1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

Кабо-Верде: забытые острова

16.01.2002

Говорит ли вам что-нибудь такое название: Республика Кабо-Верде? Если нет, не удивляйтесь – просто до недавних пор в русском языке в качестве названия государства употреблялся перевод с португальского - "Острова зеленого мыса".

Они расположены в Атлантическом океане неподалёку от западного побережья Африки. Живут там в основном креолы – потомки смешанных браков колонизаторов-португальцев с африканцами. Думаю, что познакомиться с Кабо-Верде будет любопытно многим – и тем, кто интересуется международной политикой, и просто любителям экзотического туризма. Подробности – в материале, подготовленном Андреем Богеном.

Cубботний вечер в Прае – столице Республики Кабо-Верде. Жара. Сигналят переполненные автобусы. В небольшом киоске на одном из самых оживленных перекрестков города в это время много работы. Но Кати Сильвейра, симпатичная 18-летняя продавщица, успевает всё: и жарить гамбургеры, и продавать пиво, и кокетничать с покупателями.

Недавно на этом перекрестке пьяный водитель врезался в светофор, и теперь движением управляет регулировщица. "Настоящий прогресс", - замечает по этому поводу один из покупателей. Кати смеется и открывает для него бутылку холодного португальского пива. О себе она рассказывает:

Я не успела закончить школу. Как только мне предложили эту работу, я бросила учебу и пошла сюда. Может быть, это была не лучшая идея, ведь мне оставался только один год до получения аттестата. Но заниматься еще год, готовиться к экзаменам показалось мне скучным. Я решила, что лучше пойду работать. Школу можно закончить и позже.

Кати – представитель первого поколения островитян, выросшего после провозглашения Кабо-Верде независимости. Произошло это 5 июля 1975 года. Независимости предшествовали почти 500 лет колониального владычества.

В середине 15-го века на траверзе Зеленого мыса у западного побережья Африки португальцы открыли необитаемый архипелаг, состоящий из 8 относительно крупных и 10 мелких островов. Острова были покрыты слоем застывшей вулканической лавы, там почти не было растительности, и отсутствовали источники воды. Мрачный черный вулкан возвышался на одном из островов почти на три тысячи метров над уровнем моря. Соседний остров, наоборот, совершенно плоский, представлял собой песчаную пустыню и казался обломком Сахары, затерявшимся посреди темно-голубых вод Атлантики.

Португальцы назвали архипелаг Островами Зеленого мыса и превратили его в перевалочный пункт для вывозимых ими из Африки рабов. В конце 16-го века острова перешли во владение Испании, но в 1640 году окончательно вернулись под власть Португалии, которой и принадлежали вплоть до провозглашения независимости в 1975 году.

Впрочем, жить среди этого лунного ландшафта португальцы особенно не стремились. Немногочисленные белые поселенцы быстро смешались с рабами, создав особую креольскую культуру со своим – креольским - языком. До сих пор спектр цветов кожи островитян поражает многообразием оттенков – от иссиня-черного до нежно-кофейного, а искусство и ментальность жителей островов несут в себе черты как европейской, так и африканской культур.

С окончанием эпохи работорговли о затерянном в океане архипелаге забыли, и острова начали приходить в упадок. Здесь свирепствовал голод, от которого умирали тысячи человек. Последний раз это случилось в 60-е годы прошлого века. После Второй мировой войны на островах, как и в других португальских колониях, возникло движение за независимость. А когда в Лиссабоне произошла демократическая революция 1974 года и португальская колониальная империя прекратила свое существование, архипелаг стал независимым государством – Республикой Кабо-Верде.

За 26 лет своего существования эта страна прошла путь от однопартийной диктатуры до развивающейся демократии с многопартийной системой и парламентскими выборами, а ее экономика, сначала ориентированная на социалистическое плановое хозяйство, теперь строится на принципах свободного рынка.

