1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

Итоги 2002 года

31.12.2002

Прошедший год выдался напряжённым отнюдь не только для политиков – многочисленные важные события, радостные и не очень, происходили в самых разных сферах культуры. О некоторых из них – в сегодняшней, последней передаче года.

Наводнение

- Лестница, перед которой мы стоим, ведёт в подвал, где хранятся наши коллекции. Вода подбирается к первому этажу здания. Насосы работаю на полную мощность, но я не знаю, сколько сможем продержаться. Нижние помещения уже затоплены до потолка…

Так звучали прошедшим летом прямые репортажи наших корреспондентов с места катастрофы – из Дрездена, Мейсена, Дессау. Грандиозное летнее наводнение на востоке Германии стало, - увы, печальным, - событие года, в том числе и для немецкой культуры. Затопленными оказались и музеи Дрездена, и знаменитая Земперовская опера, и музей-архив Баухауса в Дессау, и барочный городок Мейсен. Благодаря поистине массовому участию всех жителей и добровольцев из других регионов Германии все музейный коллекции удалось спасти от стремительно пребывающих потоков (за считанные часы было перемещено более 20 тысяч предметов искусства), срочная финансовая помощь позволила музеям и театрам открыться уже через два-три месяца после наводнения, ликвидация последствий которого, однако, продлится не один год, а что-то – например, хранившиеся в церквях архивы документов, - потеряно безвозвратно.

Арт

Теперь, следуя канону такого рода обзоров, о визуальных искусствах. Соглашаясь с коллегами, могу констатировать общий рост интереса к оным, как со стороны музеев, так и со стороны частных коллекционеров.

Начнём с последних.

Немецкий арт-рынок чувствует себя весьма неплохо – и это несмотря на общий экономический спад, или же именно благодаря ему: именно из-за того, что вкладывать деньги в акции сегодня не интересно, люди состоятельные решили снова обратиться к вечным ценностям. Рынок отреагировал на возросший спрос, устремившись навстречу потребностям потребителей: на смену малогабаритным инсталляциям и видеоработам пришли (точнее будет сказать – «вернулись») картины. И на больших художественных выставках – скажем, таких как кёльнская ярмарка «Арт-Колонь» или берлинский «Арт-форум», - обращало на себя обилие вполне традиционных живописных и фотографических работ, уместных в любом жилом или рабочем помещении.

Музеи/Выставки

Рекордное число посетителей отметили в этом году многие немецкие музеи. Городской музей остаётся тем местом, куда принято ходить семьёй по воскресеньям, на каждую новую выставку. При этом сами выставки давно поднялись над уровнем простого экспонирования каких-либо предметов, превратившись в своего рода мини-спектакли. Интересных выставок было много – можно отметить и «Назад в бетон» (экспозицию об истории панка в Дюссельдорфе) и «Шоппинг» - попытку визуально-философского анализа покупательских привычек населения во франкфуртском музее «Ширн». Но если надо назвать одну самую значительную выставку года – долго размышлять не придётся. Безусловно, это выставка Мэтью Барни в Кёльнском Людвиг-музее. Центральная немецкая печать писала о «самом крупной победе в истории немецкого музейного дела». В рамках выставки демонстрировалось главное детище нью-йоркского авангардиста Мэтью Барни, собственно, и заставившее говорить о нём как о мессии и создателе нового вида искусства: полный цикл фильмов «Кремастер». В двух словах рассказать о Мэтью Барни - художнике, которого попеременно сравнивают то с Вагнером, то с Кафкой, - очень сложно. В передаче о выставке мы попытались это сделать с моими коллегами Виктором Кирхмайером и Андреем Гороховым:

«Я часто задумывался над таким вопросом: каким мог бы быть визуальный символ 90-х годов? Обычно называют Терминатора или фильмы Квентина Тарантино, иногда приходит на ум фильм «Матрица»... дескать, это типичные 90-е. Есть в третьем Кремастере такой кадр. Мужчина и женщина стоят тесно друг к другу, но они друг другу совершенно чужие. Мужчина и женщина голые, на них надеты лишь белые фартуки, они стоят к нам в пол оборота. В окровавленном рту мужчины (или лучше скакать – монстра, его играет сам Мэтью Барни) зажат шёлковый розовый платок. Он похож на кошмарного восточного воителя и на зародыша одновременно.

