1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

И всё-таки немцы веруют

20.12.2007

Люди добрые, Рождество на носу! Во всяком случае, у нас тут, по западному стилю. А подарки всё ещё не куплены.

default

Так что, если Вы празднуете православное Рождество, мой Вам бесплатный совет: закупайте все подарки родным и близким как можно раньше, чтобы не превратился светлый праздник любви и умиротворения в изнуряющий забег по магазинам. В Германии это давно произошло. Если верить опросам, 24 процента немцев выделили в этом году от 100 до 200 евро на рождественские подарки, ещё 28 процентов - от 200 до 500, а каждый десятый - ещё больше. И только 9 процентов опрошенных решили уложиться в сумму менее 50 евро. А мы с Вами сегодня познакомимся с теми, кто подарков на Рождество не дарит и не получает. А вместо этого стоит в очереди за бесплатной едой или одеждой. Ну, и когда же, если не на Рождество Христово, задать вопрос: веруют ли немцы? Вот наши сегодняшние темы.

В приходе католической церкви Святого Маврикия в Кёльне - раздача продуктов питания. Очередь выстроилась на добрых полчаса:

«Девушка, а нарезанный хлеб у вас есть? А то у меня ножа нету…»

Выход найден: вместо хлеба нашлась упаковка круассанов, эти французские рогалики из слоеного теста резать не надо. А ещё пожилой господин складывает в пакеты бананы и овощи.

Он уверяет, что за бесплатными продуктами пришёл впервые. Потому что Рождество на носу. Как он его будет праздновать?

«Ясное дело, что мне на это смотреть больно, как там на Рождество семья собирается, гуся жареного едят. А я что, дверь на замок, окна зашторю, лягу в постель и буду на всё это по телевизору смотреть. Потому что вы пойдите, постучитесь в дверь к соседу на Рождество, он вам не откроет. Нет больше у немцев солидарности и сострадания нет…»

Масло вот подорожало и молоко. А социальное пособие как было, так и осталось: 347 евро. За квартиру, правда, социальное ведомство платит, а за электричество нет. Раньше хоть единовременные доплаты были: на зимнюю одежду, на холодильник там или на новый телевизор. А теперь всё сократили, одежду приходится брать подержанную, экономить на всём. Сердце вот совсем никудышное. Без кардиостимулятора бы и не выжил. И лекарства приходится пригоршнями есть. Поэтому и до пенсии не доработал, из шахты ушёл, а другой-то профессии не было:

«Я с 42-го года. А когда на шахту попал, как раз экономический бум начался. Сталь, уголь, только давай, давай. Работы на всех хватало. Потом ещё для шахтёров дешёвые квартиры строили, дома давали. А мы вкалывали, не поверишь, как заведённые вкалывали, давай, давай. Хозяева миллионщиками стали, а мы-то, работяги, всё на пенсию пахали, а где теперь та пенсия?»

Вот из очереди выкатился на инвалидной коляске грузный мужчина. На вид ему лет 60. Он говорит, что всю жизнь проработал шофёром:

«Да и не знаешь уже толком, как не то что прожить, а выжить бы. Если подумать, я 33 года горбатил на это государство, а они меня выкинули на помойку. И никакого просвета впереди. Как тут в тоску не впасть?»

Сколько в этих рассказах правды, сколько жалости к себе, кто же проверит? Криста Тиммер и не пытается проверять. Она была социальным работником, а теперь на пенсии, работает в приходе церкви Святого Маврикия на общественных началах. Пока во дворе выдают бесплатные продукты, она даёт бесплатные консультации по социальным вопросам, разбирается со счетами, помогает заполнить формуляры. Кто-то пенсию не успел вовремя оформить, второй все справки и свидетельства растерял, третий и не работал никогда. Другим и помощь-то не нужна, им просто хочется выговориться. Вот и заходят они к Кристе Тиммер на чашечку кофе. На стене у неё за спиной скульптура: Иисус несёт свой тяжкий крест:

«Больно на них смотреть, потому что шансов у них больше нет. Молодого, того ещё можно подтолкнуть, даже накричать на него: слушай, ну, возьми себя в руки, это же твоя жизнь. А старикам-то что сказать? Они ведь не могут жизнь заново прожить».

Самый молчаливый из собеседников наконец, тоже решился вставить слово. Он в шляпе и при галстуке, сказывается профессиональная школа. Он работал страховым агентом, был сам себе хозяин. Зарабатывал хорошо, взносы в пенсионную кассу не платил, думал, сколотит капитал, да и отправится на отдых куда-нибудь в тёплые края:

«Мы глупые были раньше. Я так считаю, мы сами во многом виноваты. Надо было самим позаботиться о старости. Ну, например, дом купить или добровольную пенсионную страховку заключить. А то видите, как оно вышло. Мне страшно неудобно в церковь за помощью приходить. Хорошо, что они это делают, спасибо им большое, но, право слово, очень мне неловко и неудобно…»

Между тем, бывший шахтёр придумал, как он проведёт Рождество:

«Я в больницу пойду, чтобы с голоду не помереть. Я так уже делал. Они там начинают таблетками пичкать, а я таблетки, раз, и в карман. Зато будет у меня и завтрак, и обед, и ужин. Вот что я сделаю».

