1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Итоги конференции по вопросам климата в Монреале. Комментарии экспертов

12.12.2005

В минувшую субботу в Монреале завершила свою работу Международная конференция ООН по вопросам климата на планете. Около десяти тысяч гостей из 189 стран мира в течение двух недель обсуждали дальнейшие шаги по борьбе с потеплением климата. Ведь терять время больше нельзя, речь идет о жизни и смерти – утверждают эксперты. Речь идет о ежегодном повышении среднегодовых температур на два градуса Цельсия. Казалось бы, ерунда – каких-то там несчастных два градуса. Однако в действительности это предельно опасно: если темпы глобального потепления ускорятся, ситуация выйдет из-под контроля. В этом были согласны практически все участники конференции в Монреале, - рассказал в интервью «Немецкой волне» сотрудник секретариата Рамочной конвенции ООН по изменению климата Сергей Кононов.

КОНОНОВ: Участники данной конференции, действительно, сменили настрой. Вопрос о том, происходит изменение климата или не происходит ушел на второй план, потому что все согласны в том, что оно имеет место. Теперь нужно что-то с этим делать, и главный вопрос состоит в том, что и как.

Что и как, или какой будет жизнь после 2012-го года – года окончания действия Киотского протокола – именно этот вопрос и стоял в центре дискуссий в Монреале. Удалось ли найти на него ответ? Сергей Кононов отвечает уклончиво.

КОНОНОВ: И да, и нет. Согласно предыдущим решениям, переговоры о том, что делать после окончания первого периода Киотского протокола, должны начаться в этом году, в 2005-м. Эти переговоры уже фактически начались. Другое дело, что ожидать каких-то важных решений прямо сейчас было бы нереалистично. Проблема сложная, есть много предложений, позиции стран в том, что и как делать дальше, различаются.

Однако в одном участники конференции были согласны: процесс Киото, то есть международная программа по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу, будет продолжена и после 2012-го года. Пожалуй, это и есть главный итог монреальского форума. В заключение двухнедельных переговоров политическую декларацию конференции подписали даже представители США. Вероятно, для того, чтобы не оказаться в полной изоляции: ведь вступить в Киотский протокол американцы отказываются по-прежнему – несмотря на то, что именно они выбрасывают в атмосферу наибольшее количество вредных газов. Серия ураганов, пронесшихся нынешним летом над территорией США и принесших страшные разрушения и человеческие жертвы, казалось бы, могла заставить задуматься самого упорного противника Киотского протокола. Однако, утверждает Сергей Кононов, -

КОНОНОВ: С точки зрения строгой науки, трудно провести прямую связь между изменением климата на какую-то долю градуса и конкретным штормом в данном конкретном месте. С другой стороны, наука со всей определенностью говорит, что вероятность таких природных явлений будет увеличиваться с изменением климата. Поэтому то, что мы наблюдаем, согласуется с ожидаемыми последствиями изменения климата. Может, это поможет нам быстрее осознать, что нужно что-то с этим делать.

На вопросы «Немецкой волны» отвечал сотрудник секретариата Рамочной конвенции ООН по изменению климата Сергей Кононов.

В преддверии министерской конференции ВТО в Гонконге. Прогнозы экспертов.

А теперь – о другом важном международном форуме, который еще даже не начался, - а, между тем, все его будущие участники заранее уверены в неудаче переговоров. Речь идет о министерской конференции ВТО в Гонконге, которая откроется в нынешний вторник. На ней будет продолжен так называемый Дохийский раунд переговоров. В ноябре 2000-го года на четвертой министерской конференции ВТО в Дохе (Катар) была начата работа над пакетом международных соглашений по либерализации мировой торговли: снижению промышленных тарифов, изменению прав интеллектуальной собственности, правил ВТО по субсидиям и антидемпингу, а также по вопросам поддержки сельского хозяйства. Однако, по мнению большинства наблюдателей, теперь речь может идти лишь о выполнении программы-минимум: а именно, о том, чтобы предотвратить полный и окончательный срыв переговоров. Тему продолжает обозреватель «Немецкой волны» Карл Завадский.

