1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

И снова о Чернобыле: кто виноват в том, что проблема безопасности АЭС остается?

26.12.2005

15 декабря исполнилось пять лет с того дня, как была отключена от сети Чернобыльская АЭС. Вывод станции из эксплуатации был произведен в соответствии с Меморандумом между Украиной и странами «большой семерки», подписанным в 1995-м году. Согласно этому документу, Украина в течение пяти лет обязалась остановить работавшие на тот момент в Чернобыле первый и третий реакторы, а западные страны - выделить три миллиарда сто миллионов долларов, которые, в частности, должны были быть использованы на строительство саркофага над разрушенным четвертым реактором. С тех пор украинские политики не раз делали заявления о том, что Запад не выполняет взятых на себя обязательств. Тему продолжит наш корреспондент в Киеве Александр Савицкий.

Начальник Чернобыльской зоны Сергей Парашин заявил, что Украина планирует завершить строительство нового саркофага над разрушенным 4-м энергоблоком Чернобыльской атомной электростанции до 2011-го года. По его словам, Европейский банк может подписать контракт на строительство нового саркофага в первом квартале будущего года, после рассмотрения Ассамблеей стран-доноров вопроса о дополнительном наполнении фонда «Укрытие». Вместе с тем, экс-министр охраны окружающей среды и ядерной безопасности Украины Юрий Костенко категорически не согласен с той концепцией возведения саркофага, которой придерживается, по его словам, большинство иностранных специалистов:

КОСТЕНКО: Если не извлечь оттуда ядерное топливо, эта проблема взорвется. Когда это случится никому неизвестно. Однако никто не может опровергнуть высокую вероятность такого развития событий,

– заявил Юрий Костенко. Один из наиболее авторитетных инженеров-атомщиков Украины Владимир Бронников заявил во время парламентских слушаний, посвященных пятилетию закрытия ЧАЭС, что на самом деле этого закрытия не произошло и что по национальным и международным стандартам чернобыльская АЭС остается действующей станцией, которой Госкомитет по ядерному регулированию выдает соответствующие лицензии, как и всем атомным электростанциям страны. В это время политические оппоненты «оранжевой» власти использовали годовщину со дня закрытия Чернобыльской атомной для того, чтобы напомнить общественности о невыполнении Западом своих обещаний по финансированию решения чернобыльских проблем в обмен на закрытие ЧАЭС. Глава парламентского комитета по вопросам экологии Геннадий Руденко признал существование целого ряда проблем в накоплении и освоении средств для решения проблем безопасности Чернобыльской электростанции:

РУДЕНКО: Есть фонд, который профинансирован сегодня на 920 миллионов долларов, из которых, как известно на сегодня, израсходовано около 300-400 миллионов. Этот фонд должен быть наполнен еще на 100 миллионов долларов. Между тем, оценки стоимости решения проблем безопасности на Чернобыльской АЭС непрерывно растут. В 95 году мы оценивали их в 358 млн. долларов, в 98-м – 760 млн., а в 2005 году эта сумма будет на уровне одного миллиарда девяноста миллионов долларов,

– сообщил Геннадий Руденко. Взаимные обвинения сторон, участвующих в чернобыльских проектах совершенно запутали общественность. Украинские экологи и инженеры подвергают резкой критике специалистов французской компании Фраматом, занимающихся возведением нового хранилища для отработанного ядерного топлива на территории ЧАЭС. Владимир Бронников прямо обвинил французов в некомпетентности:

БРОННИКОВ: Фраматом возвел неработоспособное сооружение, потратив выделенные миллионы долларов. И сейчас, видя робкую позицию Украины требует еще столько же денег и времени. До сих пор необоснованна работоспособность объекта.

В свою очередь, французская сторона жалуется на неправильные данные, предоставленные ей местными специалистами и требует от Украины и Евросоюза дополнительного финансирования на устранение возникших ошибок и достройку хранилища. Однако, по мнению эксперта национальной комиссии по радиационной защите населения при Верховной Раде Украины Натальи Преображенской, в нерешенности всех сегодняшних проблем Чернобыля виноваты не так иностранные специалисты или прижимистое международное сообщество, как сама Украина:

ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ: Украинская власть не работает над проблемой Чернобыля. Это показал и Чернобыльский форум, и поездка президента Ющенко осенью во Францию. Там ему сказали, что будут нам поставлять сырье для атомных станций, а мы будем чистую электроэнергию отдавать Европе. Но где хранить отходы? Вся беда в том, что на решение чернобыльских проблем сегодня влияют окружившие президента некомпетентные люди, – отметила Наталья Преображенская.