Его спутница красива и строга. Её играет модель Эйми Маллинс. Она инвалид, ниже колен её ноги кончаются, культи вставлены в прозрачные как бы стеклянные протезы, изображающие женские ноги в туфлях.

Что тут скажешь?

Мне уже несколько дней кажется, что именно фильмы Мэтью Барни выражают дух нашей не лишённой чудовищного маньеризма и патологии эпохи».

Документа

Документа – это самое крупное (и по площади, и по числу участников), самое дорогое и самое престижное в мире шоу современного искусства, вот уже на протяжении почти что полувека раз пять лет превращает Германию в арт-центр планеты. Главное отличие кассельской Документы от других форумов современного искусства состоит в её фундаментальности: Документа не просто показывает, «чего новенького появилось», а пытается подвести теоретический итог, выставить именно те работы, которые определяют современную роль и значение искусства и указывают пути дальнейшего развития.

Выбор куратора стартовавшей в Касселе в начале июня 11-ой по счёту Документы – уроженца Нигерии Оквуи Энвезора – пал на 118 художников, среди них почти половина – представители стран так называемого третьего мира. Остро политическая и социокритическая ориентация и критика глобализма – таковы были главные особенности выставки, которую в течение ста дней работы лет посетили 650 тысяч человек. Критики даже окрестили нынешнюю «Документу» - «Документой поколения «Атак!» («Атак» - это боевое звено движения антиглобалистов). Все темы, о которых говорили, кричали и молчали инсталляции, серии фотографий, фильмы, а порою даже картины художников Документы, безусловно, остры и актуальны – загрязнение окружающей среды, пропасть между первым и третьим миром, размывание традиционных культур. Однако не является ли подмена художественных проблем политическими знаком гибели искусства как такового, не приводит ли постоянный поиск новых форм к потере? В Касселе не был дан ответ на этот вопрос.

Политика

Тихо и почти незаметно ушёл в отставку министр культуры Германии Юлиан Нида-Рюмелин. Соответствующее заявление Рюмелин подал канцлеру, пробы всего два года на посту федерального уполномоченного по вопросам культуры и СМИ (так называется эта должность). Причиной его ухода стал Гёттингенский университет, где Нида-Рюмелин является профессором философии (он взял академический отпуск для отправления обязанностей министра). Однако согласно правилам, существующим в немецких университетах, больше чем на два года такой отпуск не предоставляется – и вот, два года истекли, и университет заявил своему профессору: «или-или». 47-милетний философ Рюмелин предпочёл университетскую кафедру министерскому кабинету. Своё решение он прокомментировал так:

- Для многих – и я не в коем случае не критикую этих людей – политика является профессией. Но я не политик, я – университетский преподаватель, и я это моё дело.

Преемницей Ниды-Рюмелина в новом, сформированном после выборов, кабинете Герхарда Шрёдера стала женщина – Кристина Вайсс, бывший гамбургский сенатор по вопросам культуры. На узость сферы деятельности она пожаловаться никак не может: остро стоят вопросы недофинансирования культуры, низкого уровня школьного образования, недостаточно эффективной системы борьбы с порнографией и пропагандой насилия в Интернете. На то, что никто не занимается их проблемами на государственном уровне, жалуются и издатели, и представители национального кинематографа.

Одна из главных стройплощадок нового министра культуры – столицы, Берлин.

Проблема в том, что со времён Берлинской стены здесь всё существует в двойном комплекте. Скажем, три оперных театра. Здесь весь год продолжался спор о том, закрывать или не закрывать один из них. С одной стороны, три театра не по карману городу, с другой стороны – уж слишком нехорошим символом стало бы закрытие одного из традиционных театров возрождающегося Берлина.

Зато парламент, после, не соврать бы, в общей сложности десяти лет раздумий и дебатов принял наконец-то решение о восстановлении городского замка прусских монархов. Повреждённый во время войны, замок был снесён по распоряжению восточногерманского руководства, на его месте был построен Дворец Республики. Теперь здание возвращается, причём в прежнем барочном обличье. Рациональность супердорогого проекта продолжает вызывать сомнения, пока же средств на начало строительства в казне нет, посему полуразобранное здание Дворца Республики решено использовать для выставок и других акций.

