1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

И снова скандал вокруг мяса с душком

28.09.2006

Сегодня мы с Вами отправимся на ипподром. Нет, делать ставки не будем, нечего рекламировать азартные игры. Вместо этого мы с Вами заглянем на кухню ипподрома, то есть, в конюшню.

default

Но сначала об очередном скандале в Германии. Тема уже в зубах навязла - речь снова идёт о скандале вокруг мяса третьей свежести. Ох, извините, неаппетитный каламбур вышел. Справедливости ради надо сразу сказать, что речь в большинстве случаев идёт не о элементарно протухшем мясе, а о мясе и мясопродуктах, у которых вышел срок хранения. В конце прошлого года в этой передаче я рассказывал вам о преступных махинациях оптовых торговцев мясом. Уже тогда политики клялись, что сделают всё возможное, чтобы защитить интересы потребителей. И вот - новый скандал, и новые клятвенные заверения, что уж на этот-то раз будут сделаны все необходимые выводы и приняты самые жесткие меры. Прямо-таки «дежавю» какое-то с очень неприятным душком.

«Что-то сегодня витает в воздухе, какой-то совсем особый аромат» - поётся в этой старой берлинской песенке. Ну, вряд ли авторы имели в виду запах несвежего мяса. Что ни день, то новые сообщения о всё новых неаппетитных находках. Вот только одно из них: 31-го августа в ходе контрольной проверки на складах фирмы оптовой торговли неподалёку от Мюнхена обнаружено более десяти тон мяса с просроченной датой хранения. В результате последующих проверок по всей Баварии выяснилось, что в общей сложности в торговлю поступило около 100 тонн несвежего мяса. У этой истории трагическое завершение: нет, никто не отравился. Но владелец оптовой фирмы неделю спустя покончил с собой. Этот случай наделал особенно много шума ещё и потому, что просроченными оказались готовые шампуры с мясом для сети закусочных «Дёнер». В России, Украине и других странах это кушанье известно под названием «шаурма» или «шаверма». Но в Германии фирма «Дёнер» - это торговый гигант, давно обогнавший по товарообороту «Макдональдс» и другие концерны так называемого фаст-фуда. Полуфабрикаты для «Дёнер-кебаба», готовые шампуры с маринованным мясом и фаршем, производятся в нескольких цехах и поставляются в закусочные не только в Германии, но и во всей Европе. Как только СМИ сообщили о скандале, продажи «Дёнера» в некоторых городах сократились вдвое. И концерн перешёл в наступление. На прошлой неделе союз турецких производителей «Дёнера» в Германии устроил пресс-конференцию, на которой представитель союза Ремзи Каплан заверил:

«У нас с контролем всё в порядке. Мы в 2004-ом году получили серебряный приз, в прошлом году - золотой, и вот буквально на днях снова золотой приз за качество продукции. Приходите в наши закусочные, в наши мясные цеха, убедитесь сами. У нас, кроме государственной, есть ещё и внутренняя служба контроля».

Ну, а если до потребителя, несмотря на весь контроль, всё-таки дошло несвежее мясо, то виноваты в этом не производители «Дёнера», а оптовые торговцы, уверяет заместитель союза турецких производителей в Европе Мехмут Чам:

«Мы требуем ужесточить наказания вплоть до запрета на профессию. Надо предавать гласности названия фирм, причём не только производителей «Дёнера», но и других продуктов питания, которые нарушают правила и сроки хранения. Никакого снисхождения тут быть не может».