Из Киева передавал Александр Савицкий.

О европейских винах и американской предприимчивости: новое соглашение о виноторговле между Евросоюзом и США грозит уничтожить вековую традицию европейского виноделия.

О европейских винах и американской предприимчивости: новое соглашение о виноторговле между Евросоюзом и США грозит уничтожить вековую традицию европейского виноделия.

Когда эта передача выйдет в эфир, Рождество в Европе будет уже позади. А это значит, что уже пройдут семейные застолья у украшенных свечами елок. Статистики утверждают, что именно под Рождество в Германии больше всего едят, больше всего пьют и больше всего ссорятся. Почему ссорятся? Вопрос очень интересный, но это – не наша тема. Займемся лучше едой и питьем. Считается, что по традиции на Рождество в Германии чаще всего едят птицу – гуся или индюшку. Не знаю, может быть, это и так, только одни мои друзья, например, едят мелко нарезанную, тушеную с грибами в сметане телятину, так называемое ragout fin, а другие – вареные в бульоне кусочки говядины, или мясное фондю. Как бы там ни было, а одно несомненно: на каждом праздничном столе будет стоять бутылка вина: шампанское – у тех, кто может себе позволить заплатить 30 евро за бутылку, или более дешевое игристое, а к мясу – немецкое, рейнское или мозельское, или французское бордо, или итальянское кьянти. Гадать можно долго, потому что лишь в одной Германии зарегистрировано несколько тысяч названий марочных вин. Виноделие – одно из традиционных ремесел, существующее в Европе с незапамятных времен. И надо же, чтобы именно в винодельческой отрасли, и именно под Рождество случилось то, что журналисты тут же дружно окрестили «катастрофой вселенского масштаба». В Брюсселе было подписано соглашение между Евросоюзом и США о торговле вином. В нем сказано, что обе стороны обязуются признавать принятую за океаном технологию производства вина – европейцы – американскую, а американцы - европейскую. Кроме того, документ предусматривает свободный доступ винной продукции стран Евросоюза в США и наоборот.

САЛЬМ: В первую очередь, это «катастрофа вселенского масштаба» для потребителя. Потому что теперь он не сможет больше определить по этикетке, что налито в бутылке – вино, то есть произведенным традиционным способом натуральный продукт, или что-то вроде лимонада, произвольно составленного из различных ингредиентов. Дело в том, что в соглашении о виноторговле не предусмотрено обязательной маркировки составных частей. А там может быть вода, ароматические вещества. Может быть, во время выдержки в бочки с вином добавлялись опилки – для придания ему аромата. Это продукт, произведенный промышленным способом, а не то, что мы по традиции понимаем под словом «вино».

Михаэль принц Сальм-Сальмский (Michael Prinz zu Salm Salm) знает, о чем говорит. Его семья занимается изготовлением вина из поколения в поколение - вот уже восемь столетий. Принц Сальм-Сальмский – президент Объединения винодельческих хозяйств Германии (VDP).

САЛЬМ: Я считаю, что каждый должен пить то, что ему нравится. Лимонад тоже хороший напиток, я же совсем не против. Только не надо называть это вином. Для меня вино – это натуральный продукт, это земля, это камни, которым 400 миллионов лет, виноградная лоза, корни которой уходят в землю на 20-30 метров. За нашими виноградниками мы тщательно ухаживаем, стараясь не наносить вреда природе. Тем временем при промышленном способе производства из винограда получают лишь одну составную часть будущего продукта. К этому часто добавляют ароматические вещества, а в Америке – до 30 процентов воды. Это все методы, которые нам хорошо знакомы, но которые мы в производстве наших вин не применяем. По нашему убеждению, вино должно быть тем, что тысячелетиями понимали под этим словом наши предки: а именно, напиток из винограда, в производство которого вкладывается много труда и любви.

Подписание соглашения о торговле вином в Брюсселе принц Сальм-Сальмский считает «скандалом самого крупного масштаба». По его мнению, Комиссия Евросоюза вела переговоры халатно и проиграла по всей линии. Интересы европейских виноделов ей защитить не удалось. В результате был создан прецедент, и теперь другие страны тоже собираются нарушить традицию и перейти к более рентабельным способам производства вина. Таковы законы конкуренции. Например, Италия настаивает на том, что вместо того, чтобы хранить вино в дубовых бочках, что очень долго и дорого, следует разрешить добавлять в него деревянные опилки для запаха. Кроме того, - сетует принц Сальм-Сальмский, - из тысяч традиционных европейских брэндов брюссельским чиновникам удалось защитить лишь 60. Это значит, что теперь потребитель больше не сможет быть уверен, что в бутылке, на которой написано, например, «бордо», или «бургундское», - действительно вино, произведенное в этих французских провинциях. С таким же успехом в ней может быть американская лимонадообразная смесь, - говорит он с раздражением.

