знатоков» есть во всем мире. Число их перевалило уже за две тысячи. Благо новая версия позволяет играть всем и каждому, уверяет Миша Вайсман.

«Абсолютно не надо семи пядей во лбу – надо иметь желание участвовать и иметь интерес... а понять просто: каждый знает, любит ли он отгадывать загадки и смотреть телевизионную версию... он у нас будет себя чувствовать, как дома».

Среди берлинских знатоков - люди разного социального уровня, с высшим образованием и без такового, желторотые студенты и убеленные сединами пенсионеры.

«База – это то, чем люди интересовались, что читали... У нас есть представители разных городов Советского Союза... Нельзя сказать, у кого из них больше шансов добиться правильного ответа. Здесь надо иметь желание понять, в чем суть ... и применить умение мыслить».

Как и все спортсмены, игроки клуба «Что, Где, Когда» усиленно тренируются: раз в неделю они собираются, чтобы «пошевелить» мозговыми извилинами.

«Есть большая база вопросов, которые были отыграны за 30 лет существования игры «Что, где, Когда»... на этих вопросах происходит... отрабатывается... что здесь главное».

Но вернемся в клуб «Шалаш» на Шоссештрассе 102, где продолжалась битва берлинских интеллектуалов с их невидимыми соперниками из Москвы, Тель-Авива, Торонто.

«Время – десять...» (аудиофайл)

Синхронный турнир «Кубок городов» организовала Международная ассоциация клубов «Что, Где, Когда». Она же обработает данные и определит победителя. На это уйдет около трех недель. Но столичным знатокам уже есть чем гордиться: команда «Берлин-1» дала правильные ответы на 18 из 36 вопросов. Для соревнований такого уровня – это очень приличный результат.

Вот и всё на сегодня из «Столичной студии» «Немецкой волны».