1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Итоги саммита ЕС– Россия

11.11.2002

Сегодняшняя наша тема – саммит ЕС–Россия в Брюсселе. Два главных вопроса, стоявших на повестке дня переговоров между российской делегацией, которую возглавляет Владимир Путин, и представителями Европейского Союза (сейчас в нём председательствует премьер–министр Дании Андерс Фоги Расмуссен): транзитное сообщение Калининградской области с «материковой», если можно так выразиться, Россией и война в Чечне.

По вопросу о Калининграде удалось договориться. Уже в канун сегодняшнего саммита обе стороны делали заявления, так сказать, примирительного характера, и было ясно, что они идут к компромиссному решению транзитной проблемы Калининграда. Требования (подчас ультимативного характера) российских властей об открытии экстерриториального, по существу, «польского коридора» или о бесконтрольном проезде через территорию Литвы были давно сняты. Речь шла, в сущности, лишь об упрощённой процедуре выдачи транзитных документов. Но почему тогда вообще проблема стояла так остро?

«Нам предлагаются решения, которые, по сути, будут означать только одно: право россиян на свободное общение со своими родственниками, проживающими в той или иной части страны, будет зависеть от решения иностранного государства», – в этих словах президента России с критикой позиции Европейского Союза, заключалась, наверное, суть проблемы: ну, как же так! великая держава не должна хоть в чём-то зависеть от Литвы и Польши, которые сами ещё совсем недавно зависели от благосклонности или неблагосклонности Кремля! И никакие объяснения представителей Европейского Союза, что в ЕС есть определённые правила, регулирующие пассажирское сообщение, и что Польша и Литва, когда они присоединятся к шенгенскому соглашению, обязаны принять его стандарты, никакие предложения урегулировать проблему компромиссным путём у российских властей поначалу отклика не находили. В Брюсселе просто не понимали: почему так кипятятся в Москве, говоря о том, что Запад, мол, намерен отрезать Калининградскую область от России? Ведь тот, кто хочет, и кто может себе это позволить материально, ездит из области совершенно свободно – не только в Россию, но и в страны Западной Европы, куда нужна виза. И виза эта им вовсе не помеха. Кроме того, псевдопатриотическая истерия вокруг «изоляции Калининграда» явно не соответствовала действительности ещё по одной причине, о которой говорит, например, калининградская телеведущая Светлана Колбанёва:

«Больше девяноста процентов восемнадцатилетних калининградцев уже побывали в Варшаве, в Берлине, они иногда едут в Гданьск просто на выходные или в литовские курортные местечки, они мечтают о том, чтобы учиться в Париже... Но если спросишь: «А ты в Петербурге бывал?», многие говорят: «Нет!»

Заместитель председателя Калининградской думы Дударев приводит официальную статистику: лишь 15 процентов выезжающих из области людей следуют транзитом в Россию. Остальные – в Литву, Польшу, на Украину, в Германию, только не в Россию. Достаточно спокойно относится к проблеме транзита и вице-мэр Калининграда Сильвия Гурова:

«Виза, если она вообще будет введена, должна быть дешёвой, легко доступной для всех жителей Калининграда и многоразовой. Вот и всё. Я твёрдо убеждена, что это всего лишь техническая проблема».

Но не для всех. Светлана Колбанёва продолжает:

«Для многих калининградцев (я говорю сейчас не о себе, а о представителях старшего поколения, корни которых – в России) вступление соседних стран в ЕС, усложнение транзитного сообщения и так далее будет означать разрыв с Родиной. Пусть с далёкой, пусть с такой, куда они всё равно не могут поехать из-за нехватки денег, но всё же с Родиной».

Именно поэтому Европейский Союз и не стал занимать жёсткую, неуступчивую позицию и предложил компромиссное решение проблемы. К тому же одно – психологические аспекты спора и совсем другое – геополитические. Кроме того, проблема транзитного сообщения встала не вчера. Но российские власти ничего не сделали для обеспечения интересов жителей области. Это говорю не я. Такого мнения придерживается московский «Еженедельный журнал». «Калининград мог бы стать настоящим окном в Европу и полностью интегрироваться в экономику ЕС», – подчёркивает обозреватель журнала. Но этого не произошло. Словно спохватившись, министр транспорта России Сергей Франк начинает в Лондоне переговоры о предоставлении Европейским банком реконструкции и развития кредитов для создания крупного паромного сообщения между Балтийском в Калининградской области, «материковой» Россией и портами Германии. Даже если европейский банк быстро выделит необходимые 75 миллионов евро, гигантские паромы, которые способны брать на борт и поезда, и автомобили, начнут курсировать не раньше 2005 года. Начали бы раньше хлопотать – глядишь, и проблема была бы решена вовремя. Может быть, дело в том, что военные (министерство обороны) только–только передали в муниципальную собственность земельные участки, на которых предполагается построить новый паромный терминал?

Впрочем, калининградский транзит, несмотря на все разногласия, – гораздо более спокойная тема, чем другая, также стоявшая на повестке дня саммита ЕС–Россия. Речь идёт о чеченской войне. Слово нашему брюссельскому корреспонденту Леониду Сокольникову:

Получила свое развитие на брюссельской встрече и чеченская тема. Еще накануне саммита стало известно, что по просьбе Берлина на встрече в верхах обсуждались некоторые аспекты оказания Евросоюзом гуманитарной помощи трем российским республикам: Чечне, Дагестану и Ингушетии. Сам по себе факт неисключительный, вопрос это поднимался и на предыдущих саммитах ЕС-Россия. По мнению сотрудников по оказанию гуманитарной помощи Евросоюза, работать на Северном Кавказе в последнее время становится все сложнее. Это подтверждают и представители таких организаций, как Международный комитет Красного Креста и организация Врачи без границ. Кстати, в течение заседания и последовавшего за ним торжественного обеда неподалеку от здания Европейского Совета несколько сот демонстрантов скандировали лозунги, призывая к скорейшему прекращению войны в Чечне. В день проведения саммита в Европейском парламенте прошла пресс-конференция, на которой в адрес России звучали обвинения в затягивании и даже в нежелании начать мирный процесс на Северном Кавказе.

О мире в Чечне на саммите, увы, не удалось договориться. Владимир Путин по-прежнему согласен вести переговоры лишь с промосковскими представителями Чечни. Но ведь с ними Россия не воюет... Значит, и о мир заключать не с ними.