Даже канцлер Германии Ангела Меркель сочла необходимым вступиться за честь любимого турецко-немецкого блюда и публично заявила, что она готова есть «Дёнер» в любое время и в любом городе Германии. Но «Дёнер» - только часть «мясного» скандала. Возьмём только один день: 13-ое сентября. В Ольденбурге наложен арест на 10 тонн несвежей индюшатины. Пикантность в том, что эта партия мяса уже была забракована в Гамбурге, но была не уничтожена, а нелегально перепродана неким оптовиком из Нижней Саксонии. А в городке Кронау в федеральной земле Баден-Вюрттемберг в мясной фарш попало три тонны негодной телятины. Фирма извиняется, мол, неувязка вышла. Всего два дня спустя на хладокомбинате в городе Гота в федеральной земле Тюрингия обнаружено три тонны просроченных сосисок и мяса птицы, а в земле Баден-Вюрттемберг - 27 тонн негодной дичи. Названия городов показывают, что проблема не ограничивается каким-то одним регионом, а касается всей Германии. А названия различных федеральных земель указывает и на одну из причин проблемы. Это - федеральное устройство Германии. По закону, контроль за качеством пищевых продуктов находится в ведении федеральных земель. Они и контролируют, кто лучше, кто хуже, в зависимости от того, сколько денег им на это выделено. А федеральный министр сельского хозяйства и защиты прав потребителей Хорст Зеехоффер может только давать рекомендации и координировать работу своих коллег в 16 федеральных землях. Но торговля давно не знает никаких границ. Поэтому несвежее мясо из Баварии может завтра оказаться на севере Германии или, например, в Италии. И вот только 22 сентября Бундесрат - палата представителей федеральных земель - утвердил новый закон. Статс-секретарь в федеральном министерстве защиты прав потребителей Герд Мюллер объясняет, что в этом законе нового:

«До сих пор ответственные на местах могли сами решать, предавать ли огласке названия фирм, уличенных в хранении и торговле залежалым товаром. По новому закону они просто обязаны публиковать имена и названия таких фирм в Интернете. Кроме того, они обязаны по первому требованию предоставлять любому потребителю полную информацию о нарушителях».

Подействует такой виртуальный «позорный столб» в Интернете или нет, покажет будущее. А потребители, интересы которых должны защищать политики, в выражениях не стесняются. Вот мнение посетительницы одного из мюнхенских ресторанов:

«Меня буквально тошнит от всего этого. Когда я слышу эти сообщения по радио или телевидению, знаете, чего я хочу? Чтобы они сами всё это ели».

Но, вот чудо, потребление мяса и мясопродуктов в Германии на этот раз не сократилось. Наверное, люди просто привыкли: скандалы скандалами, а кушать-то хочется.

Вы были когда-нибудь на ипподроме? Азартное это, доложу я вам, развлечение. Ведь с лотерейным билетом как? Купил, сиди дома и жди тиража, сверяй какие-то там абстрактные. А на ипподроме - вот они, живые красавцы-скакуны несутся, жокеи их подгоняют. А мы, то есть зрители и игроки, кричим, переживаем, потеем и надеемся до самого финиша. И сразу ясно - выиграл ты или проиграл. Я не говорю о профессиональных игроках. Они всех лошадей и жокеев знают по именам и кличкам. Они по полжизни тратят на разработку каких-то там беспроигрышных систем. Они всеми правдами и неправдами пытаются выудить у жокеев и тренеров секретную информацию. А вот нормальные люди, которые приходят на кёльнский ипподром, а в год это, кроме меня, примерно 250 тысяч человек, играют по маленькой. Средняя ставка - от пяти до десяти евро. Главное - не выигрыш, а развлечение. Но для жокеев и скакунов каждый заезд – это работа на износ. Вот и давайте вместе с моим коллегой Романом Шелем заглянем на кухню ипподрома – на конюшню:

Кёльн - один из центров по подготовке скаковых лошадей в Германии. Вокруг ипподрома расположено десяток конюшен с английскими чистокровными скакунами – в среднем по 50-70 голов в каждой. Всеми делами на конюшне заведует тренер. Заговорил я с одним из них, слышу, по-немецки отвечает со знакомым акцентом. Оказывается, Владимир Гикс родом из Киргизии. Там он с детства занимался конным спортом. В 91-м году Владимир переехал с семьёй в Германию. Больше десяти лет работал подмастерьем у немецкого тренера. Три года назад получил лицензию и стал самостоятельным предпринимателем. Подготовка лошадей к скачкам – это его бизнес.

