1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"И пока поколение наше живо еще!"

Бабушка в Беларуси значит совсем не то, что «старуха» или «пенсионер». Бабушка у нас - самый любвеобильный и самый щедрый член семьи. У нее охотно берут, но редко спрашивают, откуда что взялось.

default

Свою первую дочку, Галочку, Валентина Егоровна едва не потеряла в эвакуационном эшелоне.

« Я была беременна, мне стало очень плохо, - рассказывает женщина. - И думала, что неизбежна беда, и не будет уже ребеночка этого. Помог - живой он или нет - офицер польский».

Польский офицер из оказавшегося рядом эшелона унес в случайный госпиталь два Валиных чемодана и ящик из-под патронов: все дорогое имущество мамы и ее будущего ребенка. Довоенные платья и теплое пальто спасали их четыре следующих года.

«Родилась девочка 27 января. А муж мой погиб в 1941 году где-то в октябре месяце. Они в окружение попали и с голоду умирали в каких-то болотах под Карело-Финском»…

Похоронку Валентине Егоровне вручили летом 42-го года в Ярославской области. Пожилой военком жалел 19-летнюю беженку с младенцем, ждал, пока обустроится.

«До обеда я в школе, а после обеда - бригадир, которому 87 лет, на коляске, докладывает мне, как старшему бригадиру, что где делается. Он у меня как будто консультант был - что я понимала в тех полях и сельхозпроизводстве? Бывало, что и месяц взойдет, а я по полям хожу с метровкой», - вспоминает Валентина Егоровна.

Вот ведь как бывает: росла Валя в Ленинграде - забрала ее с Полесья в большой город крестная, пожалев, что в школу ходить за семь километров. Закончила потом Полоцкое педучилище, поступила в Минский учительский институт. В Выборге жила офицерской женой - нелегко, но, считай, по-городскому. А в военной деревне под Ярославлем обнаружила в себе извечный крестьянский полешуцкий опыт и талант.

«Сыров на всю зиму наделала и сырницу - белорусы наши ведь привычны к ней. Это же зимой любота: и себе, и детям, - рассказывает Валентина Егоровна. - Или, допустим, свиней растить. Что же это за кабан такой, которого у них режут при весе в 70- 80 килограммов ? У нас, белорусов, это никто и за кабана не посчитает. У нас это несчастный случай, когда такого поросенка надо резать. У нас, бывает, колют под 200 килограмм ! «Двести килограмм?» - дивятся. Ну, и вырастила я кабана, был 187 килограммов - взвешивали. Так вся деревня приходила глядеть!»

Жизненный опыт определяет сегодняшнюю философию бабы Вали:

«У каждого народа свое отношение к жизни, к земле. И нам Россия — зачем нам в одну страну входить? Нам и в своей стране хорошо. Будем платить за газ им, ну что ж. А если они считают, что мы, белорусы, должны помочь им защитить границы внешние, то и понимать должны: это же на наши спины все ляжет. Не дай Бог беды какой, так пока до России нас удар постигнет в первую очередь и сильней, так как было в Отечественную войну».

После войны на разоренной родине Валентина Егоровна спасала детей.

«Мы создавали детдом на хуторе, где когда-то было имение панского управляющего. Были дети-сироты, дети из Ленинграда. Их еще во время войны позабирали наши местные женщины: немцы в Столбцах отдавали детей из эшелонов, в которых везли народ в Германию, и наши женщины брали ребятишек. А после войны в семьях не было что поесть, и ребят отдавали в детдом, спасая от голодной смерти, - рассказывает Валентина Егоровна. - Я набрала персонал без образования: воспитательниц, вожатую. Музыкантом нашли дядьку безногого - партизана. Не педагоги - потому что их просто не было, а простые белорусские девчата из близлежащих деревень спасали военное поколение. И пока поколение наше живо еще!»

Дети из спасенного ими поколения приходят к Валентине Егоровне Цобкало как к учительнице и как к маме.

Директор детдома на краю Налибокской пущи во втором счастливом браке родила и вырастила еще двух дочерей, сына.

Бабулей Егоровну зовут внуки и правнуки. Для которых все, что в доме, душе и на грядках - только бери!