Но природные ресурсы островов по-прежнему крайне ограничены. Жаркий климат и отсутствие источников воды делают практически невозможным эффективное занятие сельским хозяйством. Республика может обеспечить свои потребности в продовольствии и сырье только на 10-15 процентов, остальное приходится импортировать.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что главной доходной статьей бюджета страны остаются средства, которые присылают ее граждане, работающие заграницей. Невероятно, но факт: на 350 тысяч человек, постоянно живущих на архипелаге, приходится более 700 тысяч человек, отправившихся на заработки в далекие края, в первую очередь, в США и Португалию.

Но в последнее время западные страны стали ужесточать правила приема иностранных рабочих. Для Кабо-Верде - это проблема, действительно, государственного масштаба. Карлош Вейга, около 10 лет занимавший пост премьер-министра страны, видит выход из ситуации в привлечении иностранного капитала на острова и в создании там благоприятных условий для свободного предпринимательства.

В области экономики Кабо-Верде будет развиваться, прежде всего, благодаря туризму. Но туристов должны привлечь не только наша природа, но и наш человеческий потенциал, иными словами, наша культура. Я рассчитываю также на увеличение рыболовства. Вообще, я считаю, что здесь существуют хорошие политические, социальные и экономические условия для иностранных инвестиций - прежде всего в промышленность, работающую на экспорт. Кроме того, по-моему, есть неплохие шансы на развитие сферы бытового обслуживания, транспорта и телекоммуникаций. И, наконец, не последнюю роль может сыграть Кабо-Верде в финансовой и банковской сферах.

Определённых успехов островитянам уже удалось добиться. Национальная валюта – эскудо - уже привязана к евро, и ее курс вполне стабилен. На одном из островов архипелага - острове Сал - идет строительство нового отеля, а в ближайшее время должно начаться сооружение международного аэропорта и ряда туристических объектов на острове Боависта.

Не останется в стороне и главный остров архипелага - Сантьяго, на котором находится столица Прая. Расположенный напротив города небольшой скалистый островок, на котором в течение десятилетий был лепрозорий, должен превратиться в подобие Монте-Карло - с вертолетной площадкой, отелем и казино. А к западу от Праи предполагается построить большой гостиничный комплекс с полями для гольфа – несмотря на хроническую нехватку на острове воды.

Кроме того, намечено создать в Кабо-Верде небольшую оффшорную зону и ввести налоговые льготы для ряда предприятий. Экс-премьер Вейга считает, что в результате всех этих мер страна сможет прожить и без экспорта рабочей силы.

Мы считаем несправедливым, что Европа превращается для эмигрантов из нашей страны в неприступную крепость. Но мы относимся с пониманием к мерам, которые принимают европейцы, и знаем, что должны сами вставать на ноги. Понимаем мы и то, что для привлечения иностранных инвестиций необходима стабильность в стране. Никто не станет вкладывать деньги, если есть опасность в один прекрасный день их потерять.

Для того, чтобы одна из беднейших стран мира со средним годовым доходом менее полутора тысяч долларов на душу населения превратилась в экономически развитое государство, должны быть предприняты поистине титанические усилия. Пока правительство приватизировало немногочисленные государственные предприятия и всячески поддерживает капиталистические отношения в экономике - со всеми их преимуществами и недостатками. И о тех, и о других Кати Сильвейра, которая жарит в киоске гамбургеры и получает за это чуть больше 100 долларов в месяц, знает не понаслышке. Вот что говорит она о своей работе:

Сегодня я пришла на работу в 12 часов дня, а закончу в полночь. С тех пор, как я стала здесь работать, у меня нет свободного времени. Официально у меня восьмичасовой рабочий день, но я всегда прихожу раньше, чтобы всё подготовить. Фактически я ежедневно провожу в киоске по 12 часов.

Теоретически Кати имеет право болеть, но знает, что практически не может этим правом пользоваться. Потому что если владелец киоска будет недоволен Кати, он просто выгонит ее на улицу. Ведь у нее нет официального контракта. Вот она и делает всё, что только возможно, чтобы не потерять работу:

Конечно, денег, которые я здесь зарабатываю, на жизнь не хватает. Правда, я смогла купить себе пару новых платьев – таких красивых! Но у меня больше нет выходных и праздников, я должна работать каждый день.