"Самое ответственное – это, естественно, финансовые отношения. Это самое основное в нашей работе. Здесь очень большую голову надо иметь именно в финансовых отношениях".

В конюшне Владимира Гикса 46 лошадей. Хозяева - люди состоятельные. Они платят по 1000 евро в месяц за содержание и тренировку каждого скакуна. Плюс 80 евро в месяц за стойло и 64 евро за тренировочную дорожку на ипподроме. На оставшиеся после уплаты налогов деньги тренер покупает корма, инвентарь и оплачивает персонал. Всего на конюшне у Владимира Гикса работает 10 человек. Одна из них –Мария Папке из Берлина:

"Рабочий день у нас начинается в половине пятого утра. Мы чистим денники и выезжаем на тренировку. В среднем она длится час. Это с каждой лошадью. А их у меня на попечении пять. После тренировки моем и кормим лошадей, с двенадцати дня отдыхаем, в шесть вечера - последняя уборка и кормёжка. У нас всего два выходных в месяц. Тяжело, но втягиваешься. Самое сложное – это вставать так рано. До сих пор не могу привыкнуть".

Марии Папке - 23 года. Она училась на жокея в Ганновере. Мария мечтает стать профессиональным жокеем и уже пробует свои силы на скачках. А пока суть да дело - чисти и тренирует лошадей. Мария - одна их немногих на конюшне, кто говорит по-немецки без акцента. Большинство – выходцы из стран восточной Европы. Например, Томас Лезак и ещё несколько человек приехали из Чехии.

«В Чехии зарплаты в конном спорте не такие высокие, как здесь. У себя на родине я бы зарабатывал максимум 500 евро, здесь получаю тысячу. Для Германии это в принципе немного, но возвращаться домой не хочу. Здесь я, как и многие ребята, снимаю комнату за 200 евро прямо у конюшни. Кровать, телевизор, холодильник… Всё необходимое у меня есть. А главное, есть любимая работа, я при лошадях».

.

В конюшню хозяева, как правило, сдают совсем молодых неопытных лошадей. Их задатки определяются уже на первых тренировках. Существует два главных критерия отбора: скорость и тактика, которую выбирает скакун в пробных забегах.

«В чём и заключается доверие… Если какой-то хозяин ставит ко мне в отделение коня, то я в течение месяца должен сказать, что этот конь может».

Если Владимир Гикс обнаруживает в лошади талант, то его жокеи начинают с ней усиленно работать по шесть дней в неделю. При этом, утверждает Владимир, лошади, они, как дети – взрослеют каждая в своё время. Искусство тренера в том и заключается, чтобы определить, когда лошадь созрела. Если она показывает хороший результат на скачках – то цена её начинает расти в геометрической прогрессии.

"Можешь купить и за 5 тысяч. Если лошадь в два года будет хорошо скакать, то можешь её продать и за полмиллиона. Да, у меня в прошлом году был такой вариант. Один безитцер купил кобылу за 200 тыс. Сейчас её хотели купить больше, чем за миллион евро, но он её не продал".

Владимиру есть, чем гордиться. Его лошади выступают на скачках не только в Германии, но и во Франции, в Италии и в США. В этом году кобыла из конюшни Гикса завоевала первое место на международном дерби "Окс" в Кёльне. Но таких звёзд в конноспортивном центре немного. Максимум каждая десятая лошадь годится в чемпионы. Поэтому для большинства хозяев содержание английских чистокровных скакунов – это не способ заработать деньги, а просто дорогое хобби. А для Владимира Гикса - хлеб насущный.

Вот и всё на сегодня. Сегодняшнюю передачу мне помог подготовить Роман Шель.