Говорят, бывают в мире чудеса. Особенно на Рождество. У бывшего страхового агента даже представления о чудесах стали скромными:

«Отпуск. Поехать бы с женой в отпуск куда-нибудь в тёплые края. Вот было бы чудесно».

А бывший шахтёр ещё скромнее:

«Знаете, что бы я пожелал в этом году на Рождество? Чтобы все эти люди, которые скопили достаточно денег, чтобы они всех нас бедных людей куда-нибудь пригласили в ресторан и сказали: вот вы на нас всю жизнь вкалывали, так что теперь ешьте-пейте на здоровье. Вот такое моё пожелание».

Каждый год к Рождеству на рынок в Германии выходит множество компакт-дисков с рождественскими мелодиями - от традиционных органа и хорала до вот таких вот, согласитесь, своевольных композиций. Расходятся они на «ура». Но почему их покупают и слушают? Что важнее для немцев в Рождество: подарки, застолье, веселье или всё-таки религиозное содержание. Фонд издательства Бертельсманна пошёл ещё дальше и провёл перед Рождеством репрезентативный опрос: а веруют ли немцы?

И Евангелическая и католическая церкви в Германии сетуют на сокращающееся число прихожан. Меньше прихожан, меньше и доходов. Многие церковные здания даже приходится продавать. Где-то в церкви устроили ресторан, где-то - дискотеку. Во многих мелких приходах пастор приезжает только несколько раз в неделю. И, в то же самое время, практически во всех крупных городах в Германии развернулось соревнование, какая мусульманская община построит самую большую мечеть. Но и с христианами не всё так просто. Визит Папы Римского собирает миллионы верующих, не меньше верующих собирают и «Дни евангелической церкви. А перед Рождеством бестселлерами стали книги не только теологов, но и актёров, ведущих телевидения и журналистов о том, как они совершали паломничества или искали свой собственный путь к Богу. Так падает интерес к религии или растёт? Сколько в Германии верующих христиан и сколько мусульман? Вот это и попытался выяснить фонд издательства «Бертельсманн». А чтобы было с кем сравнивать, опрос проводился не только в Германии, но и в ещё 20 странах мира, в том числе и в России, в каждой стране по тысяче респондентов. Результаты удивляют. По степени религиозности Германию, конечно, нельзя сравнивать с такими странами как Польша или США. В США, например, почти 90 процентов опрошенных считают себя верующими, а 62 процента - даже глубоко верующими людьми. В России верующими себя называет всего каждый второй. Германия оказалась как раз посередине: 70 процентов верующих, из них 18 процентов - глубоко верующих людей. Но и это - гораздо больше, чем ожидалось, подчеркивает один из авторов опроса Мартин Ригер:

«Мы установили, что 70 процентов немцев - верующие люди, что они интересуются религиозной тематикой и ходят в церковь, что религия играет важную роль в их жизни».

Выходит, что проблема церквей не в упадке веры среди населения, а в том, что многие верующие просто не воцерковлены. Вот мнение случайной прохожей, которую остановили на улице коллеги с телевидения «Дойче велле»:

«Ну, религиозность ведь не обязательно связана с церковью. Можно верить в Бога, но в церковь не ходить, ни в католическую, ни в евангелическую»

Не подтвердилось и расхожее убеждение в том, что молодёжь якобы вопросами религии не интересуется. Зато разница между западом и востоком сохраняется: на территории бывшей ГДР верующими себя считают только 36 процентов населения. Теперь давайте посмотрим, как распределяются верующие по конфессиям. По 30 процентов являются прихожанами Католической и Евангелической церквей. Православных христиан в Германии - около 1 процента, иудеев - 0,2 процента. А вот мусульман, оказывается, всего-то 4 процента. Так что слухи о набирающей силу «исламизации» Германии явно не подтверждаются. Ну, и, наконец, треть населения Германии не принадлежит ни к одной из перечисленных конфессий. Но и считать их воинствующими атеистами тоже нельзя:

«Мы, например, неверующие, но я очень завидую тем, кто нашел свою веру».

Вот и всё на сегодня. Спасибо всем коллегам, которые помогли мне подготовить эту передачу, спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на «Дойче велле» - «Немецкую волну». С Рождеством Христовым Вас! Верующие мы или нет, праздник всё равно светлый и радостный.

Аудио- и видеофайлы по теме