Однако едва ли проблемы простой продавщицы занимают умы руководителей страны. Впрочем, и без того вполне очевидно, что у действий властей по переводу экономики Кабо-Верде в капиталистическое русло есть негативные последствия: стоимость жизни повышается, безработица растет. В стране зреет недовольство в связи с тем, что бывшие колониальные хозяева – португальцы – скупают местные предприятия. Вот что говорит по этому поводу случайный прохожий на улице Праи:

Мы завоевали независимость с большим трудом. Потом мы работали в Португалии и терпели лишения для того, чтобы хоть как-то помочь развитию нашей страны. А сами португальцы на протяжении 500 лет не сделали для нас ничего. И вот теперь они снова являются, а мы отдаем им наши предприятия. Здесь сейчас господствует дикий капитализм. Государственные предприятия продают за одну ночь. Да еще привозят на них работать филиппинцев, которые согласны получать меньше, чем жители Кабо-Верде.

Впрочем, есть уже у политики властей Кабо-Верде и положительные результаты. В качестве примера называют обычно фабрику "Сокония", выпускающую джинсы с фирменным лейблом "Плато". Разумеется, на экспорт. Фабрика эта как раз и принадлежит португальскому предпринимателю, который три года назад приехал на острова из Анголы и имеет еще одно предприятие в Бразилии. Низкие налоги, отсутствие жестких таможенных правил, дешевая рабочая сила компенсируют высокие расходы на транспортировку продукции в Европу. На предприятии трудятся примерно 70 работниц, которые получают в среднем 140 долларов в месяц. Им также полагается бесплатное медицинское обслуживание, проезд к месту работы и питание в фабричной столовой. По местным масштабам – весьма неплохо, говорит одна из работниц:

Мы надеемся, что наша фабрика просуществует долго. Мы очень довольны и даже горды тем, что работаем здесь. И мы делаем всё возможное, чтобы продукция нашего предприятие имела успех на мировом рынке.

К сожалению, фабрик, подобных этой, на Кабо-Верде еще очень мало – а ведь именно такие средние и малые предприятия могли бы способствовать созданию новых рабочих мест и повышению уровня жизни островитян. Так что увеличение объемов иностранных инвестиций – одна из задач нового руководства Кабо-Верде. В начале минувшего года в стране состоялись парламентские и президентские выборы, победу на которых одержали представители до тех пор оппозиционной Африканской партии независимости Кабо-Верде. Впрочем, особое внимание новые власти намерены уделять социальным программам и более равномерному распределению доходов среди населения. Ведь в функционирующей демократии "кормить" людей одними обещаниями светлого будущего невозможно. Примерно две трети жителей Кабо-Верде составляют люди моложе 25 лет. Они не хотят жить в отрыве от внешнего мира. Они стремятся одеваться по европейской моде и слушать американскую музыку. Они хотят уехать заграницу и зарабатывать много денег. Но не только абстрактное желание увидеть мир делает эмиграцию мечтой большинства молодых островитян. Шансов найти работу на родине у большинства из них нет. Кати Сильвейра, работающей в киоске, еще повезло. Как видит свое будущее она?

Я хочу отсюда уехать. В Португалию. Или в США. Cейчас это нелегко, надо иметь связи, чтобы это осуществить. Но я все равно надеюсь, что когда-нибудь отсюда уеду. Да, на островах моя семья - но заграницей всё-таки лучше, чем здесь.

Мне не хочется завершать передачу на столь грустной ноте, а потому предлагаю Вам послушать песню в исполнении певицы, которая в последние годы стала настоящим символом островов Кабо –Верде. Ее зовут Чезариа Эвора, и ее поистине всемирная слава помогла Островам Зеленого Мыса выйти из окружавшего их многолетнего забвения.