Конференции Всемирной торговой организации всегда проходят напряженно. Ведь, в конце концов, речь здесь идет не о благотворительной деятельности, а о переговорах, нацеленных на достижение выгоды каждой из сторон. Речь идет о деньгах, рабочих местах и об экономическом могуществе. Так что споры и конфликты тут неизбежны. Однако столь безнадежной, как на этот раз, перед началом конференции в Гонконге, ситуация, пожалуй, не была еще никогда. Позиции спорящих сторон застыли на мертвой точке. При этом граница между фронтами проходит на этот раз не только между промышленными странами с одной стороны и развивающимися государствами – с другой. Сложность состоит в том, что серьезные разногласия существуют внутри эти групп.

Открытие европейского аграрного рынка самым бедным из развивающихся стран крайне невыгодно. Дело в том, что они уже сейчас имеют свободный доступ к европейским рынкам, и установленные здесь высокие гарантированные цены на сельскохозяйственную продукцию им очень на руку. Ну, а что может произойти в результате либерализации торговли, было видно на примере текстильной отрасли: после отмены квот на ввоз текстиля Китай за короткий срок буквально заполонил своей продукцией рынки Европы, оттеснив других поставщиков. Если теперь будет открыт еще и европейский рынок сахара, от этого, в первую очередь, выиграет Бразилия, - а беднейшие страны, как, впрочем, и европейские производители сахара, потерпят горькое поражение. Что касается других сельскохозяйственных продуктов, то тут реформы европейского аграрного рынка окажутся в большей степени выгодны США, Австралии, Канаде, Аргентине и Новой Зеландии, чем, опять же, наиболее бедным из развивающихся государств. Однако серьезные разногласия наблюдаются и внутри Евросоюза. Франция и целый ряд стран, недавно вступивших в ЕС, являются яростными противниками сокращения европейских сельскохозяйственных инвестиций. Тем временем другие европейские государства готовы согласиться на сокращение сельскохозяйственного производства в Евросоюзе, если оно будет сопровождаться облегчением экспорта промышленных товаров и услуг.

На фоне столь различных интересов сторон срыв предстоящей конференции в Гонконге более вероятен, чем ее успех. А цена неудачи высока. По подсчетам Всемирного банка, полная либерализация торговли могла бы привести к росту мирового оборота на 300 миллиардов долларов в год, причем около 45 процентов этой суммы получили бы развивающиеся государства. Похоже, теперь от этих денег придется отказаться. Проблема состоит в том, что распределение доходов между странами и регионами проходит весьма неравномерно, и один только рост мирового оборота тут ничего не изменит. При существующем порядке вещей богатые страны и богатые предприниматели в бедных странах просто станут еще богаче.

Успех нынешнего раунда переговоров был бы возможен лишь при условии, что все участники вспомнят о том, что говорилось в Дохе: нынешний этап должен, в первую очередь, ориентироваться на интересы развивающихся стран. Это не значит, что им должны быть предоставлены непропорционально большие суммы. Речь идет всего лишь о по возможности равномерном распределении средств. Предпосылкой для этого, правда, является то, чтобы американцы и европейцы прекратили вести политику протекционизма в аграрной области. Взамен, согласно разработанному Комиссией ЕС документу, их ожидает упрощение таможенных процедур, открытие рынков услуг, - короче говоря улучшение условий торговли, причем, к всеобщей выгоде.

Мясной скандал в Германии. Рекомендации экспертов.