В этом году Берлин прирастает искусствами. Открылась после реставрации Старая Картинная галерея – одно из первых отреставрированных зданий музейного острова. Было принято решение о том, что в выставочном комплексе гамбургский вокзал разместиться коллекция миллиардера Фридриха Кристиана Флика – впрочем, это спорное решение широко критиковалось в немецкой прессе. Капитал Фликов был заработан во времена Третьего рейха, прежде всего за счёт военного производства. Место ли в столице коллекции, собранной на «нехорошие деньги». Одним из главных защитником идеи приглашения коллекции Фликов, хотя бы на временное место жительства, в Берлин, был Клаус-Дитер Леман, президент Фонда Прусского культурного наследия.

- Речь идёт о том, чтобы одна из самых ценных коллекций современного искусства стала доступна общественности. Господин Флик уже предпринял немало шагов, доказывающих, что он осознаёт свою моральную ответственность – так им был создан потсдамский фонд «Против расизма и в защиту толерантности». И я думаю, что в принципе неверно делать искусство заложником политических коллизий и изолировать его от общества...

Новый супер-музей – Пинакотека современности - открылся в Мюнхене. Вместе со старой Пинакотекой он образовал один из крупнейших музейных комплексов мира.

Кино

Много нового и интересного происходило и в немецком кино. Аванс национальному кинематографу, данный в начале года на кинофестивале Берлинале, где в основную конкурсную программу было включено сразу 4 немецких фильма, оказался не случайным: киногод оказался богатым на действительно качественные киноработы, к числу которых можно отнести «Солино» Фати Акина, «Нигде в Африке» Каролины Линк, «Половину лестницы» Андреса Дрезена. Посмотрим, какие сюрпризы и авансы готовит следующий кинофестиваль, стартующий в столице 6 февраля.

Столетие Рифеншталь

Ещё одно событие года, имеющее отношение не только к кино, столетие Лени Рифеншталь. 18 августа живая легенда отпраздновала свой удивительный юбилей в кругу ста друзей. Любимица Гитлера и создательница новой киноэстетики, Рифеншталь сегодня – это часть истории…

«Непросто абстрагироваться от того, что происходит сейчас, и погрузиться в прошлое, понять все импульсы и колебания моей линии жизни. Мне порою кажется, что я прожила много жизней, в каждой из которой были взлёты и падения, вершины и провалы, и ни в одной из которых я не нашла успокоения - это похоже на накатывающиеся океанские волны... Я всё время искала – искала что-то удивительное, необычное, прекрасное, искала тайну жизни...»

Книги

Немецкие книгоиздатели с умеренным оптимизмом смотрят в будущее, объясняя некоторый спад объёмов продажи книг общим состоянием экономики и радуясь по-прежнему высоким цифрам предрождественских продаж.
Бестселлером года журнал «Шпигель» назвал новеллу Нобелевского лауреата Гюнтера Грасса «Im Kräbsgang» - «Поступью рака». Этот представитель отряда беспозвоночных продолжил «грассовскую зоологическую традицию» - а как вы, может быть, припоминаете, после «Кошек-мышек» и «Собачьих лет» в ней имелись «Крыса», «Палтус» и пишущая дневник улитка. Для приложения своих творческих усилий писатель-обличитель, с 59-ого года неустанно бьющий в «Жестяной барабан» национальной совести, избрал на этот раз одну из самых болезненный тем немецкой истории: изгнание этнических немцев из Восточной Европы в конце второй мировой войны.

Скандалы

К числу крупнейших скандалов года можно отнести участившиеся случаи ограбления музеев. В Берлине по весне воры (кстати, выходцы из Восточной Европы) влезли в музей немецких экспрессионистов, художественного объединения «Brücke», были похищены девять картин, прежде всего – работы художника Эмиля Нольде Эриха Хеккеля, в их числе знаменитый «Безумный солдат». Полтора месяца спустя картины удалось найти. А вот два полотна Ван Гога, украденные в начале декабря из Амстердамского музея художника, пока не найдены, также как и украденная в Гамбурге скульптура Джакометти и скрипка Страдивари, которую воры унесли прямо из Кёльнской консерватории.

В этом году было немало горя и радости, обретений и потерь – картины наводнения и восстанавливаемого собора Фрауенкирхе, традиционных и новаторских спектаклей и концертов, руины Дворца Республики и супер-современные архитектурные формы Пинакотеки Современности проходят перед глазами калейдоскопом.
Спасибо 2002 году за всё интересное, новое, спорное, что он нам принёс. Пусть следующий год будет не менее интересным, но чуть более спокойным.