1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

И пророка родила женщина

Почему именно в Азии, где прекрасный пол зачастую является действительно слабым и бесправным, стольким женщинам удалось добиться столь значительных успехов на политическом поприще?

default

Этим вопросом задался профессор, политолог Марк Томсон и сам попытался дать на него ответ на страницах немецкой газеты "Франкфуртер Альгемайне", а заодно и рассказать о перипетиях борьбы женщин за свои политические права в Азии.

"Место женщин – на кухне или в спальне", - указывал президент Филиппин Фердинанд Маркос в ходе предвыборной кампании 1986-го года. При этом он имел в виду, прежде всего, Корасон Акино – кандидатку на пост главы государства, которую, правда, сам Маркос называл не иначе как смесью Макиавелли, Сталина, Пол Пота и сатаны.

"Участие женщин в политической жизни идёт вразрез с исламом," - говорили фундаменталисты в Пакистане, когда в конце восьмидесятых годов Беназир Бхутто заявила о том, что собирается принять участие в борьбе за пост премьер-министра. Её главный соперник – тогдашний глава правительства Зия-уль-Хак обвинял Бхутто сначала в том, что она не замужем, затем (когда она связала себя узами брака) в том, что у неё нет детей. Когда же она забеременела, то Зия-уль-Хак - назначил дату проведения выборов на тот день, когда Бхутто, по его расчётам, должна была родить. Юмористы шутили: то было первое голосование, дата проведения которого была выбрана исходя из гинекологических соображений.

Но в итоге и Корасон Акино, и Беназир Бхутто достигли поставленных перед собой задач. Акино стала президентом Филиппин, получив поддержку большинства избирателей. А Беназир Бхутто скрыла предполагаемый день рождения ребёнка, который, появившись на свет за месяц до выборов, позволил своей маме принять участие в заключительном этапе предвыборной компании. Кстати, на высказывания своих противников о роли женщины в исламе Беназир Бхутто отвечала, что в конце концов и пророка родила женщина.

Впрочем, стать премьер-министром Бхутто смогла лишь после того, как в Пакистане был принят закон, согласно которому был введён президентский пост - высший в государственной пирамиде. Функции президента были в значительной степени представительскими, но то было уже не важно. Главное, что пост этот занимал мужчина.

Ludgar Volmer und Megawati Sukarnoputri

Megawati Sukarnoputri

Однако "исламский фактор" сыграл положительную роль в отношениях между Соединёнными Штатами Америки и Индонезией. В сентябре прошлого года, сразу после терактов в США, Джордж Буш, несмотря на занятость, не отказался от встречи с президентом Индонезии Мегавати Сукарнопутри. Ведь речь шла о поддержке антитеррористической операции со стороны Индонезии – государства, где проживают больше всего мусульман в мире. Кроме того, Буш по достоинству хотел отметить роль Сукарнопутри в борьбе против религиозного экстремизма на её родине.

В чём же секрет профессионального успеха женщин-политиков в Азии: в Индонезии и на Филиппинах, где представительницы прекрасного пола возглавляют государство, или в Бангладеш и на Шри-Ланке, где женщины председательствуют в правительстве? Как удалось им сломать складывавшиеся веками представления о распределении ролей между мужчиной и женщиной?

По мнению профессора нюренбергского университета Марка Томпсона, ключевую роль в успешной карьере женщин-политиков на азиатском континенте сыграло их ... происхождение. Как правило, женщины - нынешние или бывшие главы государств и правительств в странах Азии, являются отпрысками знатных политических династий. Более того, их мужья или отцы нередко становились жертвами режимов или своих противников.

На место убитых на Филиппинах, в Пакистане, в Бангладеш или в Индонезии вставали жёны и дочери, которые продолжали их курс. Они возглавляли оппозиционные движения, не давая им распасться на мелкие группировки. Дело в том, что после гибели того или иного харизматичного политика, руководимые им союзы грозили погрязть в междоусобице, а жёна или дочь убитого играли объединяющую роль. Кроме того, товарищи по партии рассчитывали на то, что неискушёнными в политике женщинами легко манипулировать и реальная власть останется у видавших виды мужчин.

По иронии судьбы, именно политическая неискушённость позволяла женщинам завоёвывать симпатии избирателей. Когда в ходе предвыборной борьбы Фердинанд Маркос заявлял, что у Корасон Акино нет опыта-политика, она соглашалась с ним, добавляя при этом: у неё нет опыта в том, как нужно лгать, красть и убивать. Под лозунгом борьбы с коррупцией возглавила государство и нынешний президент Филиппин Глория Арройо.

Впрочем, материальное благополучие женщин-политиков, когда они становились во главе государства или правительства, нередко препятствовало проведению экономических реформ. Семейный клан Бхутто в Пакистане или Акино на Филиппинах владеют огромными земельными участками. Однако интересы крупных землевладельцев идут вразрез с предложениями по реформированию аграрного сектора в этих странах. В итоге, эти преобразования до сих не осуществлены.

А Беназир Бхутто дважды лишалась поста главы пакистанского правительства по одной и той же причине. Её муж Азиф Зардари присваивал себе огромные суммы, предназначавшиеся на финансирование различных правительственных проектов. Неслучайно противники Бхутто прозвали её супруга "Азиф – десять процентов".

И всё же, несмотря на несбывшиеся надежды, которые население Пакистана, Шри-Ланки, Бангладеш или Филиппин возлагали на женщин-президентов или премьер-министров, эти женщины сыграли важную роль в становлении политической элиты и общественного самосознания в странах Азии.

Такой вывод делает профессор Марк Томпсон на страницах газеты "Франкфуртер Альгемайне". Уже тот факт, пишет политолог, что они занимали или занимают столь высокие посты, дал возможность другим женщинам активно участвовать в политической, общественной и экономической жизни во многих азиатских странах.