Ну, а теперь от событий исторических и глобальных, от крупных международных конференций и форумов перейдем к событиям, быть может, менее масштабным, но гораздо более волнующим простого потребителя. Вот уже несколько недель в Германии бушует мясной скандал. В октябре было обнаружено, что один из складов замороженных продуктов в баварском городе Деггендорфе регулярно закупал за границей мясные отбросы и затем продавал их как обычное мясо. Начальник склада был арестован, а дело передано в прокуратуру. Затем на различных предприятиях мясной промышленности Северной Рейн-Вестфалии и Нижней Саксонии было обнаружено в общей сложности более 110 тонн испорченного мяса. Понятно, что мясной скандал активно обсуждается и в прессе, и в немецком обществе. А вина, по мнению многих, отчасти лежит на самом потребителе: это он, в погоне за дешевизной, вынуждает мясников продавать свои продукты по демпинговым ценам. В результате страдает качество.

ЛОМАН: После скандалов в мясной промышленности началась тенденция к образованию стоимостных цепочек из всех видов деятельности, создающих стоимость, начиная с закупки сырья и заканчивая производством и маркетингом. И сегодня ситуация такова: если фермер хочет производить мясо в промышленных масштабах, то ему приходится присоединиться к такой цепочке. Без этого реализовать товар становится все сложнее.

Мнение профессора сельского хозяйства кильского университета Уве Ломана (Uwe Lohmann) разделяет и Ханс Карстенс, мясник из немецкого городка Дитмаршен. В 90-е годы он стал участником программы, обеспечивающей качество мяса и дающей потребителю возможность проследить его производство на всех этапах цепочки, начиная от кормов, которые давали животным, и до упаковки в магазине. Такое мясо в магазинах помечается специальным логотипом.

КАРСТЕНС: Когда мы начинали, у нас оставалось дополнительной выручки 60 пфеннигов, то есть 30 центов по сегодняшним деньгам. А сейчас остается всего пять центов. Для того, чтобы стоимостные цепочки функционировали, нужно эти пять центов фермеру обеспечить. Обязательно. Иначе он вернется к обычным производственным процессам и решит для себя: кто у меня покупает моих животных, тот меня и устраивает.

С точки зрения доктора экономических наук Петера Кеннинга, в процедуре присвоения мясным продуктам знака качества еще есть существенные недостатки.

КЕННИНГ: В Германии распространено заблуждение, что достаточно пойти в Ведомство по патентам и маркам в Мюнхене, зарегистрироваться, - и имя тебе обеспечено. Доверие потребителя нужно сначала завоевать. Только так можно создать настоящий бренд, настоящий знак качества. А пока я вынужден констатировать, что то, что у нас пышно именуется марочным мясом этого названия не заслуживает.

С определенным брендом потребитель связывает совершенно определенное представление о вкусе и качестве. Если он покупает кока-колу, он хочет именно кока-колу, а не что-нибудь другое, а если пармскую ветчину – то пармскую ветчину. За это он готов и заплатить подороже. Например, процесс производства пармской ветчины весьма длительный. Прежде, чем продавать, ее 15 месяцев высушивают на воздухе. Но и стоит она 100 евро за килограмм. То есть, может быть, где-то можно найти и дешевле, но никак не ниже стоимости изготовления. А вот с мясом это не так. Петер Кеннинг:

КЕННИНГ: Многие торговые сети, особенно когда речь идет о продуктах питания, думают в первую очередь о сбыте. То есть как мне побыстрее и подешевле доставить товар из пункта А в пункт Б и повыгоднее продать. А качество часто означает дифференциацию. Это усложняет производственные процессы и делает их более дорогими. Если, как это принято у нас сейчас, думать только о том, как бы сбить цену, ситуация становится критической.

Готовность предприятий торговли зарабатывать деньги на качестве мяса, к сожалению, весьма низкая. И тут не помогут ни контроль, ни даже самые строгие санкции.

КЕННИНГ: Чем жестче конкурентная борьба, тем больше производителей действуют на пределе допустимого законом. Менеджерам часто трудно избежать искушения быстро заработать сверхприбыли, чтобы обеспечить жизнеспособность предприятия. Важно, чтобы приоритет имело у нас качество.