САЛЬМ: Единственный путь, которые мне в настоящий момент еще представляется возможным, - это продолжать сохранять высокие, весьма высокие критерии качества немецких марочных вин. Надо, чтобы потребитель был уверен, что при производстве немецкого высококачественного вина американские методы не применяются. Только это может укрепить нашу позицию по отношению к конкурентам.

… считает президент Объединения винодельческих хозяйств Германии Михаэль принц Сальм-Сальмский.

О том, какие вина полезно пить на борту самолета и почему один и тот же сорт на земле вкуснее, чем над облаками?

В добрые старые времена, когда в винном мире еще царил порядок, и содержимое бутылок соответствовало тому, что на них написано, возникла традиция подавать вино на борту самолета – в качестве бесплатного сервиса авиакомпаний. Каждый сорт предварительно тщательно тестировался.

ДЕЛЬ МОНЕГО: В этом вине удачно соблюден баланс: легкая кислота, сильный аромат. Это вино наилучшим образом подходит для того, чтобы подавать его на борту самолета.

Маркус дель Монего – лучший в мире соммелье, знаток тонких вин. Дегустация, при которой принято с шумом втягивать в себя вино, - его ежедневное времяпрепровождение. С недавних пор у винного эксперта Маркуса дель Монего появилось новое занятие: выбирать особенно благородные сорта для пассажиров немецкой авиакомпании «Люфтганза». Представитель пресс-службы «Люфтганзы» Франк Пюттман (Frank Püttman) объясняет, зачем воздушному перевозчику понадобился профессиональный дегустатор вин:

ПЮТТМАН: Для пассажиров первого класса и бизнес-класса мы выбрали высококачественные и очень дорогие вина. Однако затем мы заметили, что именно эти вина, которые показались нам наилучшими, пассажиры оценили низко.

Тогда Маркус дель Монего решил заняться поисками причин недовольства пассажиров. Почему им не нравятся даже дорогие высококлассные вина? Что найти ответ на этот вопрос, соммелье сам решил попробовать вино в воздухе и отправился в полет.

ДЕЛЬ МОНЕГО: Тогда мы начали тестировать вина. Первую пробу мы проводили перед дальнемагистральными полетами, затем еще одну – на борту. Третий раз я пробовал вино уже будучи дома. Интересно, что перед полетом и после полета вкус был практически один и тот же, а в воздухе – каждый раз другой.

Но почему это так? Соммелье дель Монего беседовал с врачами, рылся в книгах. И нашел решение загадки. Причина – в скорости. Самолеты летают со скоростью 800 километров в час. Организм реагирует на эту неестественную ситуацию, возникает внутренний стресс, который оказывает влияние на вкусовые нервы, особенно на дальнемагистральных рейсах.

ДЕЛЬ МОНЕГО: Организм начинает интенсивно работать. А когда он работает, ему нужна энергия. Организм как будто говорит: давай сюда сахар, углеводы, мне нужно много энергия. С другой стороны, в таких ситуациях дубильные вещества и кислоты организму не нужны, поэтому они сильнее чувствуются на вкус.

Иными словами, вина, которые подают на борту самолета, в идеале должны обладать сильным ароматом, быть достаточно сладкими, содержать мало кислоты и дубильных веществ. С недавних пор «Люфтганза» руководствуется этими критериями при выборе вин, и пассажиры довольны их качеством. Кстати, на расстоянии десяти километров от земли, над облаками, меняется не только вкус вина, но и овощей, мяса и соусов. Причина здесь еще и в крайне низкой влажности воздуха в самолете, которая приводит к повышенному выделению влаги из организма.

ДЕЛЬ МОНЕГО: Ситуация на борту такова, что организм теряет очень много жидкости. В результате обильного потоотделения содержание минеральных веществ понижается, и организм реагирует на это. Ему требуется больше минеральных веществ. Это значит, что в еде должно быть больше соли и пряностей, чем мы привыкли на земле. Тогда ее вкус над облаками будет оптимальным.

На этом сегодняшний выпуск радиожурнала «Человек и природа» подошел к концу. На сегодня я прощаюсь с вами. Всего доброго и до встречи через неделю.

Также по теме